Минфин не может ждать

4049535
Антон Силуанов © Дмитрий Астахов/пресс-служба правительства РФ/ТАСС

Нефтяников ждут налоговые перемены — на ряде выбранных пилотных проектов планируется провести эксперимент по замене НДПИ на НФР (налог на финансовый результат). Соответствующий законопроект, лоббируемый Минэнерго и рядом нефтяных компаний, внесен на рассмотрение правительства и, по словам вице-премьера Аркадия Дворковича, будет принят не позже 1 декабря этого года.

Главный противник эксперимента — Министерство финансов. По мнению директора Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Ильи Трунина, новый налог является не системной налоговой реформой, а способом дальнейшего расширения налоговых льгот и не будет способствовать развитию отрасли. Также Илья Трунин в марте написал, что налоговые реформы «ставят под угрозу устойчивость нефтегазовых доходов бюджета в сегодняшний и так непростой период».

Тем не менее, по мнению экспертов, необходимость в реформах назрела. «Отрасли в целом необходимы налоговые послабления», — говорит аналитик Райффайзенбанка по нефти и газу Андрей Полищук. По словам эксперта, новые месторождения в основном являются труднодоступными, требуют крупных инвестиций и в будущем компании могут столкнуться с падением добычи. «С точки зрения нефтяников ввод НФР будет позитивным фактором, поскольку, в отличие НДПИ, позволит учесть инвестиционную составляющую. Но для федерального бюджета в коротком промежутке времени это означает снижение доходов». Тем не менее, аналитик отмечает, что в долгосрочной перспективе доходы в бюджет возрастут за счет увеличения добычи.

На данный момент темпы роста добычи нефти  в России уже падают —  в 2014 году этот показатель увеличился на 0,6%, тогда как годом ранее был зафиксирован рост на 1,0%.  Сырьевая база в 2014 году пополнилась на 530,0 млн тонн,  в 2013 и 2012 годах эти показатели составляли 635,0 тыс. тонн и 742,7 млн тонн соответственно.

«В целом инициатива правильная, НФР будет применен на пилотных проектах и время покажет, насколько эта мера оправдана», — говорит глава аналитической компании Small Letters Виталий Крюков. По словам эксперта, на данный момент главная задача отрасли — на практике доказать (и прежде всего Минфину) эффективность ввода НФР: «компаниям нужно выполнить свои обещания, нарастить добычу и продемонстрировать, что новый закон не приводит к искусственному завышению издержек, а значит, к снижению прибыли».

Однако у законопроекта на нынешнем этапе есть очевидный недостаток — отсутствие внятных критериев отбора месторождений, в результате чего система выглядит непрозрачной. «Чрезвычайно важно, чтобы у налогоплательщиков не было возможности выбора налоговой системы в зависимости от того, какой режим представляется наиболее выгодным, а переход на новую систему был обязательным для всех проектов, удовлетворяющих определенным условиям, которые предстоит установить», — пишет Илья Трунин, и в данном случае с представителем Минфина согласны и сторонники НФР. Отрасль нуждается в понятных правилах игры, к тому же в таком виде закон действительно может обернутся системой точечных налоговых льгот на разработку месторождений, выбранных по неясным признакам. Однако, как отмечают эксперты, другого варианта в данном случае просто нет, поскольку если ввести НФР сразу для всех игроков проблема наполнения бюджета встанет еще острее.

По словам Виталия Крюкова, один из основных недостатков выбранного (но не утвержденного) списка месторождений — нерепрезентативность. «Пилотные проекты должны отражать ситуацию с запасами, с экономикой проектов по отрасли в целом. На данный момент они не вполне соответствует общей картине. Важным является критерий выработанности месторождений — он должен быть более четко прописан». Эксперт отмечает, что в адекватном количестве должны фигурировать проекты, которые находятся на поздних стадиях освоения, поскольку в отрасли они на данный момент доминируют.

«Чтобы реформа имела смысл речь должна быть о крупных капиталоемких проектах, которые в перспективе позволят возместить расходы бюджета,— говорит Андрей Полищук. — В том числе это месторождения в регионах с практически отсутствующей инфраструктурой, как, например, в Восточной Сибири, в перспективе созданную инфраструктуру можно будет использовать и для других проектов».

Несмотря на то, что инвестиции вернутся, очевидно, что это случится не завтра. По оценкам Минфина, о результатах можно будет говорить через 4-5 лет. По мнению Андрей Полищука, чтобы выйти на пик добычи на большинстве месторождений потребуется 5-10 лет. Виталий Крюков отмечает, что говорить о какой-либо отдаче можно будет через два-три года.

«Вопрос состоит в том, будет ли Минфин ждать так долго», — говорит Виталий Крюков. По словам эксперта, это вопрос не только экономики, но и политики: готово ли правительство сформулировать долгосрочные правила игры в отрасли, на отсутствие которых давно жалуются нефтяники? «Министерство финансов живет в рамках определенного бюджетного цикла, доходы рассчитываются на год, но не на длительный срок». По словам эксперта, в этом и кроется корень проблем.

Получается, что разногласия вокруг нового закона упираются в вечный вопрос — стоит ли предпочесть сиюминутную выгоду долгосрочным инвестициям?

СПРАВКА НЕФТЯНКИ:

В список 16 пилотных проектов, представленных Минэнерго на утверждение правительству входят Бахиловское, Верхне-Колик-Еганское, Надейюское и Хасырейское месторождения «Роснефти», Валынтойское, Вынгаяхинское и Еты-Пуровское месторождения «Газпром нефти», Имилорско-Источное, Красноленинское, Лазаревское, Лас-Еганское и Нивагальское месторождения ЛУКОЙЛа, а также четыре месторождения «Сургутнефтегаза».