Месяц без Ливии

18 января 2020 года фельдмаршал Ливийской национальной армии Халифа Хафтар объявил о закрытии 5 морских портов (Brega, Ra’s Lanuf, Marsa al-Hariga, Zwitina и As-Sidrah) и нефтепроводов, по которым нефть доставлялась на побережье. «Национальная нефтяная корпорация» (NOC) вынужденно остановила добычу сырья и объявила покупателям о наступлении форс-мажора.

На следующий день после описанных событий в Берлине прошла конференция по урегулированию конфликта в Ливии, но никаких важных решений на ней не было принято. Участники конференции призвали стороны к согласию и выразили обеспокоенность в связи с прекращением экспорта нефти. На Халифу Хафтара это не произвело должного впечатления.

Представители NOC неоднократно заявляли, что компания сохраняет нейтралитет и не поддерживает ни одну из сторон вооружённого конфликта. Но фактически покупатели ливийской нефти перечисляют деньги на счета в Триполи, а значит финансовые потоки от экспорта сырья контролирует Правительство национального согласия (ПНС) во главе с Файезом Сарраджем.

Экспорт ливийской нефти приносил около $1,5 млрд в месяц, что является весьма значительной суммой для разорённой войной страны. Конечно, нет никакого смысла отдавать противнику эти деньги. Но самостоятельно торговать нефтью Хафтар не может, поскольку мировое сообщество признаёт законным представителем Ливии только находящегося в Триполи Сарраджа.

Кроме остановки портов прекратилась подача сырья с месторождения Sharara на нефтеперерабатывающий завод Zawiya. Запасов нефти в хранилищах хватило на пару недель, 8 февраля предприятие было вынуждено прекратить работу. Остановка завода привела к острому дефициту нефтепродуктов в стране. NOC объявила о закупке импортного бензина и дизтоплива, которые будут доставляться танкерами в порт Benghazi.

Блокада портов и нефтепроводов привела к падению суточной добычи нефти в Ливии с 1,2 до 0,2 млн баррелей в сутки. Если бы не китайский коронавирус, уход с мирового рынка 1 млн баррелей в сутки привёл бы существенному росту котировок нефти. Это заметно больше, чем те объёмы, которыми ОПЕК+ регулирует рынок. К тому же, если контроль за выполнением решений ОПЕК+ вызывает определённые трудности, то в случае Ливии нет сомнений, что поставки нефти действительно остановлены.

Усилия властей Китая по предотвращению распространения коронавируса привели к снижению потребления нефти примерно на ту же величину, что добывала Ливия. Хафтару определённо не повезло с моментом — сейчас он может оказывать давление только на NOC и Сарраджа, а мировое сообщество прекращение поставок ливийской нефти не волнует.

В какую сторону пойдут котировки нефти в ближайшие недели, зависит от того, кто отступит первым — коронавирус или Хафтар. Если развитие эпидемии затормозится и Китай начнёт отменять карантинные мероприятия, то с восстановлением потребления топлива ливийский фактор окажет сильное повышательное влияние на котировки. Если же порты будут разблокированы и ливийская нефть поступит на рынок до завершения эпидемии, то обвал цен неминуем.

Захаров Денис