Кто подкладывает свинью под Новый Год?

Влияние США на мировой энергорынок является хотя и весомым, но все же ограниченным. Таков вывод из событий минувшей недели, когда давление Вашингтона на участников венских переговоров ОПЕК почти не сработало. Нет, мы не отрицаем, что Соединенные Штаты стали нетто-экспортером «черного золота», выйдя на исторический пик его добычи. Есть у Белого дома и «внетопливные» рычаги воздействия на капризный Эр-Рияд, нуждающийся в военно-политической поддержке дяди Сэма. Недаром Брайан Хук, спецпредставитель США по Ирану, уязвленому эскпортными санкциями, убеждал саудовского министра Халеда аль Фалиха накануне венских бдений: воздержитесь от лимитов на добычу в 2019-м — и тогда наверняка не сдвинется с места и Москва, продолжая давать очень много. Ненадолго, мол, зальете дешевой нефтью основные рынки, и стонущий под эмбарго Тегеран, который и без того вынужден снизить поставки, — надорвется и обанкротится. Но саудиты не согласились — и Александр Новак слетал на Неву после заседания мониторингового комитета: сообщить Владимиру Путину о желании «королевства пустынь» пойти на ограничения в любом случае. И вот, вернувшись в Вену, наш министр дал добро на суммарное уменьшение в объеме 1,2 млн баррелей в сутки, из которых 2/3 придется на ОПЕК, а остальное — на 11 стран-аутсайдеров во главе с РФ. Словом, «срезано» не так уж много. Но, как сказали и Новак, и главы наших компаний, более ощутимый спад был бы для Москвы затруднительным, в том числе по сезонным причинам. Просьба Ирана освободить его от ограничений — назло Белому дому — удовлетворена: Исламская Республика и без того уже блокирована Америкой. Сплести все эти, казалось бы, неразрешимые компоненты помогло лишь одно — неравнодушное участие России. Общий же итог ясен. Как Владимир Путин и условился в Аргентине с наследным принцем Мухаммедом ибн Сальманом, — так оно и сбылось: расширенный формат ОПЕК+ жив и здоров. Чего желаем и г-ну Трампу, который зря не встретился там же, на берегах Ла-Платы, с тем же кронпринцем.   

Каким он станет, 2019-й?

Почти все прогнозы знаменитого своими предсказаниями датского SaxoBank на будущий год связаны с энергетикой или, как минимум, с энергией. Связаны либо прямо, либо косвенно, но тоже достаточно прочно. А ведь SaxoBank даже в своей шуточной футурологии не всегда ошибается. Он оказывается прав если не в буквальном исполнении предсказанного, то, как минимум, в частичной и постепенной материализации ключевых тенденций.

Разумеется, у именитой финансовой структуры есть еще и совершенно официальные документы кратко-, средне- и долгосрочного характера. В них строго выстроены векторы эволюции мировых рынков; и по этим данным  можно, что называется, сверять часы. Но для нас с вами, уважаемый читатель, любопытнее всего — согласитесь — пересыпанные рождественскими блестками новогодние прогнозы, пусть и с привкусом астрологического авантюризма кабинетных пророков. И вот — некоторые из таких прогнозов. Прежде всего, как предвидит SaxoBank, в 2019-м начнется продвижение фискальных ведомств мира к введению — под предлогом дорогостоящих уроков глобального потепления — единого транспортного налога.

Не правда ли, даже у нас, в России, ощущается желание властей и бизнеса начать поиск прибылей в сфере транспорта? Борьба авиакомпании «Победа» за платную регистрацию в аэропортах и решение мэрии Москвы о взимании платы за уличные автостоянки даже по воскресеньям(!) — точно среди таких симптомов, не сулящих путешественникам ничего хорошего. Но почему не высказалась об аппетите уличных боссов в Христово Воскресенье Русская Православная Церковь? Почему даже в семейный день, объявленный днем поездок и экскурсий с детьми и внуками, мы должны разоряться у Донского монастыря, Пушкинского музея или одного из театров, расположенных, как назло, в центре Москвы? Да ведь это противоречит воскресным стандартам не только православных, но и католических, да и протестантских государств! И зачем только нам снижать на этом международном фоне планку своей цивилизованности? К тому же все то, что муниципалы выгадают на парковке, будет проиграно федеральной и городской казной в виде недоборов на АЗС. В самом деле, обязательно ли станут заправляться зимой перед выходными днями какие-нибудь заботливые родители, если нельзя будет, приехав с окраины, припарковаться с малышом у Третьяковки или у сада «Эрмитаж»?!

Но еще сильнее по транспорту — теперь уже в мировом измерении — может ударить в 2019-м 25-й цикл солнечной активности. На Западное полушарие грозит обрушиться солнечная буря. Она-то и может разметать большинство оказавшихся «не над той стороной планеты» спутников. Отсюда, излагают датский прогноз отечественные комментаторы Николай Зубов и Евгений Хвостик, — опасность невероятного хаоса в зависимой от GPS транспортной сфере с угрозой огромных потерь для ТЭК обеих Америк: около 2 трлн долл!

Не повезет, быть может, и «праматери капитализма» — Британии. Из-за метаний кабинета тори вокруг «брекзита» там могут пройти внеочередные выборы, на которых способны победить лейбористы во главе с марксистом Джереми Корбином. Часть аудитории «Нефтянки» может и возразить: мол, что плохого в вероятной победе левых сил на Альбионе? Дело, однако, в том, что, «получив мандат на самые смелые реформы, — как сказано в том же датском прогнозе, — тот в лучших традициях европейских социалистов начнет осуществлять политику «выжженной земли», направленную на искоренение разительного неравенства в обществе. Предприятия ЖКХ, энергокомпании и железные дороги снова национализируют», инвестиции схлынут — и в итоге заносчивый фунт стерлингов уравняется с заокеанским долларом.

Тем временем высокотехнологичная ФРГ, дорогая сердцу российских водителей, опоздает с переходом к освоению электромобилей. Вместо 100 млн машин, проданных в 2018-м, в Новом Году будет продан всего 81 млн. Это пахнет замедлением экономического роста. Хорошо еще, если в третьем квартале 2019-го в ФРГ не начнется и вовсе общий спад. Ну а пионерная (и далекая от Рейна и Шпрее) Tesla, поскольку в электромобилестроение все настойчивее проникают дорогостоящие цифровые технологии, может мирным путем перейти в собственность акционеров американской Apple.

Ну и, наконец, отличием предстоящего года может стать повсеместное уменьшение важности такого ключевого показателя развития национальных экономик, как темпы роста ВВП. На весеннем заседании руководства МВФ и Всемирного Банка их боссы объявят вдруг о намерении ослабить, а затем и вовсе прекратить измерение ВВП. И знаете, уважаемый читатель, лично я не удивлюсь этому. Мы давно уже привыкли: как только не входящие в ареал Запада промышленные и аграрные комплексы развивающихся стран в чем-то сокращают отрыв от постиндустриальных экономик, им сразу же заявляют, что избранные бывшей «мировой деревней» критерии уже, дескать, устарели; и правила игры пора менять! Вспомните, как стремилась Россия вступить во Всемирную Торговую Организацию; а когда это, наконец, свершилось, — нас тут же придавили санкциями, сводящими на «нет» плюсы членства в ВТО.

Так же может случиться, увы, и теперь. Россиянам, индийцам, китайцам и многим другим скажут: «Да, ваши объемы впечатляют, и разрыв совокупных ВВП «третьего» и постиндустриального миров действительно сокращается. Но, видите ли, отныне индикаторами успеха и всемирного признания станут не эти, а другие цифры». Как имеется в виду на страницах прогноза SaxoBank, хитроумные авторы такой смены вех станут «утверждать, что ВВП не отражает реального воздействия на экономику со стороны низкозатратных и высокотехнологичных услуг и экологических проблем». Об этом, мол, «свидетельствует ужасающее воздействие загрязнения на здоровье людей и на окружающую среду в Индии и во многих других странах мира». Если же какое-то государство и впрямь «желает повысить благополучие и улучшить состояние здоровья своих граждан, ему надо повысить производительность».

Между прочим, у сказанного может выявиться далеко идущее следствие: «Это беспрецедентное решение МВФ и Всемирного Банка также будет символизировать отход от системы доминирования центральных банков, связанный со снижением производительности по всей Земле после мирового финансового кризиса». Не правда ли, здесь пахнет рождением абсолютно гениального способа окончательно замаскировать, затушевать и размыть (под видом борьбы с пресловутым засильем центробанков) фактическое банкротство теряющего любую реальную эквивалентность доллара?! Да и скрыть подлинное состояние его телохранителя — Федерального резерва США, сгибающегося под спудом 21-триллионного госдолга сверхдержавы.

ExxonMobil и Chevron готовятся покинуть Азербайджан

Безопасно ли поставлять и впредь по международному трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) азербайджанскую нефть через Грузию в турецкий порт на Средиземном море? Все зависит от того, под каким углом зрения оценивается этот вопрос.

Если вернуться к многолетним домыслам о мнимом желании «коварной Москвы» подорвать энергоэкспорт из ареала бывшего СССР, идущий в обход «путинской России», то, по причине многократно подтвержденной необоснованности этого тезиса, никакой опасности нет и в помине. Даже во время июльской войны 2008 года, когда, по утверждениям недругов Москвы, броневые армады Кремля, якобы вторгшиеся в закавказское государство с целью его оккупации, должны были вот-вот блокировать нефтяную артерию БТД, никто ее в действительности и пальцем не тронул.

Однако, если посмотреть на стремительно меняющееся отношение США и американского углеводородного бизнеса к Азербайджану и Турции, — то да, некоторая опасность для этого маршрута уже проглядывает. Проглядывает в том смысле, что на заокеанском геополитическом лексиконе спад интереса инвесторов к тому или иному региону, увы, часто становится болезненно-симптоматичным. И предшествует он охлаждению деловых связей, а затем и враждебным акциям вплоть до секторальных санкций. Так, Анкару следует наказать за «Турецкий поток», да и в целом за активизацию экономического и военно-технического диалога с Россией. Почти за то же самое (т.е. без не относящегося к делу «Турецкого потока») кое-кому хочется отдалить от США — под предлогом правоборчества и антиавторитаризма — Азербайджан.

И вот даже далекие Афины опасаются: что, если США перестанут опекать т.н. Южный газовый коридор, воплощенный в его Трансанатолийской трассе (TANAP) и греко-албано-итальянском сегменте (TAP)? Мало того, что «голубого топлива» с Шах-Дениза недостаточно (а добавка из Туркмении опоздает в любом случае), — так пришла еще одна невеселая для греков весть. Продление «Турецкого потока» с сибирским газом пойдет с Босфора, как уже объявлено, не на Элладу, а на Болгарию, Сербию и Венгрию. И вот греческий премьер Алексис Ципрас, не скрывая «газотранспортных проектов» в своем переговорном портфеле, мчит в Россию на встречу с Владимиром Путиным, который, к счастью для греков, не стал исключать эгейского маршрута. Похоже, в Афинах не очень-то надеятся в перспективе на энергопоставки от кипрских собратьев. Республика греков-киприотов хотя и открыла запасы газа на шельфе, но вряд ли захочет поставлять его через несколько лет в Грецию на столь же выгодных условиях, как «имеющие совесть» пионеры трубопроводных сетей Евразии. Пореже бы высылать из Афин — под чужую диктовку — российских дипломатов; и дело, глядишь, вообще наладится!

Тем временем все более суверенный Азербайджан, повторюсь, явно не в фаворе у Трампа. Ведь, пользуясь фактором отдаленности от НАТО, Баку не только намечает, как Анкара, закупки новейших вооружений из РФ — он их уже приобрел на 5 млрд долл, что для такой страны немало. Но, представьте себе, это слишком много на взгляд Вашингтона. И он все хуже относится к кабинету Ильхама Алиева и его приоритетам на пространстве СНГ. Да-да, критичнее — несмотря на то, что Баку не входит ни в Организацию Договора о коллективной безопасности, ни в Евразийский Экономический Союз.

И вот, видя дистанцирование прикаспийской республики от Атлантики, нефтяные «мейджоры» США, как сообщает Reuters, приняли 4 декабря (пока при закрытых дверях) решение о предстоящем выходе из того самого проекта, ради которого они работали в Баку четверть века! Под предлогом сосредоточения на добыче углеводородов в самих Соединенных Штатах — международный топливный бизнес в регионе искусно подталкивается «заказчиками отраслевой музыки» к резонансному и, в общем-то, грустному событию. Свои пакеты в стратегически важном нефтегазоконденсатном шельфовом месторождении Азире-Чираг-Гюнешли (АЧГ), приобретенные в 1994 году, хотят, оказывается, вскоре реализовать ведущие игроки топливно-энергетического сектора США — корпорации ExxonMobil и Chevron.

Первая из них, желая продать свою 6,8-процентную долю в «контракте века», разрекламированном под занавес предыдущего столетия в качестве залога снижения энергозависимости ЕС от России, хотела бы выручить около 2 млрд долл. Что же касается компании Chevron, то она собирается продать не только 9,6-процентную порцию пирога АЧГ, но и 8,9-процентное участие в вышеназванном нефтепроводе БТД. Вполне вероятная в публичном плане мотивация выхода американских «мейджоров» из этой апстрим-программы совершенно объяснима и, кстати, не вызывает возражений. Платформы АЧГ, несмотря на усилия геологов на соседних участках Каспия, так и не обросли обещанным созвездием аналогичных нефтегазоносных блоков в окружающей акватории. Добыча «черного золота» падает, и гигантоманию былых планов приходится изрядно корректировать. С этим, как говорится, не поспоришь.

Но ведь, с другой стороны, такие миноритарии АЧГ, как японские Inpex и Itochu, а также норвежская Equinor, индийская  ONGC и турецкая TPAO, пока вроде бы не собираются прощаться. Как, впрочем, и главный западный инвестор в Азербайджане — британская ВР с ее 37,85-процентной долей. Получается, что все эти участники консорциума, хотя и видя геологическое истощение запасов, не очень-то торопятся уходить. Не потому ли, что их не тревожит дружественное сближение между Баку и Москвой, тем более что ВР и сама-то является уважаемым акционером нашей «Роснефти»?!

Иные комментаторы озадачены не только рыночными аспектами событий, но и их медийным обрамлением. Случайно ли, что, начав борьбу с осевшими в ряде столиц миллионершами из экс-СССР и назвав это мерами против «жен русских олигархов» (еще хуже, чем их мужья, умеющих объяснить огромные счета покупок в центрах роскоши типа Harrods), полиция начала задержания с… азербайджанок? Притом даже с тех из них, чьи осужденные на родине за коррупцию супруги «мотают срок» за решеткой бакинской тюрьмы?.. И случайно ли, что, отмечая годовщину убийства российской политической деятельницы Галины Старовойтовой на Неве, западная пресса намекнула: она, вероятно, поплатилась, главным образом, за свою антиазербайджанскую позицию в вопросе о конфликте в Нагорном Карабахе?.. И ведь это — всего лишь немногие звенья попыток дискредитации закавказского государства.

Ну а возвращаясь к уходу ExxonMobil и Chevron из Баку, можно отметить,  что инвесторов заведомо пугают еще и тем, что от тамошнего шельфа недалеко до Ирана, блокированного вашингтонскими нефтеэкспортными санкциями. Как шепнул мне на днях (со знаком вопроса) коллега по журналистскому цеху, — «неужто именитые американские нефтяиики уже догадываются о том, что небо над стыком иранской и азербайджанской границ может однажды заполыхать?».

Бьются в конвульсиях цветных революций

Закавказье, увы, стало небезопасным для топливного бизнеса не только ввиду рыночно-геополитических факторов, изложенных в предыдущей главе. И, кстати, не только экспорт нефти оказался в центре внимания. Встает и смежный вопрос: надежно ли будет завтра поставлять азербайджанский газ через Грузию и Турцию на Балканы и, далее, в Италию — надежно ли еще и по соображениям общественной безопасности? Судя по пост-выборному хаосу в Тбилиси под демагогически-оппозиционным девизом «У нас нет президента!», — опасно, ибо угрозы для проекта нарастают и на улицах.

На берегах Куры арестована группа украинских экспертов не только по госпереворотам, но и по разжиганию кризисов вокруг трансграничных трубопроводов. Десант аферистов из Киева возглавил небезызвестный Семен Семенченко (которого, впрочем, отпустили сначала с миром, поскольку, наряду с автоматом, у того оказался еще и диппаспорт!), но затем снова стали разыскивать по всему Тбилиси. Да-да, речь — о несостоявшемся, но, уж конечно, гениальном кинорежиссере (на Днепре ведь что ни диверсант — то режиссер вплоть до осужденного в РФ за попытки подрыва памятников документалиста Сенцова!). Семенченко тоже известен острыми ракурсами. Но не в кинокадрах, а по кошмарной фотохронике карательных батальонов в Донбассе, по свалкам в Верховной Раде и, конечно, по оркестровке нападок на российский газовый транзит в Европу и на его альтернативные маршруты.

Прославился Семенченко, скажем прямо, не в такой мере, как «жеватель галстуков» — заочно осужденный в Грузии и осевший в эмиграции экс-лидер Михаил Саакашвили. Но именно «Мишико», по данным СМИ, послал своих киевских «корешей» разжечь на проспекте Руставели цветную революцию. Разжечь ее — добавим — в знак протеста против итогов выборов, прошедших не так, как хотелось бы Саакашвили и его менторам. Подросло, мол, новое поколение, жаждущее потасовок в кавказско-киевском стиле; и пора этих юнцов задействовать. А победившая Саломе Зурабишвили, на взгляд США, настроена недостаточно русофобски. Закадычный союзник Саакашвили — Григол Вашадзе из оппозиционного движения «Сила в единстве» — получил почетные 40,48% голосов, но не признает итогов. Чемпион по политическим парадоксам, он и теперь, оказавшись в проигрыше у себя дома, скандирует с сообщниками: «Москва должна согласиться на наши условия!». Ему-то и нужны досрочные парламентские выборы. И разве обойдешься при этом без майданного опыта, который тбилисские снайперы обретали под эгидой чужеземных инструкторов ради пальбы с заснеженных крыш Крещатика?!

Древнее и, между прочим, православное закавказское государство на глазах погружают в хаос, стартующий с абсурдных лозунгов. Но вот беда: он способен увенчаться серьезными проблемами как вокруг пока еще пустой газовой трубы на ведущей с Шах-Дениза в Турцию магистрали ТАР, так и вокруг действующего нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Ну и что тогда скажут заокеанские ревнители независимо-бесперебойного энергоэкспорта непременно в обход России? Уж не навредят ли они сами себе, провоцируя тбилисские беспорядки, как всегда, в антикремлевском ослеплении?..

…Как видно, вспомнив про французский паспорт Саломе Зурабишвили, выросшей, воспитанной, обучавшейся и дипломированной на Сене, авторы цветных революций испытали сценарное озарение. Что, подумали они, если запутанное людское половодье у подножия Мтацминды совпадет по времени со щедро проплаченными беспорядками на другом краю Европы — в Париже? Правда, в отличие от Грузии и Украины, во Франции не приходится бороться ни с газо-, ни с нефтепроводами. Но найти что-нибудь углеводородно-злободневное запросто можно и там, в стране неукротимых галлов. Причем найти нужно было позарез: это ведь президент Эмманюэль Макрон заявил (перед форумом G20 в Аргентине) о желательности создания собственной европейской армии, дабы не полагаться буквально во всем на американского гегемона и его главный трансатлантический инструмент — НАТО. В общем, чуть ли не измена в Елисейском дворце!

Топливный повод нашли и там, в Париже, — это подорожание бензина. Но, что бы ни вторили московские радиоканалы о 70-процентной народной поддержке восставших там «желтых жилетов», — зачем же камнями кидаться и стекла бить? Ущерб от хаоса в сердце великого города, как и от блокады 11 нефтехранилищ концерна Total, да еще в канун Рождества, истинно страшен. В самом деле, чего стоит один лишь обезглавленный — у Триумфальной арки — Наполеон Бонапарт! В Штатах надеются, что западноевропейцы забыли 1968-й год, когда не без сплетенных из-за океана интриг восстала под внешне благородными лозунгами студенческая Сорбонна, погрузив часть Парижа в баррикадную пучину. Судьба президента де Голля, разоблачившего пустоту доллара и выселившего штаб-квартиру НАТО, была предрешена, — и уже в 1969-м он ушел из политики. Так вот, дорогие мои: никто этого не забыл!

Ну а мне в этой связи вспоминается 1993 год на Темзе, пулеметные гнезда на баррикадах из мешков с песком на въездах в деловой квартал — Сити. Леди Тэтчер уже не была у власти, но страной правила все та же партия тори, и жесткие приемы борьбы с североирландским терроризмом, установленные по приказам «безапелляционной Маргарет», все еще действовали. Первый из них: отнять у лидеров публичной оппозиции Ольстера — боссов радикально-католической партии «Шинн Фейн» главное — … их собственные голоса! То есть, показывая митингующих анти-юнионистов правого крыла, всякий раз отключать звук. Ну а в крайнем случае — поручать телевизионным дикторам зачитывать их цитаты. И так в доброй старой Англии продолжалось годами.

А что — разве это плохая идея на турбулентном фоне от Черного моря до Атлантики? Ведь что этим «Бесам», в конце-то концов, нужно прежде всего? Чем прикрыть то, что в бутики Парижа они врываются, как в «Полицейской академии», ради опустошения прилавков, в тифлисские хинкальные — за бесплатной «Хванчкарой», а в ризницы Киево-Печерской лавры — за золотой утварью? Псевдовождям требуется громкое паблисити, заслоняющее собою все: алчность ворья, бездарность дебоширов и смрадный дух вылезших из нор вурдалаков. Так пусть же станет меньше привычного для них паблисити — эти фигляры такого не вынесут. Пусть надрываются братаны Семенченко, главари парижских вандалов, Саакашвили и «иже с ним», — по крайней мере мы будем свободны от удручающей необходимости слушать в оригинале их глубокомысленно-баритональные переливы, их псевдозадушевную хрипоту, их ложно-сценическую патетику… Почему в такой колыбели западной демократии, как туманный Альбион, это было возможно, а у нас — нет?

Павел Богомолов