Кровь, пот, слезы и деньги

Хассанал Болкиах

1 января 1984 года Султанат Бруней стал независимым от Британии, а спустя три года  советские газеты, ссылаясь на данные журнала Forbes, написали о том, что самым богатым человеком мира с личным состоянием 20 млрд долларов является глава этого государства султан Хассанал Болкиах. 

Падкая на сенсации перестроечная пресса бойко рассказывала о золотых брунейских унитазах, а простой советский человек недоумевал — что это за султан, откуда у него такие бешеные деньги, что это за Бруней, где он находится, и что там вообще происходит? 

Запах нефти

Бруней — прибрежный анклав, окруженный малайзийским штатом Саравак. Государство расположено почти на самом экваторе — на севере острова Калимантан (Борнео), входящего в состав крупнейшего в мире Малайского (Ост-Индского) архипелага. 

Султанат и сегодня невелик (территория — 5 тыс. кв. км, два Люксембурга; население — 500 тыс. человек), а до войны был вообще крошечным: здесь жило в 10 раз меньше народа, чем сейчас. Но экономическое значение Брунея всегда было непропорционально большим — в первую очередь, благодаря нефти-матушке и газу-батюшке. 

Будучи с 1888 года британским протекторатом, Бруней в конце XIX века закономерно оказался в сфере интересов крупного английского бизнеса. Первую скрипку здесь играла торговая компания British North Borneo Chartered, но вскоре к региону начали проявлять вполне обоснованный интерес и нефтяники. 

Правление British North Borneo Chartered

В 1926 году менеджеры английских нефтяных компаний British Malay Petroleum и Sarawak Oilfields Ltd, посетив деревню Куала-Белаит на западе Брунея, почувствовали запах нефти и поручили геофизикам дать прогноз по недрам участка, а буровым супервайзерам — подготовить проект разведочной скважины. Скважину заложили в июле 1928 года, а в апреле следующего года, 90 лет назад, открыли в песчаниках верхнего миоцена высокопродуктивное месторождение Сериа. 

Забегая вперед, скажу, что это месторождение действует и сегодня — из 900 пробуренных здесь скважин около 400 продолжают исправно давать высококачественную легкую нефть. В 1988 году на Сериа добыли миллиардный баррель нефти, в честь чего позднее воздвигли весьма выразительный памятник. Оператор разработки Сериа и спутниковых месторождений — Brunei Shell Petroleum.

В предвоенные годы в султанате добывалось всего лишь 850 тыс. тонн нефти в год, но порт Бруней (ныне — Бандар-Сери-Бегаван, столица страны) был крупнейшим на Борнео, поскольку через него осуществлялся экспорт не только местной нефти, но и сырья, добытого в соседних, более крупных, протекторатах Саравак и Сабах, где нефть была найдена еще в начале XX века.

Ост-Индский тупик

Как и англичане, японцы считали Бруней важным стратегическим пунктом, и поэтому, вступив в войну с США и их союзниками, захват Ост-Индии начали именно с султаната. На пятый день после атаки на американский флот в гавайской бухте Перл-Харбор, японский морской десант отправился из вьетнамского порта Камрань на покорение Брунея и Борнео в целом. 

16 декабря 1941 года, разгромив небольшой британский гарнизон, сформированный из бойцов индийского Пенджабского полка, японцы взяли под контроль порт Бруней, а затем окрестные нефтяные месторождения и небольшой НПЗ в Куала-Белаит. Бой был весьма скоротечным, и поэтому британцы не успели разрушить нефтяную инфраструктуру, которая досталась врагу в целости и сохранности. Для японцев, постоянно страдавших от острого топливного дефицита, нефтяные активы Брунея стали ценнейшими трофеями. 

Брунейский урок хорошо усвоили голландцы, контролировавшие три четверти территории Борнео — отступая из нефтеносных регионов Таракан и Баликпапан, они уничтожили промыслы, трубопроводы, резервуары, отгрузочные терминалы и, что было особенно болезненным для японцев, крупный НПЗ.

Но и англичане не дали японцам почивать на лаврах, развернув активную герилью — партизанскую войну. Начиная с января 1942 года, небольшие мобильные партизанские отряды, базировавшиеся в джунглях и глухих деревнях, совершали регулярные налеты на японские гарнизоны, нефтепромыслы и транспортные узлы (порты и аэродромы), а также собирали разведывательную информацию и вели антияпонскую пропаганду. 

Этнический состав партизан был очень пестрым — наряду с местными жителями, представителями племен даяк и ибан, а также китайцами, издавна жившими в этих краях, против общего врага воевали сикхи, составлявшие костяк британского военного гарнизона. Командовали партизанскими отрядами, в основном, офицеры и сержанты британской армии и колониальной полиции. Их общие усилия привели к тому, что ряд территорий в Брунее, Сараваке и Сабахе — Туаран, Менггатал, Джесселтон (ныне — Кота-Кинабалу) и некоторые другие — к концу 1943 года были полностью освобождены от оккупантов, и там были провозглашены «партизанские республики».

По тому же самому алгоритму пошли и голландцы, которые организовали в голландской части Борнео, а также на других крупных островах Ост-Индии — Суматре, Яве, Целебесе (Сулавеси) и Новой Гвинее — партизанские отряды, состоявшие из местных жителей под командованием офицеров полиции, погранслужбы и Королевской Ост-Индской армии (KNIL). 

Отметим, что партизанская активность и, как следствие, общая нестабильность ост-индского тыла была одной из причин того, что в марте 1942 года японское командование отказалось от планов полномасштабного вторжения в северную и восточную Австралию. Вместо этого было принято решение изолировать дальний континент, отрезав его от США путем оккупации Фиджи, Самоа, Новой Каледонии и контроля окружающей их акватории («Операция FS»). В июле 1942 года, после сокрушительных поражений Императорского военно-морского флота Японии в Коралловом море и у атолла Мидуэй, был отменен и этот усеченный план. Кстати, победоносное Мидуэйское сражение военные историки часто называют «дальневосточным Сталинградом», а главнокомандующего Тихоокеанским флотом США адмирала Честера Нимица — одним из наиболее успешных военачальников Второй Мировой войны.

Долгая дорога в джунглях

Японцы не смирились с «партизанской вольницей» на Борнео. В результате масштабной карательной операции в январе 1944 года командиры наиболее крупных и успешных боевых групп — Элберт Куок, Чарльз Питер, Джулс Стефенс, Субедар Дева Сингх и Конг Цзе Пху — были арестованы, а затем обезглавлены. Вместе с ними были казнены еще 170 партизан. Сбылись сказанные в начале войны пророческие слова сэра Уинстона Черчилля, не обещавшего подданным Британской империи ничего, кроме крови, пота и слез… 

Султан Ахмад Таджуддин

Японская оккупация Брунея продолжалась долгие 4,5 года. Формальным правителем региона оставался султан Ахмад Таджуддин, но реальная власть принадлежала японской военной администрации, действовавшей крайне жестко. Помимо индивидуальных репрессий (арестов, пыток и казней партизан и подпольщиков), оккупанты широко применяли и массовые — например, против этнических китайцев, которых переселяли с побережья в глубь острова. Неудивительно, что глава оккупационных властей в Ост-Индии генерал-лейтенант Акира Муто по решению Международного военного суда по Дальнему Востоку (Токийского трибунала) в ноябре 1948 года был приговорен к смертной казни через повешение.

Но вернемся к войне — точнее, к ее заключительному этапу. Освобождение Борнео было поручено одному из наиболее боеспособных соединений союзников на Тихоокеанском фронте — 9-й австралийской пехотной дивизии, которая с начала войны воевала… в Северной Африке, где за живучесть и кусачесть получила прозвище «Тобрукские крысы». 13 июня 1945 года при поддержке американских авиационных и морских частей дивизия освободила Бруней. Уходя, японцы подожгли две трети брунейских нефтедобывающих скважин. Для тушения сильнейших пожаров пришлось специально вызывать пожарные команды из Австралии.  

Бойцы 9-й австралийской пехотной дивизии в Тобруке

Нефтеносные районы северного Борнео были очищены от японцев довольно быстро, но освобождение всего огромного острова площадью 750 тыс. кв. км (две Японии), покрытого непроходимыми джунглями и мощными горными массивами, заняло три месяца. Капитуляцию японских войск на Борнео принял командир 9-й дивизии генерал-майор Джордж Вуттен, и произошло это только 10 сентября 1945 года, то есть, спустя 8 дней после безоговорочной капитуляции Японии и официального окончания Второй Мировой войны.

Маленький, но удаленький

После войны Бруней подтвердил и упрочил свой завоеванный в трудах и боях статус «маленького, но удаленького» государства. Добыча брунейской нефти росла быстрыми темпами, достигнув в 1980 году уровня 11,5 млн тонн в год (сейчас упала вдвое), но основной акцент был сделан на добычу, переработку и транспортировку природного газа. 

В 1963 году на шельфе Брунея было открыто крупное месторождение Саут-Уэст Ампа, где в следующем году впервые в Азии началось обустройство морского газового промысла. В 1972 году в деревушке Лумут на западе Брунея, недалеко от «исторического» нефтепромысла Сериа, был пущен в эксплуатацию Brunei LNG — первый азиатский промышленный комплекс по сжижению и отгрузке природного газа. 

Газовозы из Лумута направились в сторону Токио и Осаки, к бывшим агрессорам и оккупантам: Япония, где в тот период происходило «экономическое чудо», требовавшее огромного количества энергоресурсов, предложила наиболее выгодные условия поставки. Кроме того, корпорация Mitsubishi купила 25% уставного капитала Brunei LNG.

До сих пор две трети добываемого в Брунее газа (11 млрд кубометров в год) в виде СПГ поставляется в Японию по долгосрочным контрактам с крупными энергетическими компаниями Tepco, Tokyo Gas и Osaka Gas. Остальные объемы СПГ «съедают» потребители в Южной Корее (главным образом, Kogas) и странах Индокитая. 

Примерно шестая часть брунейского газа направляется на внутреннее потребление (используется для выработки электроэнергии), столько же идет на нужды газохимии — все в том же Лумуте с 2006 года работает один из крупнейших в мире заводов по производству метанола с объемом выпуска 850 тыс. тонн в год. Как нетрудно догадаться, совладельцами Brunei Methanol являются госкомпания Petroleum Brunei и две японские корпорации — Itochu и Mitsubishi Gas Chemical (владелец технической лицензии).  

Крупным собственником брунейских нефтегазовых активов является правительство страны, а госказна тесно связана с личным кошельком султана Хаджи Хассанала Болкиаха Муизаддина Ваддауллаха, устойчиво занимающего высокое место в списке миллиардеров. Кроме того, 72-летний Хассанал по «стажу работы» — 52 года — занимает второе место среди монархов мира (после Елизаветы II, своей бывшей «начальницы»). 

Так что, сейчас в Брунее все стабильно.

Григорий Волчек