Как сорвали «Эдельвейс»

Глобальный замысел фюрера

В День Победы снова хочется вспомнить страницы истории Великой Отечественной войны, которые были тесно связаны с нефтяной тематикой.

Речь, в первую очередь, идет о битве за Кавказ, которая представляла собой совокупность крупных войсковых операций, проходивших в течение 15 месяцев (!) на огромном по территории и крайне сложном по топографии театре военных действий, включающем в том числе и Главный Кавказский хребет.

Задумывая наступательную операцию «Эдельвейс», Гитлер мыслил глобально — он хотел захватить черноморское побережье Кавказа, важнейшие нефтедобывающие районы СССР (Майкоп, Грозный, Баку), выбить советские и британские войска из Ирана и Ирака, овладеть мощной нефтяной инфраструктурой этих стран, выйти к крупным нефтеналивным портам Персидского залива, втянуть в войну Турцию в качестве стратегического союзника, и, опираясь на этот солидный базис, добиться решающего успеха в ходе Второй Мировой войны, которая к середине 1942 года из блицкрига перешла в крайне нежелательный для небогатой ресурсами Германии формат затяжной войны «на истощение».

Перед началом операции в Германии были создано несколько нефтяных компаний (Ost-Öl, Karpaten-Öl, и др.), которые получили право эксплуатации кавказских нефтяных месторождений на срок 99 лет. С целью координации их работы была создана специальная экономическая комиссия. Бомбить и обстреливать артиллерийским огнем объекты советской нефтяной промышленности строжайше запрещалось. Для охраны захваченных нефтепромыслов были созданы специальные охранные полки SS. 

Направления и рубежи

Прорыв немцев в Закавказье планировался по трем основным направлениям — вдоль побережья Черного моря через Новороссийск и Туапсе;  от Орджоникидзе (ныне — Владикавказ) по Военно-Грузинской дороге через Верхний Ларс, Казбеги и Джвари (Крестовый перевал); вдоль Каспия через Махачкалу и Дербент.

Отсчет операции «Эдельвейс» и в целом великой битвы за Кавказ принято вести с 25 июля 1942 года, когда Ростов-на-Дону был полностью захвачен немецкими войсками. Не дав армиям Клейста, Руоффа и Думитреску передышки, Гитлер двинул их дальше на юг и юго-восток. В течение месяца были достигнуты впечатляющие результаты — флаг Третьего рейха был установлен на Эльбрусе, самой высокой точке Кавказа и Европы, немцы заняли Темрюк, Майкоп, Моздок и Терекли-Мектеб (райцентр в Дагестане в 80 км от каспийского побережья), румыны — Анапу.

Затем темп наступления резко замедлился, в связи с чем Гитлер пошел на беспрецедентный шаг — отстранил командующего группировкой фельдмаршала Листа и взял руководство операцией на себя. Это дало свои плоды — к середине сентября немцы захватили большую часть Новороссийска (за исключением восточной окраины) и стратегически важный Малгобек, откуда открывался прямой путь на Грозный. Но на этих критически значимых рубежах наступление противника практически заглохло.

Спустя месяц, накопив резервы, немцы снова предприняли наступление, и 27 октября захватили Нальчик, а спустя неделю — село Гизель, западный пригород Орджоникидзе. Это был рубеж, значение которого трудно переоценить — захват столицы Северной Осетии открывал немцам самый удобный и короткий путь на Тбилиси и Баку. К счастью, советское командование это хорошо понимало, и к активной обороне Орджоникидзе подготовилось серьезно — после декады ожесточенных боев немцы были выбиты из Гизель. 

Последнюю отчаянную попытку выполнить стратегический план Гитлера немецко-румынские войска предприняли в середине ноября, возобновив наступление на Туапсе. Из этого ничего не получилось — в конце ноября советские войска перешли в контрнаступление, и к 17 декабря разгромили немецкую группировку и отбросили ее остатки за реку Пшиш. Огромный, почти тысячекилометровый, фронт стабилизировался. 

Попытка немецких армий прорваться к Грозному, в Закавказье и на Ближний Восток полностью провалилась благодаря мужеству и стойкости бойцов и командиров двух фронтов — Южного (командующий — Родион Малиновский) и Закавказского (Иван Тюленев), а также Черноморского флота (Филипп Октябрьский). В самых тяжелых — горных — условиях храбро сражалась 46-я армия под командованием Константина Леселидзе. 

28 декабря Гитлер, все еще лично командовавший кавказской группировкой рейхсвера, подписал приказ, разрешавший отвод войск с неудобных горных склонов и выравнивание линии фронта. Сразу после нового года несколько групп армейских альпинистов вместе с балкарскими и сванскими проводниками сняли нацистские флаги с Эльбруса и других горных вершин и перевалов Кавказа.

Считается, что перелом в Великой Отечественной войне и Второй Мировой войне в целом был достигнут по итогам Сталинградской битвы, победоносно завершившейся 2 февраля. Но очевидно, что важнейшим условием и, можно сказать, прологом этого всемирно-исторического события стало успешное завершение первого — оборонительного — этапа битвы за Кавказ, случившееся за полтора месяца до сталинградского триумфа.

«Лакомый кусок»

1941 год — год начала Великой Отечественной войны — был рекордным для азербайджанской нефтянки: в республике было добыто 23,6 млн тонн нефти — почти три четверти общесоюзной добычи (кстати, этот рекорд продержался более 60 лет и был побит только после ввода в эксплуатацию огромного морского месторождения АЧГ).

Основные нефтепромыслы республики были компактно расположены в ближних и дальних пригородах Баку — Сабунчи, Балаханы, Бута, Карадаг, Локбатан, Бина, Сураханы, Биби-Эйбат, Алят, Гала, Зых, Говсаны, Гобустан, Артем (Пир-Аллахы), Гобу, бухта Ильича, и т.д. — всего 70 нефтепромыслов и 130 больших и малых НПЗ. Здесь впервые в стране бурились сверхглубокие (до 3400 метров) скважины, производился очень редкий и ценный по тем временам высокооктановый бензин.

Конечно, все это богатство было чрезвычайно лакомым куском для Германии, испытывавшей хронический топливный дефицит. План операции «Эдельвейс» определял дату захвата Баку — 25 сентября 1942 года. Начиная с августа, над Баку стали появляться немецкие разведывательные самолеты, один из которых был сбит недалеко от города. 

В начале сентября Государственный комитет обороны СССР издал директиву — на случай захвата Баку немцами начать подготовку к уничтожению нефтепромыслов и НПЗ. В каждом тресте и на каждом промысле были созданы соответствующие оперативные штабы и комиссии. Была запланирована очередность вывода из строя скважин: простаивающие были отнесены к первой категории, высокодебитные — к четвертой.

Способы вывода из строя или консервации скважин и наземного оборудования были указаны в специальных инструкциях. При этом учитывалась необходимость завершения всех мероприятий по выводу из строя скважин в течение 48 часов, других объектов — 12 часов. Центральной «ликвидационной комиссией» был составлен подробный план, включавший следующие пункты: 

— перевод исполнителей и всего состава участников проведения специальных мероприятий (подрывов) на казарменное положение;

— заглушение скважин и прекращение добычи нефти на промыслах;

— остановка работы НПЗ, сажевых заводов и вспомогательных предприятий нефтяной промышленности;

— эвакуация части оборудования нефтепромыслов и заводов;

— вывоз или уничтожение фондовых геолого-технических материалов, эвакуация специалистов;

— вывод из строя или уничтожение объектов межрайонного значения (крупные нефтяные амбары и озера, электростанции, трубопроводы, резервуарные парки, железнодорожные станции, и т.д.);

— эвакуация исполнителей.

В соответствии с этим планом были заглушены и подготовлены к уничтожению 764 скважины. Кроме того, 81 комплект бурильного оборудования вместе с персоналом переправлен через Каспий в Туркмению. Скважины были заминированы путем спуска взрывных устройств внутрь обсадных колонн для того, чтобы в случае необходимости не только разрушить скважину, но и поджечь призабойную зону, а также, по возможности, и весь продуктивный пласт. 

В этой связи Николай Байбаков, работавший в 1942 году заместителем наркома (министра) нефтяной промышленности СССР, вспоминал: «Мы получили предупреждение, что если врагу достанется нефть, нам грозит расстрел; а если поторопимся и выведем из строя промыслы, которые не будут оккупированы, то наша участь будет той же».

«Поджечь этот район»

Кстати, англичане, отлично понимавшие роль нефти в «войне моторов», еще в 1940 году начали подготовку к бомбардировке объектов советской нефтяной индустрии. 30 марта 1940 года британский самолет-разведчик, базировавшийся на Багдад совершил облет нефтяных промыслов Баку, а 5 апреля 1940 года аналогичный разведовательный полет был осуществлен над нефтеналивными терминалами Батуми. В этот раз разведчик был обстрелян, но ушел. А 23 июня 1941 года, на второй день Великой Отечественной войны — директиву о подготовке бомбардировки месторождений, в случае явной угрозы их захвата немцами, дал начальник штаба ВВС Великобритании Чарльз Портал. 

Вскоре план был составлен — несколько эскадрилий бомбовозов, базировавшихся на иракских аэродромах Хаббания и Мосул, были приведены в полную боевую готовность для массированных воздушных атак на промыслы Баку и Грозного, а также нефтеналивные терминалы Поти и Батуми. 

Спустя 14 месяцев, когда ситуация на Кавказском фронте обострилась, премьер-министр Англии Уинстон Черчилль направил Комитету начальников штабов памятную записку: «Я не вижу никаких оснований, чтобы утверждать, будто оккупацию немцами Баку удастся предотвратить или будто русские наверняка разрушат свои нефтепромыслы… Единственное, что мы можем сделать, — это разместить в Северном Иране 4–5 эскадрилий тяжелых бомбардировщиков для оказания русским помощи при обороне Кавказа (если, конечно, это будет возможно); в худшем случае мы смогли бы провести бомбардировки нефтепромыслов Баку и попытаться поджечь этот район».

К счастью, основания, которых не заметил Черчилль, все-таки были — Красная Армия ценой огромных жертв и усилий остановила агрессора, а затем уверенно погнала его на запад.

Григорий Волчек