Истина против субъективизма

Павел Богомолов

«Россия приспособилась к новому уровню цен на нефть. И, по прогнозу, ее экономический рост продолжится, составив в 2018-м 1,7%», — сказано в вышедшем 9 января докладе Всемирного Банка. Наша страна и Турция внесли основной вклад в оживление экономической активности в Европе и Средней Азии. «После двухлетнего спада экономика РФ показала рост на 1,7%, что стало возможным благодаря стабилизации цен на нефть, проведению благоприятной денежно-кредитной политики и снижению инфляции», — отмечено в документе. Но ведь, с другой стороны, Минфин России в декабре 2017-го направил на покрытие дефицита бюджета из Резервного фонда 1 трлн 420 млн рублей, из-за чего на опустевших счетах выявились нулевые остатки. А с 1 февраля этот фонд и вовсе прекратит существование. Правда, выживет Фонд национального благосостояния, так что без накоплений государство не останется. Но все-таки что же получено в «сухом остатке» по итогам нашего сюжета? Оказывается, мы проели как находившиеся ранее за пределами госбюджета резервы, так и заметно возросшие доходы от углеводородов. Проели не бездарно и не бессмысленно, но все-таки проели! Многое в нынешней отраслевой, да и общеэкономической хронике выглядит именно так: итоги определенно есть, но достигнуты они отнюдь не так экономно, как хотелось бы.

«Газпром» порадовал не только объемами

На фоне целой шеренги проблемных игроков углеводородного рынка РФ, борющихся с высокой себестоимостью своей же деятельности, «Газпром», похоже, стал одним из немногих приятных исключений. Наверное, даже недоброжелатель не рискнул бы обвинить российскую газовую монополию в том, что ради достижения своих наметок она-де чрезмерно надрывается, превышая все производственные параметры и обоснованные издержки.

В этом смысле нынешний новогодний праздник стал для наших газовиков, возможно, предпочтительным по сравнению с кануном 2017-го. Вспомним: чего только ни приписывали год назад концерну Алексея Миллера любители невеселых прогнозов! Даже студенты в курсовых работах писали, будто заготовленные для «Южного потока» (сорванного болгарским демаршем) горы труб и металлоконструкций означают-де многомиллиардные потери, спрятанные в финотчетах. Муссировались и некие минусы при прокладке «Силы Сибири», да и в ряде европейских проектов, как и якобы неподъемные судебные издержки… Но все это оказалось сплошным наветом — минувший год дал корпорации больше плюсов, чем минусов. Даже заготовки для «Южного потока» вполне пригодились для другого потока – «Турецкого». Итак, в конечном счете правда всегда оказывается сильнее заангажированной предвзятости, и это в полной мере относится к углеводородному ТЭК.

Другое дело, что, как пишет лондонская The Financial Times, для защиты своей доли на рынке «Газпром» вынужденно понизил цены на поставляемый в Европу газ. Трибуна деловых кругов Сити поясняет, что сокращение цен на «голубое топливо» из Сибири произошло после того, как страны ЕС стали приобретать больше энергоносителей у США, Катара и других экспортеров. Благодаря маневренности российского поставщика попытки некоторых восточноевропейских государств заблокировать проекты увеличения наших топливных поставок в Германию, в том числе нападки на «Северный поток-2», не достигли своих целей в полной мере. Даже срочное создание в Польше и Литве терминалов по приему заморского СПГ не смогло прервать процесс укрепления общеконтинентальных отраслевых позиций России; и теперь «Газпром» занял в Европе уже не 34-процентную, а 40-процентную нишу!

Для этого, и прежде всего, как сообщил журналистам глава правления компании, тот же «Газпром» увеличил производство «голубого топлива» на 12,4% — до 471 млрд кубометров. Иными словами, в абсолютных цифрах добыча сырья возросла на 51,9 млрд кубометров. Что, собственно, и помогло нарастить экспорт газа в ЕС на 8,1% до 193,6 млрд кубометров – цифра астрономическая. «Тенденция увеличения второй год подряд рекордных показателей с одной стороны демонстрирует активно растущую потребность европейских стран в российском газе, с другой – его надежные поставки в необходимых объемах», — с законной гордостью пояснил Алексей Миллер.

Максимальный объем – «53,4 млрд кубометров газа – «Газпром» поставил на крупнейший экспортный рынок компании – в ФРГ, — продолжал он. – Рост на 3,6 млрд кубометров (или на 7,1%) по сравнению с 2016 годом. На новый исторический уровень вышли поставки российского газа в Австрию – они составили 8,5 млрд кубометров (на 25% больше, чем в рекордном для республики 2005-м, и на 40% — чем в 2016 году), а также в Нидерланды – 4,6 млрд кубометров (на 4,5% к рекордному 2007 году и на 9,7% — к 2016-му)». Тем временем экспорт «Газпрома» во Францию вырос на 6,8% до 12,3 млрд кубометров, в Чехию – на 28% до 5,8 млрд кубометров, в Словакию – на 24,5% до 3,6 млрд кубометров, а в Данию – на 1,9% до 1,75 млрд кубометров.

Статистика, которая не может не настораживать

Из 10 крупнейших — во всем мире – экономических скандалов 2017 года, по данным «Вестей», 7 сюжетов так или иначе касались топливного сектора. Так, в потерявшей управленческо-отраслевые ориентиры Венесуэле плачевно продолжался длившийся с 2013 года цикл упадка. В его русле добыча в республике сократилась на 17%, а доходы от нее – еще больше (ввиду 55-процентного спада цен). Нефтеэкспорт в расчете на душу населения в 2017-м снизился на 2200 долл, ВВП – на 40%, а национальный доход – на 51%!

Скандальным слывет и рождественско-новогодний эпизод, который был, увы, санкционирован в Каракасе президентом Мадуро. Правда, эта история не попала в подборку «Вестей», но в ней тоже приятного мало. Дело в том, что тысячи венесуэльцев, чтобы сэкономить, путешествуют на праздники не на какие-то отдаленные курорты типа Майами, а на расстояние получасового перелета от столицы. Речь — об ассоциированных с Нидерландами островках Кюрасао, Аруба и Бонайре. И вот, в самый канун 2018-го, Мадуро закрыл вдруг своим декретом границу между республикой и этим туристским раем без лишних объяснений. Неловко звучит лишь то, что на Кюрасао работает огромный НПЗ венесуэльской PDVSA, который не раз выручали поставками растворителей для тяжелой оринокской нефти российские партнеры. И вот теперь получается, что «ковать деньги» для революционной Венесуэлы в сфере даунстрима на Кюрасао можно, а отдыхать гражданам страны – нельзя.

Ну а в соседней с Венесуэлой Бразилии отмечено продолжение другого — чисто коррупционного скандала. Начался он со злоупотреблений в Petrobras – национальной топливной монополии. И, как следствие, — с импичмента главы государства. Речь шла о левоцентристской политической деятельнице, бывшей партизанке и подпольщице по имени Дилма Русеф. А продолжилась эта история в 2017-м — по предъявлении обвинений в незаконном обогащении теперь уже новому лидеру страны. Это – Мишел Темер, нынешний президент южноамериканского гиганта, свергнувший свою предшественницу.

Однако нас, россиян, настораживает, прежде всего, следующее. В десятку самых масштабных или, во всяком случае, самых резонансных глобально-экономических скандалов попало целых семь сюжетов, касающихся России. Пять из них так или иначе связаны с нашей нефтегазовой отраслью. Так, не чужд углеводородной тематики сенатор Сулейман Керимов. Он попал — по обвинению в отмывании сотен миллионов евро на Лазурном берегу Франции — в те же самые полицейские застенки (правда, всего на пару дней), где во время второй мировой свирепствовало гитлеровское гестапо. Основы своего астрономического состояния г-н Керимов заложил в 1999 году, купив акции нефтетрейдинговой компании «Нафта-Москва» — преемницы советского монополиста под вывеской «Союзнефтеэкспорт». Итоги той сделки как раз и стали основными бизнес-инструментами Керимова на многие годы вперед.

Приговор обвиненному во взяточничестве экс-министру экономического развития РФ Алексею Улюкаеву прямо связан с крупнейшей нефтяной госкорпорацией нашей страны – «Роснефтью». С ней же связана судебная война против АФК «Система» — бывших хозяев «Башнефти», перешедшей из-под контроля Владимира Евтушенкова под эгиду структуры Игоря Сечина. Обе эти компании, независимо от вышесказанного, оказались в мае 2017-го на острие массированной хакерской атаки вируса-вымогателя WannaCry – вот вам еще один детектив. А уж о менее громких скандалах вокруг «черного золота» и «голубого топлива» даже говорить не приходится, словно так и не выветрились из нашей хроники фантомы «лихих 1990-х».

Итак, половина списка колоссальных по своим не только внутренним, но и международным масштабам и репутационному ущербу от корпоративно-детективных сюжетов 2017-го перекликается с российской нефтянкой. И ведь признано это не зарубежными злопыхателями, а отечественными (причем даже не оппозиционными) СМИ. Пять из десяти – это чудовищно много! Странно, что исполнительная и законодательная ветви власти в США, эти вдохновенные инициаторы жестких санкций против российского ТЭК, пока еще не пытаются, ради ложного придания элемента высокой нравственности своим рестрикциям, аргументировать их борьбой против коррупции или чем-то в этом же роде. Вышло бы так же эффектно, как в диверсионном подрыве олимпийского движения: допингом злоупотребляли отдельные российские спортсмены, а наказать решено Москву как таковую!

Американцы запросто наказали бы и Северную Корею, заставив Сеул не пускать ее сборную к себе на Олимпиаду. Но они, по всей видимости, боятся пары залпов из Пхеньяна. Потому, как видно, и дали добро своим младшим союзникам на юге полуострова. Благословили их, иными словами, на позитивные предолимпийские переговоры с КНДР на 38-й параллели. Все-таки, как видно, не понимают в Вашингтоне, когда с ним общаются по-хорошему — интеллигентно. Реагируют разве что на угрозы ракетных пусков.

Кому не нравится «Янтарь»

В недобрый апрельский день 1982 года автор этих строк находился, среди других аккредитованных на Кубе журналистов, в конференц-зале гаванского Дворца Революции. К нам вот-вот должен был выйти Фидель Кастро – и прокомментировать начало боевых действий между Британией и Аргентиной в холодных водах Южной Атлантики.

И действительно, кубинский лидер, взволнованный, но не сгорбленный тревожными событиями, вскоре появился из боковой двери. Одетый в свою неизменную униформу оливкового цвета, он приблизился к трибуне и сделал короткое заявление. Воинственный курс главы консервативного кабинета на Темзе — Маргарет Тэтчер – был подвергнут испепеляющей критике. Сделано это было не ради «классовой солидарности». Наоборот, в Буэнос-Айресе правила в то время правореакционная диктатура Галтьери, и брататься с ней Фиделю было ни к чему. Но принципиальный латиноамериканизм, как таковой, потребовал от кубинского руководителя высказаться в поддержку аргентинцев недвусмысленно.

Что же касается ответов на вопросы прессы, то команданте напомнил об очень важном. Помимо выравнивания (за счет, как ожидалось, успешного трансокеанского десанта) пошатнувшейся популярности «железной леди» у себя дома, влиятельные круги на Альбионе рассчитывали еще кое на что. Надеялись, что спорные Фолклендские (Мальвинские) острова, из-за которых разгорелся конфликт, могут со временем стать крупным центром оффшорной нефтегазодобычи. Собственно, полтора десятилетия спустя сама же баронесса Тэтчер, разговорившись с российскими корреспондентами в Гилдхолле лондонского Сити, тоже это признала, — это я помню отчетливо.

С другой стороны, в начале битвы за Мальвины никто из нас не знал, что англичане уничтожат враждебный флагман – «Генерал Белграно». И что аргентинцы в отместку потопят британский эсминец «Шеффилд». Но уже было известно: вопреки Межамериканскому договору безопасности, по идее призванному сплачивать все государства Западного полушария от Аляски до Мыса Горн, главным гарантом беспрепятственного плавания портсмутской эскадры почти до берегов Антарктиды стали Соединенные Штаты. Да-да, презрев интересы своих соседей к югу от Рио-Гранде, они в одностороннем порядке предоставили Тэтчер и ее адмиралам полномасштабную аэрокосмическую, эфирную и электронно-разведывательную поддержку.

С тех пор аргентинские моряки, безотносительно к своему социальному статусу и геополитической ориентации «нижних и высших чинов», хорошо знают: на чью сторону, в случае очередной океанской дуэли с их участием, встанет Пентагон. Если бы тогда, 35 лет назад, представитель американских ВМС заявил в диалоге с Буэнос-Айресом, что опасаться близ устья Ла-Платы следует все-таки… неких российских кораблей, — такого спикера сочли бы сумасшедшим. Но вот прошло три с половиной десятилетия, и СМИ на Темзе и Гудзоне нагнетают в Аргентине недоверие к нашему гидрографическому судну «Янтарь». А оно упорно, вопреки уходу других спасателей, пытается найти на дне останки затонувшей в конце 2017-го подлодки «Сан-Хуан».

Почему же, спрашивается, бдительные комментаторы разглядели в «Янтаре» опасного для стран Южного Конуса «агента на плаву»? Не то чтобы не было в двусторонней повестке дня более содержательных вопросов (вроде досадного отсутствия наших нефтяников в консорциуме по разработке гигантской сланцевой кладовой Vaca Muerta в Аргентине). Такие актуальные темы, конечно, имеются в избытке. Но зачем их поднимать, если под носом мелькают таинственные гидрографические призраки из далекого Мурманска?

4 января Би-Би-Си, выразив «беспокойство западных держав кораблем-шпионом», таинственно добавило, что «в исчезновении «Сан-Хуана» много сравнимого с тем, что произошло с российской подлодкой «Курск» в самом начале ХХ1 века. Что это значит? Экспертам виднее; и не станем судить да рядить об этом, бросая на кого-то зловещую тень. Но одно обстоятельство не может не настораживать: на Западе разжигают неприязнь к 108-метровому «Янтарю» с экипажем численностью 60 человек, как и недоверие к его научным собратьям именно как к кораблям-шпионам. Шпионам, якобы не изучающим моря и не спасающим гибнущих моряков, а коварно решающим две совсем иные задачи. Первая из них – прослушивать, а при необходимости еще и срывать глубинно-кабельные коммуникации недружественных флотов. А вторая – эффективно нарушать экономическую активность соперников, в том числе, видимо, обесценивать их буровые работы на тех же Фолклендах, как и на Новой Гвинее, в Гайане, Ормузском проливе и других регионах.

Так что же, интересно, выходит? Россию изо всех сил, причем открыто, сжимают санкциями против шельфовой геологоразведки и добычи, во что вовлечены, наряду с Соединенными Штатами и ЕС, еще и Канада, Норвегия, Австралия, Япония… А виноватыми в нагнетании напряженности на водных трассах окажется «Янтарь» и иже с ним! Оказывается, это их опасность для иностранных интересов, по оценке высокопоставленного чиновника в британском министерстве обороны Стюарта Пича, «катастрофична». Наряду с пребыванием в прибрежных водах Сирии, как накаляет страсти в журнале Popular Mechanics обозреватель Х.И.Саттон, — «Янтарь» плавал к востоку от США и Канады, близ Португалии, в Средиземном море и Персидском заливе. Так неужто гидрографическим судам нельзя бороздить все эти акватории?

И, наконец, самый убийственный, с точки зрения оппонентов, пример. The New York Times довершает «картину маслом», напоминая о сентябрьских событиях 2015-го. Утверждается, что в дни восстановления Бараком Обамой дипотношений с Гаваной именно «это российское судно медленно проплыло вдоль восточного побережья США в направлении Кубы и прошло далее близ бухты Гуантанамо — вдоль той зоны, где выходит на берег один из подводных кабелей». Вот ужас-то! Надо было все же «Янтарю» появиться у Гуантанамо или до, или уже после визита тогдашнего американского президента. Все равно его преемник, Дональд Трамп, отменил в 2016-м все конструктивные договоренности ненавистных ему демократов с непокорным островом.

Павел Богомолов