Ирак нацелен на рост добычи и экспорта

2017 год оказался одним из самых важных в истории Ирака: полное снятие ранее введённых санкций ООН; озвученная властями страны победа над ИГИЛ (запрещена в России); а также взятие под контроль мятежных курдских территорий. Сейчас страна делает ставку на быструю монетизацию огромных запасов углеводородов страны.

Ирак является вторым (после Саудовской Аравии) по величине производителем нефти в странах ОПЕК: сегодня иракская нефтедобыча составляет порядка 4,4 млн баррелей в сутки. Отметим, что пока официальная статистика в целом по стране есть лишь за октябрь прошлого года, когда экспорт нефти был оценен в 3,765 млн баррелей в сутки, а добыча – в 4,36 млн баррелей в сутки. Но, по данным министра нефти Ирака Джаббара аль-Луаиби, поставки через южные порты Басры, откуда идет основной экспортный поток иракской нефти достигли в декабре 2017 г. «беспрецедентного» уровня в 3,535 млн баррелей в сутки.

Ежемесячно торговля нефтью приносит национальной экспортной компании страны SOMO рекордные доходы в 6-7 млрд долларов США. На днях иракские власти сообщили о намерении до конца января текущего года начать экспорт из поставленной под контроль провинции Киркук в Иран. Этой зимой Ирак собирается отправлять до 30 тыс. баррелей нефти в сутки автотранспортом на иранский НПЗ в Керманшахе, а в дальнейшем запланировано строительство нефтепровода. Этот трубопровод заменит уже существующий маршрут поставок из Киркука в Турцию. У иракских властей существуют намерения пригласить зарубежные компании для разведки и добычи на девяти перспективных блоках на границе с Ираном и Кувейтом. Экспорт из северных регионов страны по трубопроводу из Киркука в турецкий Джейхан, достигнув в январе-сентябре прошлого года 540 тыс. баррелей в сутки, сократился в два раза в октябре-ноябре после проведения военной операции на территории иракского Курдистана, а в декабре начал расти, превысив показатель в 300 тыс. баррелей в сутки.

Европейские компании стали сдержаннее относиться к развитию проектов в Ираке. Так, Shell совсем охладела к проекту Маджнун (Majnoon), который она разрабатывает с малазийской Petronas. Компании получили контракт на разработку месторождения с запасами в 12,8 млрд баррелей н. э. в конце 2009 г. Планировалось добывать на нем порядка 1,8 млн баррелей в сутки, затем целевые показатели сократились до 1,2 млн баррелей в сутки. Сейчас этот показатель составляет порядка 230 тыс. баррелей в сутки. В сентябре Shell заявила о намерении отказаться от 45% в консорциуме. В конце декабря Petronas также подтвердила отказ от ее 30% доли. Передача контроля над проектом иракским властям должна быть завершена к марту. В настоящее время Ирак ведет переговоры по этому активу с Chevron, PetroChina и Total. Перед потенциальными участниками поставлена задача вывести добычу нефти на месторождении на уровень в 400 тыс. баррелей в сутки.

За Shell, заинтересованной после объединения с BG, прежде всего, в перспективных газовых проектах, сохраняется 44% доля в Basrah Gas – совместном предприятии с иракской государственной South Gas. СП должно монетизировать огромные ресурсы попутного газа нефтяных месторождений на юге страны. Petronas продолжает контролировать 45% на месторождении Гарраф (Gharraf) с запасами в 1,3 млрд баррелей н. э. Сейчас там добывается 100 тыс. баррелей н.э. в сутки, а в ближайшие годы запланирован выход на максимальный уровень производства в 230 тыс. баррелей н. э. в сутки.

Среди многочисленных зарубежных игроков наиболее активно действуют в стране китайские и российские компании. CNOOC, CNPC и ее дочерняя PetroChina участвуют в добывающих проектах на территории Ирака. По итогам ноября 2017 г. экспорт в Китай вырос за год на 47% до 4,21 млн т в месяц. В конце декабря китайская Zhenhua Oil подписала контракт с иракским министерством нефти на разработку южной части Восточно-Багдадского месторождения – гигантского актива, расположенного вблизи с густонаселенными районами иракской столицы. Пятилетний контракт предполагает выход на пик добычи в 40 тыс. баррелей н. э. в сутки.

Под конец прошлого года российская «Газпром нефть» анонсировала планы вложить в разработку иракской Бадры 6,5 млрд долларов. В марте 2017 г. накопленная с 2014 г. добыча на месторождении достигла 5 млн т, а суточная вышла на уровень в 80 тыс. баррелей. Сейчас компания декларирует возможность увеличения добычи на месторождении до 110 тыс. баррелей в сутки. Отметим, что при запуске месторождения планировалось достичь пика в 2017 г. на уровне 170 тыс. баррелей в сутки.

ЛУКОЙЛ в проекте Западная Курна-2 вышел на прирост добычи нефти с 2014 г. в 400 тыс. баррелей в сутки. Изначально в проекте был установлен уровень добычи в 1,8 млн баррелей в сутки, затем он был пересмотрен до 1,2 млн баррелей в сутки, а в сентябре российская компания договорилась с иракскими властями о 800 тыс. баррелей в сутки к 2024 г.

В декабре 2017 г. ЛУКОЙЛ анонсировал продолжение геологоразведочных работ в рамках второго проекта российской компании в Ираке – Блоке 10 и недавно открытом месторождении Эриду. Сейсмику выполнит иракская государственная нефтяная геологоразведочная компания Ирака – Oil Exploration Company. В среднесрочной перспективе на Эриду планируется бурение дополнительных оценочных скважин. У ЛУКОЙЛа – 60% доля в проекте (оператор), у японской INPEX – 40%. Держателем контракта с иракской стороны является государственная South Oil Company.

В результате бурения трех скважин на Эриду в 2017 г. российская компания сообщила об открытии крупного нефтяного месторождения. Это самое значительное открытие в Ираке за последние 20 лет. По информации иракского министерства нефти, освоение запасов на Блоке 10 является многообещающим проектом: по просьбе ЛУКОЙЛа власти Ирака одобрили увеличение лицензионной площади, а также ускорение начала разработки актива: добыча на уровне 30 тыс. баррелей в сутки начнутся в ближайшие 2-3 года.

Растут поставки из Ирака в Индию и США. Американские компании стали проявлять заинтересованность в участии в иракских проектах. 2018 г. начинается с сообщения о договоренностях министерства нефти Ирака с компанией Orion о развитии добычи газа на южной части месторождения Нар Бен Умар (Nahr Bin Omar), где сейчас добывается порядка 40 тыс. баррелей нефти и 25 млн куб. ф газа.

Летом прошлого года иракское министерство нефти подписало контракт с Baker Hughes по проекту утилизации попутного газа на месторождениях Гарраф и Насирия (Nasiriyah). После долгих неудачных переговоров с международными компаниями второе было решено осваивать силами иракских компаний. Оценки запасов Насирии оцениваются от 4 до 16 млрд баррелей н. э. Как заявили в иракском нефтяном министерстве, цель властей Ирака состоит в быстром достижении добычи в 200 тыс. баррелей н. э. в сутки, а не в заключении договоренностей с иностранными компаниями.

Американские ExxonMobil и Chevron уже активно задействованы в иракских проектах. Exxon с 2010 г. вместе с иракской South Oil Company, а также PetroChina и Pertamina разрабатывает Западную Курну-1. Кроме того, у американской компании есть шесть контрактов в иракском Курдистане. Отметим, что Chevron, у которой 80% в контрактах на разработку проектов на Сарте (Sarta) и Кара Даге (Qara Dagh) в Курдистане, была вынуждена приостановить буровые работы в регионе прошлой осенью, когда иракские власти восстанавливали контроль над этой территорией.

Среди потенциальных участников предстоящего роста иракской нефтедобычи могут появиться новые национальные игроки из других стран. О своей заинтересованности в разработке нефтегазовых проектов в Ираке заявили Qatar Petroleum, египетская General Petroleum Corp. и алжирская Sonatrach.

Мария Кутузова