«И нашим, и вашим» — звучит хорошо, но не получается

«Мы — за этот проект, мы заинтересованы в безопасности снабжения Австрии и хотим, чтобы в Австрии был газ для отопления; чтобы газ, необходимый и производству, поступал на наши предприятия, — уверенно сказал федеральный канцлер альпийской республики Себастьян Курц. Особенно важно, что интервью для венского телеканала ORF-2, в ходе которого прозвучала эта цитата, было предоставлено не для рядовой констатации «факта вне времени», датированной любым числом. Слова были сказаны в Вашингтоне после встречи главы австрийского кабинета с Дональдом Трампом. А ведь тот упрямо повторил в ходе беседы: Белый дом — против «Северного потока-2». Но, поспорив с «самым властным человеком на Земле», гость с берегов Дуная остался-таки самим собой. Да и выразил удовлетворение тем, что европейский консенсус по трассе на Балтике, «похоже, уже начал складываться» вопреки осуждению из-за океана. «Мы будем продолжать развивать проект», — подчеркнул Курц и добавил: Вена заинтересована в расширении возможностей по поставкам газа в Европу. «Он (Трамп) как бывший бизнесмен может понять это», — сказал далее канцлер, упомянув заодно и о сравнительной дешевизне «голубого топлива» из Сибири. «У нас здесь просто разные интересы, и эта тема не удивила». В тот же день с речью в пользу «Северного потока-2» выступил на состоявшейся в Берлине конференции министр экономики ФРГ Петер Альтмайер.

Не бойся, Накиченович!

…Готовясь к встрече с Дональдом Трампом, самый молодой в истории канцлер Австрии заказал своим штатным и внештатным советникам в Вене немало справочных материалов. Но, быть может, важнейший доклад в канун поездки главы кабинета сделал большой ученый с сербскими корнями. Он давно руководит на Дунае «мозговым трестом», слывущим детищем ряда разведок мира и их главным коллективным консультантом по ТЭК.

У лауреата многих премий в области углеводородной энергополитики — хорошее имя. Зовут его Небойса Накиченович. Он и впрямь не боится даже самых нестандартных задач планетарного масштаба. Судите сами: на дворе сплетал свою шершавую ткань очень непростой 1967 год, когда в Вене был основан необычный, но с тех пор постоянно действующий межнациональный научный форум высокого уровня, который позднее прославил Накиченовича. Возникла трибуна для обсуждения не рядовых проблем ТЭК, а важнейших рекомендаций по его развитию, причем по заказам противоборствовавших в ту пору мировых лагерей во главе с СССР и Соединенными Штатами. Центр назвали Международным институтом анализа прикладных систем (IIASA).

Идея его создания в нейтральной Австрии принадлежала, между прочим, главе Советского правительства Алексею Косыгину и президенту США Линдону Джонсону. Они только что провели серию встреч в Глассборо, штат Нью-Джерси. В целом атмосфера в отношениях оставалась напряженной — требовалось найти хотя бы отдельные точки для дипломатической стыковки. На фоне Шестидневной войны между Израилем и его соседями, да и попыток введения арабского нефтяного эмбарго против западных держав, подходящей темой для возрождения диалога в духе разрядки представлялась энергетика, ее политическое измерение. И вот оба лидера дали благословение советским и американским ученым «высшей лиги» на диалог в этой сфере. Усилия были соединены на длительной основе для обеспечения элит и разведывательных сообществ надежными прогнозами эволюции как традиционного, так и альтернативного ТЭК, причем по обе стороны от барьера «холодной войны». В 1972-м институт окончательно обрел свою нынешнюю структуру и статус.  

Прошло полвека. Работая с Накиченовичем под сводами IIASA, там, по данным Bloomberg, возмужало и вышло на авансцену мировой геополитики и науки полдюжины нобелевских лауреатов! Среди них — лауреат 2018 года Уильям Нордхаус. Все это хорошо, а вот враждебное разъединение западной и восточной школ энергетической политики никуда не годится! Занятый коллективом IIASA дворец в стиле барокко, что красуется в одном из южных предместий австрийской столицы, переполнен эхом недобрых смысловых параллелей, что возвращают планету в эпоху роковой дуэли 1960-х — времен Карибского кризиса, войны во Вьетнаме и ввода войск в Чехословакию. Тогда, по свидетельству обозревателя Джонатана Тайрона, спецслужбы США пугали Европу тем, что «замкнутые экспортные рынки природного газа помогают наращиванию Вооруженных Сил СССР». А ныне наследники тех же американских экспертов пишут в своих аналитических документах, что «газопроводы позволяют повсюду оплачивать российскую агрессию». Чувствуете сходство? Ну прямо, как говорится, один в один.

И как же, интересно, чувствует себя в условиях прискорбного возврата ко всеобщей (хотя и без идеологической компоненты) вражде академик Небойса Накиченович, этот признанный «гуру на мировом рынке природного газа»? Он, кстати, очень самокритичен, этот «австрийский серб», предрекавший еще в 1980-е ускоренный рост чистой, не грешащей «парниковым эффектом» энергетики атома, солнца и газа. Правда, с ядерным ТЭК была, как видно, допущена прогнозная осечка: сегодня ФРГ, Франция и США тормозят и даже останавливают свои программы строительства и расширения АЭС. Ошибся Накиченович и насчет темпов угасания угольного сегмента ТЭК. Благодаря рыночной революции «всеядного» Китая, требующего любых видов топлива в огромных объемах, угольный век оказался в мире намного длиннее. Но зато с «голубым топливом» ученый оказался совершенно прав — его прогнозные графики признаны образцом научного и практического совершенства.

Но теперь выявился парадокс: на сей раз, консультируя канцлера Курца перед его визитом в США с помощью своего доклада, тот же Накиченович удивил многих. Ученый, слывший защитником и энтузиастом природного газа как самого низкоотходного вида углеводородного сырья, огласил резонансную сенсацию. Какую именно? Речь об этом — в следующей главе. 

Никто не против общечеловеческих энергоценностей, но…   

Накисенович заявил, что в споре из-за газоэкспортных маршрутов в Европу обе стороны — Россия и США — занялись вообще не тем (каким надо) делом и в целом ввязались в не нужную никому схватку. 

В Старом Свете, если отказаться от вражды, есть достаточно места и для трубопроводного, и для сжиженного газа; но это, на взгляд Накиченовича, не главное. Надо, засучив рукава, бороться с любым газом, как это уже делается с углем и нефтью. А иначе материку будет угрожать — из-за атмосферного загрязнения — погодно-климатический коллапс, и очень скоро. Бросить силы на освоение возобновляемых источников энергии, прежде всего солнечной и эолической, — вот в чем видит задачу академик из Вены. За спиной у землян, к сожалению, «уже 50 лет движения вспять, — сетует директор IIASA. — Вместо достижения целей трансформации энергетики все мы — во многих смыслах — работали над контртрансформацией. И теперь времени совсем не остается. Нам надо снизить выбросы в атмосферу до нуля уже к середине века».

Звучит, казалось бы, здорово: многоопытный сторонник наполнения газом крупной части мирового энергобаланса признал: мы вообще на ошибочном пути, и с «голубым топливом» надо воевать по обе стороны Атлантики так же жестко, как с «черным золотом», антрацитом, торфом и дровами(!). С этой сентенцией (в духе Парижского соглашения по климату, из которого, кстати, вышла не Россия, а США!) Накиченович пересек Атлантику и поднялся на трибуну Американской ассоциации продвижения науки. Оратора просили определиться: на чьей он стороне как ученый и европеец? Чьи позиции поддерживает в схватке между трубопроводным газом Сибири и сланцевым СПГ? Суждено ли перспективе европейского ТЭК вырисовываться в русле логичной стратегии «Газпрома» или на путях экспансии таких операторов СПГ, как Cheniere Energy Inc? Академик ответил глубокомысленно: ни то, ни другое! Видите ли, лучше всего — вообще забыть про обе эти тенденции. Да-да, забыть — и начать атаку на «парниковый эффект» в любой его ипостаси. 

Спросим же сами себя: реально ли это сегодня? Некоторые российские эксперты по ТЭК, предпочитающие не ссориться с Западом и, особенно, с Америкой, годами нас убеждали: трубопроводный газ для Европы чуть ли не постыдно архаичен, да и выглядит он как изживший себя советский способ привязки соседей к Москве. Вот если Россия когда-нибудь освоит, вровень с Соединенными Штатами и их союзниками, ультрасовременную индустрию СПГ и переведет газоэкспорт на нейтрально-морские просторы, славящиеся свободной конкуренцией, — тогда нас и оставят в покое. Ибо мы, наконец, «станем как все». И что же? Наладив в Заполярье мощности по сжижению «голубого топлива» в рекордные сроки и побудив заокеанских сланцевиков ревниво затаить дыхание, мы вновь «напоролись» на угрозы! Как заявил на днях командующий американскими ВМС в Европе и Африке адмирал Джеймс Фогго со страниц The Washington Examiner, США не позволят России и Китаю взять под свой контроль теперь уже Северный морской путь и Арктику. А ведь это главный маршрут нынешней перевозки СПГ с Ямала и завтрашней — с Гыдана и Таймыра. Слышал ли флотоводец о понятиях национальной акватории, территориальных вод, экономической зоны и т.д.? Нам это неведомо. Известна лишь геополитическая неприязнь мирового гегемона теперь уже не только к трубопроводному экспорту из РФ, но и, как видите, к Севморпути, а также к Новому Шелковому пути из КНР в Европу. Нет, Вашингтон никогда не угомонится — в этом вся проблема! И почему, интересно, недооценивает ее уважаемый д-р Накиченович?  

Ясно одно: в его докладе мы видим перестроечно-общечеловеческие ценности, хотя и в их свежей экологичной реинкарнации. Знакомимся с повторной редакцией нового мышления, но уже в сфере топливной политики. То есть на поверхности — ни вашим, ни нашим. А на деле — односторонние плюсы заокеанскому ТЭК и кураторам в Белом доме вопреки дороговизне тамошних энергоносителей. Не в этом ли заключалась завуалированная суть внешне сбалансированных советов от IIASA в адрес Себастьяна Курца? Но он все равно проявил на встрече с Трампом принципиальность оппонента, здравый смысл государственника и трезвую сметку австрийского бюргера.

Между прочим, вести из России тоже зримо предупреждают позитивно настроенных к нам австрийцев о многом. Прежде всего, — о серьезнейших намерениях Кремля на южном фланге энергорынка ЕС, как и о необходимой нам страховке. Игнорировать и бросать испытанных друзей в Альпах Москва не станет. Но при проведении и обосновании своего внешнеэкономического курса они должны знать: сейчас не время для зигзагов. Сначала в Сочи было сказано о том, что — при наличии согласований — еще одна труба Турецкого потока может дотянуться (причем, конечно, не через Центральную Европу) и до Греции. Потом Сергей Лавров заявил о необходимости «железобетонных гарантий» ЕС для принятия Москвой решения о прокладке наземной нитки того же газопровода в Болгарию, Сербию, Венгрию и Австрию. Иными словами, времена российской энергоэкспортной благотворительности уходят. 

Поэтому отлично себя зарекомендовавшему газораспределительному хабу в Баумгартене не повезет, если Брюссель поставит где-то на Балканах палки в колеса; а тем временем, наряду с апшеронским газом, на Адриатику придет еще и российский. Чтобы сгладить воздействие этих факторов на Австрию с ее транзитно-коммерческими планами, благоразумная Вена, судя по всему, и впредь намерена занимать по проблеме топливно-сырьевого импорта четкую и ясную позицию. Итак, при всем уважении к Небойсе Накиченовичу скажем прямо: в энергетической геополитике бывают острые моменты, когда назвать ближайшие приоритеты лучше всего безбоязненно и без обиняков.     

Эр-Рияду нужен атом, а сырье — другим ребятам

В Вашингтоне разрастается скандал вокруг так и не прошедшей сделки по продаже Саудовской Аравии американских атомных электростанций включая реакторы, а также все необходимое оборудование и «ноу-хау».

Этот оборванный сюжет, много говорящий об истинном балансе между явной и тайной политикой США на Ближнем Востоке, имеет отношение и к углеводородному сегменту ТЭК в «королевстве пустынь». Как намекает заокеанская пресса, нездоровое и противоречивое паблисити вокруг попытки Дональда Трампа усилить саудовскую энергетику готовыми комплектами для постройки АЭС на Аравийском полуострове — это не просто отзвук своеобразного экспромта в транснациональном бизнесе. Это еще и реакция американской элиты на феномен «взаимопритяжения» между крупнейшей в мире монархией и Кремлем, причем, в основном, в нефтегазовой области. И действительно, за последние годы саудиты не только плотно сблизились в энергодипломатии с Москвой, образовав механизм квотного регулирования добычи в формате ОПЕК+, а затем и предложив россиянам возглавить более эффективный международный альянс в нефтеэкспортной сфере. Кроме этого, гигант Персидского залива еще и пожелал профинансировать немалую долю мегапроекта «Арктик СПГ». И, наконец, в Эр-Рияде уже готовятся принять Владимира Путина с визитом в нынешнем году, в ходе которого немалый раздел переговоров наверняка будет посвящен энергетическому партнерству.

Судя по всему, сказанное сильно тревожит США. Об этом, в частности, пишет в статье о нереализованном ядерном проекте (назовем его «Атом для саудитов») The Washington Post. Газета полагает, что не только разгневавшие Белый дом планы покупки Эр-Риядом российских зенитно-ракетных систем С-400, но и все та же Ее Величество Нефть (точнее говоря, объединительное влияние «черного золота» на оба ведущих центра добычи в Евразии) стало для Трампа раздражителем. «В последнее время, — отмечает The Washington Post, — королевство подает сигналы своей заинтересованности в установлении более тесных связей с государствами, далекими от Соединенных Штатов. Оно наладило сотрудничество с Россией в сфере нефтяной политики. А в опубликованном во вторник сообщении «Интерфакса» указывалось, что две страны ведут переговоры о ракетах противовоздушной обороны».

Но еще важнее то, что нефть соединена с темой не удавшейся пока сделки по продаже серии АЭС — соединена не только вездесущими «инсайдерами» большой прессы. В госаппарате Эр-Рияда обсуждают, представьте себе, то же самое! Проникшие в тему журналисты Том Хамбургер, Стивен Мафсон и Эллен Накашима узнали: «Вот что говорили саудовские чиновники: желание закупить АЭС объяснено стремлением к тому, чтобы государство не целиком зависело от нефти, хотя оно и имеет вторые во всем мире запасы этого сырья. Судя по звучащим в королевстве заявлениям, там хотят заменить ядерной энергией нефть, сжигаемую для выработки электричества, особенно в целях кондиционирования воздуха». Между прочим, это не самооправдательный, а безукоризненно-верный тезис. На землях обширной страны от Красного моря до Ормуза, надо признать, все удобнее живут не только привилегированные коренные жители — потомки бедуинов, но и миллионы гастарбайтеров из Пакистана, Турции, Египта, с Филиппин. Они тоже любят холодильники и кондиционированный воздух. Ну а молодежь довольна снятием запрета на громыхающую за многие мили музыку ночных клубов под звездным небом Востока, что тоже требует энергоснабжения. Как требует намного больше бензина и другой — социально-гендерный закон исторического значения, разрешивший в 2018-м доступ женщин Саудовской Аравии к автовождению. 

Тут нелишне отметить, что лишь за период между 2005-м и 2015-м годами энергопотребление в «королевстве пустынь» удвоилось, что и впрямь ведет к росту заинтересованности в постройке сети АЭС. Ведь это, по прогнозу The Washington Post, “подстегнет нефтеэкспортную мощность Саудовской Аравии». То есть себе – все больше атомной энергии. А «другим ребятам» (в том числе в странах, пока еще не удостоенных доверия со стороны ядерных держав), — больше саудовского «черного золота». Но в этом случае, почему же ядерная сделка сверхдержавы и ее главного (не считая Израиля) союзника в регионе хотя и бойко продвигалась командой Трампа с первых же дней его президентства в январе 2017 года, но так и не материализовалась до сих пор? 

Мечтали о сверхприбылях от саудовского ТЭК, а осуждены за… «русский след»!

Оказывается, законодатели от обеих американских партий еще в 2017-м  объединились в мощную, влиятельную группу, решившую не допустить заключения договоренностей с саудитами по ядерному вопросу.

В Капитолии возникли опасения, что суннитский Эр-Рияд воспользуется десятками обещанных ему реакторов не только для альтернативного решения электроэнергетической проблемы, но и для попытки обзавестись со временем собственным ядерным оружием. Для чего? Чтобы свести счеты с давним «противником номер один» в исламском мире — шиитским Тегераном. Ведь у того-то свой атомный реактор уже имеется, не так ли? А в будущем «режим аятолл», обретя свободу рук на фоне нового витка саудовской угрозы, выйдет из ядерной сделки 2015 года и пустится, мол, во все тяжкие. В Персидском заливе возникла бы напряженность такого накала, что неизвестно: когда и у кого первыми сдадут нервы. И, главное, не ударит ли однажды подвергнутый американским нефтяным санкциям Иран сначала по своему «заклятому и сатанинскому врагу» — Израилю вместо «королевства пустынь»?

Понятно, что пресловутая закулиса, существование которой в Вашингтоне никем не доказано, но и не опровергнуто, не могла допустить разгула ядерной предприимчивости Трампа и его близких почитателей среди арабов. Астрономическая «сделка века», столь многообещающая для атомной промышленности США, стала грозным фантомом для друзей Израиля. И вот что было дальше. Сначала «погорел» первый — после присяги президента — советник по национальной безопасности и знаменосец предполагавшейся саудовской сделки Майкл Флинн: его быстренько отправили в отставку еще в начале 2017-го. Возможно, иной читатель скажет: это, мол, случилось только из-за контактов Флинна с должностными лицами РФ в разгар избирательной кампании. Как знать, друзья мои! Правда, эксперт по имени Дерек Харви, внедренный Флинном в Совет нацбезопасности, все еще поддерживал связи с саудитами по той же проблеме, но позднее и он попал под «колпак». Затем тучи расследования сгустились над главным советником республиканского Белого дома по Ближнему Востоку — зятем президента Джаредом Кушнером. 

Потом следственный микроскоп переместился еще и на главу комитета по отгремевшей президентской инаугурации Тома Баррака, который — вот ведь совпадение — тоже участвовал в продвижении атомной инициативы под своды эр-риядских дворцов. Чуть позже не поздоровилось подчиненному Тома Баррака — Рику Гейтсу. Они и многие другие замахнулись, мечтая о доходах от саудовского прорыва, на «святая святых» правового обеспечения строгой секретности и нераспространения основных атомных технологий США — Atomic Energy Act. Да еще и пытались обойти надзорно-этические нормы конгресса, мошенники эдакие! Словом, подняли руку на закон, а ведь он шутить не любит. Шутить не только с названными господами, но и с их инвестиционно-дипломатическим лобби в пользу создания АЭС на далеком полуострове. Укрылось оно в странной компании IP3 во главе с отставными генералами и адмиралами США, а также экс-советником Белого дома по нацбезопасности эпохи Рональда Рейгана — известным Бадом Макфарлейном.   

Но еще интереснее другое: если кто-то из пионеров так и не прошедшей сделки с Эр-Риядом попадал под топор вашингтонской Фемиды, то лишь под предлогом мнимой причастности к… пресловутому вмешательству России в американские выборы 2016-го! Иными словами, политиканы и их сообщники страдали из-за одного правонарушения, а публично им «шили» нечто другое — «русский след»! Вообразим, что какой-нибудь крупный чиновник обсуждал с Эр-Риядом число будущих АЭС по американским проектам. А обвинили его в связях с… послом РФ Сергеем Кисляком! Или, если кто-то буквально эпизодически встретился в Нью-Йорке за полгода до выборов с юристкой Натальей Весельницкой или еще с какими-нибудь россиянами, то публично его накажут лишь за это ничего не значащее «дельце»; а о причастности того же чиновника к потенциальной саудовской сделке — ни слова! Дошло до того, что комиссия по расследованию вмешательства Москвы во главе с Робертом Мюллером была вынуждена дать на днях конфиденциальное разъяснение от спецпрокурора некоему «контактному лицу». Никакой, мол, взаимосвязи между российским многотомьем и тонкой саудовской папкой не было и нет!

В таком случае, почему же так много совпадений? И что вам Россия — «мальчик для битья»? Ведь на самом-то деле главные улики против проштрафившихся обитателей вашингтонского олимпа относятся к совсем иному — саудовскому сюжету, но как раз за это никого официально не наказывают, репрессируя взамен за «русский след»! И, кстати, кого вы хотите обвести вокруг пальца подменой понятий? Разве умудренная опытом Америка помогла в свое время становлению российской цивилизации на заре ее тысячелетнего пути? Или, наоборот, все-таки Екатерина П отправила балтийскую эскадру в Атлантику для морально-психологической поддержки тогда еще юных и по-настоящему не вставших на ноги Соединенных Штатов? Так зачем же забывать хотя бы об историческом старшинстве? 

Павел Богомолов