Главный инженер России

«Вся советская конструкторская школа своей важнейшей чертой — неразрывным единством вопросов проектирования, изготовления и монтажа — восходит именно к Шухову».
Академик Николай Мельников

Владимир Григорьевич Шухов родился в городке Грайворон Курской губернии (ныне — Белгородская область) в небогатой дворянской семье. В 1871 году он закончил 5-ю Санкт-Петербургскую гимназию (знаменитую «гимназию Краевича»), в 1876 — инженерно-механическое отделение Императорского Московского технического училища (ныне — МГТУ имени Н.Э. Баумана). В ходе подготовки диплома Шухов зарегистрировал свое первое изобретение (потом их будет несколько сот) — мазутную форсунку для паровых котлов. В качестве поощрения способный выпускник в составе научной делегации был направлен на Всемирную выставку в США для ознакомления с последними технологическими достижениями.

Задача — максимум

Начиная со следующего, 1877, года Шухов занялся нефтяным делом. Таким образом, «нефтяной стаж» у Шухова близок к рекордному — 62 года! При этом Шухов начал сразу с задачи-максимум — совместно с выдающимся российско-американским инженером и предпринимателем Александром Бари по заказу «Товарищества братьев Нобель» спроектировал первый в России трубопровод, соединявший нефтепромыслы в Балаханах с НПЗ в Черном городе, заводском районе Баку. 

Нефтепровод протяженностью 10 км и диаметром 3 дюйма был введен в строй в декабре 1878 года. В течение года все затраты на строительство трубы полностью окупились. Классическую теорию нефтепроводов с точными математическими формулами для описания процессов трубопроводной прокачки нефти и мазута, используемыми и поныне, Владимир Григорьевич изложил в своей знаменитой статье «Нефтепроводы». 

По ходу дела Шухов разработал и построил первые в мире цилиндрические резервуары-нефтехранилища. Шуховская схема цилиндрических резервуаров, возводимых на грунте с песчаной подсыпкой, повсеместно используется в мире по сегодняшний день. Более того, некоторые клепаные резервуары почтенного 120-ленего возраста, построенные непосредственно по чертежам Шухова, действуют и поныне (один из них автор видел собственными глазами на Трусовской нефтебазе в Астрахани). 

В 1880 году Бари создал в Москве свою фирму, куда пригласил Шухова на должность технического руководителя. Заработок Шухова складывался из жалованья (200 рублей) и процентов с продаж. Молодой инженер в одночасье стал богатым человеком, но главное — получил возможность создать полноценное проектно-конструкторское бюро. 

Короткой строкой

Как следствие, Шухов начал необыкновенно быстро и эффективно двигать вперед технологии в нефтянке и энергетике в целом. Для экономии места и времени упомяну их, как говорится, короткой строкой. Помимо уже упомянутых, это:

  • форсунка, с помощью которой впервые в мире было осуществлено промышленное факельное сжигание мазута;
  • метод добычи нефти с помощью сжатого воздуха (эрлифт);
  • проект первого в России продуктопровода (мазутопровода) с подогревом;
  • проекты первых российских магистральных трубопроводов Баку — Батум (883 км) и Грозный — Туапсе (618 км);
  • конструкция водотрубного парового котла в горизонтальном и вертикальном исполнении (золотая медаль на Всемирной выставки в Париже);
  • изобретение оригинальных конструкций газгольдеров и разработка типовых проектов хранилищ природного газа емкостью до 100 тыс. кубометров;
  • конструкция первых в России речных танкеров-барж (нос ложкообразной формы, корма со значительным подбором, кессонная система из перекрещивающихся продольных и поперечных балок и других несущих элементов надстроек и перегородок для дополнительной жесткости);
  • реализованный на верфях «Строительной конторы Бари» в Царицыне (Волгограде) и Саратове прогрессивный, широко применяемый в настоящее время поточно-позиционный метод строительства судов путем сборки на стапелях запланированными этапами с использованием стандартизированных секций. 

Глубокая переработка

Наиболее фундаментальным вкладом Шухова в развитие российской и мировой нефтянки стала разработка технологических процессов и оборудования для глубокой переработки нефти. 

В 1886 году Владимир Григорьевич вместе с Феликсом Инчиком подал заявку на «аппарат для непрерывной дробной перегонки нефти». Через три года эта установка была установлена на бакинском НПЗ «Товарищества по производству русских минеральных масел С.М. Шибаева», где успешно работала на протяжении длительного времени. Вскоре Шухов и Инчик подали заявку на «гидравлический дефлегматор для перегонки нефти и других жидкостей», позволяющий дробить перерабатываемую нефть на тяжелые и легкие фракции. 

В 1890 году Шухов и его помощник Сергей Гаврилов подали заявку на «приборы для непрерывной дробной перегонки нефти и тому подобных жидкостей, а также для непрерывного получения газа из нефти и ее продуктов». По сути, был изобретен промышленный процесс получения автомобильного бензина с использованием непрерывно действующей установки, состоявшей из печи с трубчатыми змеевиковыми нагревателями, испарителя и ректификационных колонн. Патент на изобретение был получен 27 ноября 1891 года — это было первое официальное оформление технологии термического крекинг-процесса при повышенном давлении.

До и после революции

В 1910 году фирма Бари отметила 30-летие своей деятельности. Результаты впечатляли — по проектам Владимира Шухова и под его руководством было построено: 

  • 3240 стальных резервуаров для нефти, керосина и других продуктов общей вместимостью 178 млн пудов;
  • 65 нефтеналивных барж водоизмещением 6,8 млн пудов (половина тоннажа волжско-каспийского нефтеналивного флота);
  • нефтепроводы общей протяженностью 350 верст;
  • 4210 паровых водотрубных котлов;
  • 417 железнодорожных мостов;
  • 21 элеватор для хранения зерна; 
  • 8 доменных печей;
  • металлические конструкции для 200 зданий общей площадью 423 тыс. кв. метров. 

Естественно, в 1917 году вся эта инженерно-техническая идиллия прекратилась. Советскую власть Шухов, скрепя сердце, принял, а вот его сыновья — нет: оба ушли воевать в армию адмирала Колчака. Младший сын Владимир умер в двадцатилетнем возрасте 1919 году от холеры; старший, Сергей, выжил, счастливо избежав и красноармейской, и чекистской пули. Более того, он стал отличным инженером-строителем, дожил до глубокой старости и сумел в целости сохранить огромный отцовский архив. 

В 1929 году все свои права на многочисленные изобретения Владимир Григорьевич официально передал государству. В качестве ответной любезности Шухов осыпали почестями — избрали почетным членом Академии наук СССР и членом Московского городского совета, а также наградили премией имени В.И. Ленина. В том же году в Баку по проекту и при техническом руководстве Шухова начал строиться крупный НПЗ «Советский крекинг». В 1932 году завод был пущен в эксплуатацию, при этом в первые недели его работы Владимир Григорьевич лично следил за ходом производства. 

Кстати, с правами на изобретение термокрекинга произошла интересная история. В 1923 году в Москву прибыла делегация крупной американской нефтяной компании Sinclair Oil. В ходе общения нефтяников с Шуховым ученый, сравнив свой патент 1891 года со значительно более поздними патентами, выданными в США, доказал, что американские крекинг-установки, по сути, повторяют шуховские и не являются оригинальными. 

Башни и пассажи

Шухов был велик во всех инженерных ипостасях. В частности, он является изобретателем первых в мире гиперболоидных конструкций и металлических сетчатых строительных конструкций. Кроме того, он автор проекта системы водоснабжения Москвы. Сетчатые арочные перекрытия Шухова украшают многие знаменитые здания Москвы — ГУМ, Петровский пассаж, музей имени Пушкина, Главпочтамт, Бахметьевский гараж, Киевский вокзал и ряд других. Возможно, именно это обстоятельство подвигло экс-мэра Москвы Юрия Лужкова (кстати, выпускника «керосинки») на вопрос: «С кем из умерших людей Вы хотели бы поговорить?» ответить: «С Шуховым». 

Я намеренно не останавливаюсь подробно на этой «непрофильной» деятельности Шухова, но не могу не сказать об его самой известной работе в сфере строительства — сооружении в 1919-1922 годах радиобашни на Шаболовке, самой высокой из многосекционных шуховских башен. 

Телескопическая конструкция высотой 160 метров, состоящая из шести сетчатых гиперболоидных стальных секций, возводилась трудно, с серьезной аварией — падением и повреждением сразу четырех секций. В духе того сурового времени Шухов был арестован, но через некоторое время освобожден, поскольку причиной аварии комиссия признала «усталость металла низкого качества». В связи с этим Владимир Григорьевич был приговорен к «условному расстрелу с отсрочкой исполнения приговора до окончания строительства» (трудно поверить, но тогда была подобная мера наказания). 19 марта 1922 года башня была успешно введена в эксплуатацию, а Шухов помилован. 

Спустя 17 лет (к сожалению, уже после смерти Владимира Григорьевича) через передатчики, установленные на Шуховской башне, начались регулярные трансляции телевизионных передач. В течение 30 лет, до пуска Останкинской телебашни изображение грациозного шуховского гиперболоида было эмблемой Центрального ТВ; оно и до сих пор используется в оформлении многих телевизионных передач. Кроме того, Шуховская башня признана международными экспертами одним из высших достижений мирового инженерного искусства и названа в числе 7 архитектурных шедевров русского авангарда, включенных в список Всемирного наследия UNESCO.

2 февраля 1939 года 85-летний Шухов скончался от последствий несчастного случая (тяжелого ожога). Похоронен на Новодевичьем кладбище. Центр Москвы — Сретенский бульвар — украшает величественный памятник гениальному инженеру; именем Шухова названы улицы в Москве, Конотопе, Старом Осколе, Сызрани и Туле, а также технический университет и международный аэропорт в Белгороде.

Григорий Волчек