«Газпром ходит, просит, говорит об инвестпрограмме»

«Газпром» решили в очередной раз социально нагрузить: высока вероятность, что компания будет вынуждена выплатить 50% чистой прибыли по международным стандартам финансовой отчетности. И плюс выкупить 2,7% своих акций у Внешэкономбанка. Жалобы «Газпрома» на нехватку средств и возможные сложности с реализацией инвестпрограммы мало кого интересуют — бюджет важнее.

В кризисное время правительство пытается найти деньги там же, где и во все предыдущие годы: в нефтегазовом секторе. Однако «Роснефти», если верить источникам, удалось отбиться от выплаты повышенных дивидендов, ограничившись 35% чистой прибыли от МСФО вместо 50%. А вот «Газпрому», судя по последним новостям, таки придется заплатить по полной программе. Правда, Министерство экономического развития России 12 мая 2016 года опровергло, что какая-либо директива правительства по этому поводу готовилась, а пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков высказался неопределенно . «Директива выходит из правительства, поэтому это, конечно, вопрос правительства, и адресовать эти вопросы также нужно правительству», — цитирует его «Интерфакс».

В самом «Газпроме» хранят молчание и никак не комментируют тему дивидендов. Вопрос об их размере топ-менеджмент компании рассмотрит 19 мая, ранее правление рекомендовало выплатить по итогам 2015 года 7,40 руб. на акцию — чуть больше, чем в 2014 году. Однако некий предупредительный выпад от российской монополии все-таки был. «Я не буду вам комментировать нашу инвестиционную программу на этот год. Любопытные могут узнать из других источников. Но уверяю вас, она испытывает сложности в текущих экономических условиях, — сказал зампред правления «Газпрома» Валерий Голубев. — А вы знаете, какая сегодня доходность на экспорт? Почти сравнялась с поставками на российский рынок. К чему это приводит? Приводит к тому, что «Газпром» с огромным трудом будет выполнять те функции, которые он выполняет — функции гарантирующего поставщика. Будут ли сегодня другие компании нести равные нагрузку? Вряд ли».

Государство приложило максимум усилий, чтобы сохранить контроль над экспортом газа в одних руках. Отсюда и законодательно закрепленный контроль государства над «Газпромом», и закон о едином экспортном канале. С помощью компании решаются геополитические и социальные вопросы. Так, «Газпром» активно финансирует спортивные клубы и федерации, выступает спонсором ФИФА и Олимпийского комитета России, реализует всероссийскую программу «Газпром» — детям». Параллельно компания, обладая избыточными мощностями, вынуждена планировать и строить экспортные трубопроводы, которые не имеют экономической целесообразности, но зато обладают политической. Это и отмененный ныне проект «Южный поток», на который потрачены сотни миллионов евро, и «Турецкий поток», опять же приостановленный из-за осложнившихся отношений с Турцией. Это «Сила Сибири» с газом для Китая — личная победа государства, но никак не «Газпрома». Это «Северный поток — 2», который начали строить и под который провели тендеры на трубы без понимания, разрешит его прокладку Европейская комиссия или нет.

Сегодня, когда цена на газ в Европе практически сравнялась с ценой на газ в России, «Газпром» вынужден сокращать затраты и ужиматься там, где это только возможно. Следовало бы дать компании хоть небольшую передышку, но нет: бюджет должен получить максимально возможные вливания, независимо от того, как себя будет чувствовать донор. «Газпром» ходит, просит, говорит об инвестпрограмме, но мы считаем, ее можно корректировать, «Газпром» потянет такие дивиденды; бюджету деньги нужней», — цитируют «Ведомости» высокопоставленного чиновника. Действительно, ну что компании сделается? Пусть она заодно выкупит у Внешэкономбанка 2,7% своих акций — надо же помочь государственной финансовой структуре.

Михаил Воронов