Газовать на два фронта

3989236
© ИТАР-ТАСС/Евгений Курсков

«Газпром» больше не будет ориентироваться исключительно на Европу, а начнет активно захватывать азиатский рынок — такова его новая экспортная стратегия. Российская компания больше не хочет работать там, где её, как она считает, активно притесняют. Однако жесткая риторика до сих пор не подкреплена аргументами, и нет-нет, да и проскальзывает мысль: а где «Газпром» будет зарабатывать деньги, если откажется от Европы? 

«Газпром» официально объявил о смене экспортной модели компании. Больше никакой моноориентации — отныне российский концерн будет, подобно двуглавому орлу, уделять пристальное внимание не только Европе, но и Азии. «Это вектор движения от европейской стратегии к евразийской стратегии работы на рынке, и с пониманием того, что начал формироваться новый газовый мега-рынок — евразийский», — сказал председатель правления компании Алексей Миллер на конференции, организованной Международным дискуссионным клубом «Валдай».

Открытие азиатского фронта главный газовик России обосновал ухудшением условий работы на европейском рынке. Для начала, Европа отказывается от так называемой модели взаимопроникновения: в обмен на доступ к газотранспортным мощностям «Газпром» отдавал долю в добывающих проектах. В частности, на таких условиях германские компании стали совладельцами Южно-Русского месторождения. Теперь же, по словам Алексея Миллера, наступила эра «чистой диверсификации» — без разделения ответственности за поиск и добычу углеводородов между продавцом и покупателями. «Мы видим, что целенаправленно, в одностороннем порядке все риски переносятся на поставщика. Это ценовые риски, это риски спроса, это регуляторные риски, это транзитные риски», – возмущается глава «Газпрома».

Его логика проста: «Газпром» создает мощности, исходя из долгосрочных контрактов с европейскими партнерами. Это многолетние инвестиции, и компании нужна гарантия, что они окупятся, что добываемый газ будет востребован рынком. Отсюда и принцип «бери или плати» — страховка на тот случай, если покупатель решит не брать весь законтрактованный газ. Но сегодня компании просят приостановить или вовсе отменить действие этого условия. Алексей Миллер считает это недопустимым: мощности по добыче и транспортировке газа надо содержать, а безнаказанное снижение закупок газа денег не даст, совсем наоборот. «Заявления о том, что Европа будет опираться на российский газ, мы не слышали. Но тогда абсолютно резонно у нас возникают планы и идеи в отношении того, что абсолютно без рисков для себя мы избыточные мощности можем, по-видимому, использовать для того, чтобы поставлять газ на другие рынки, в частности, на азиатский рынок. Или тогда Европейский союз, Европейская комиссия должны сказать о том, что «нам эти мощности нужны, мы на эти мощности рассчитываем», — резюмировал он.

Действительно, сегодня добычные мощности «Газпрома» составляют 617 млрд куб. м в год при добыче в прошлом году в размере меньше 450 млрд куб. м. Считай, еще 170 млрд некуда девать, ну куда это годится! Но проблема кроется в самом «Газпроме». Вернее, в его любви к грандиозным прогнозам по потреблению газа в Европе. «Мы планируем, что в течение 10 лет спрос на российский газ в Европе может вырасти ещё на 200 млрд куб. м газа!», — на встрече с премьер-министром России Владимиром Путиным в сентябре 2011 года Алексей Миллер был полон оптимизма. Ну вот они, избыточные мощности! Нашлись! Ой, подождите: согласно свежему прогнозу того же «Газпрома», к 2030 году потребление в европейских странах не сильно превысит текущий уровень, и российская компания так и будет поставлять около 150-160 млрд куб. м. Разумеется, продажи газа могут вырасти — а могут и упасть, если негативных факторов будет больше, чем позитивных.

Это проблема долгосрочного прогнозирования. На кого ориентировались в компании, когда создавали избыточные мощности? На Европу. Теперь идет демонстративный поворот к Азии. Однако для поставок европейцам созданы все условия: налажена добыча, построены газопроводы, подписаны контракты. А в Азии «Газпром» ждет только Китай. В объеме 38 млрд куб. м газа в год против почти 150 млрд европейских кубометров. И если с Европой «Газпром» давно и успешно обо всем договорился, то на открытие второго — азиатского — фронта придется потратить более десяти лет. И возьмет ли он хотя бы треть из «лишних» 170 млрд куб. м — большой вопрос.

Тем не менее, «Газпром» уверен в своем восточном будущем. Настолько, что считает себя достаточно сильным, чтобы строить газопроводы в Европу так, как ему хочется. «Газотранспортная система Украины — слабое звено, самое слабое звено, которое есть на сегодняшний день в наших с вами взаимоотношениях», — так, в частности, обосновал необходимость строительства «Турецкого потока» Алексей Миллер. Он, видимо, забыл, что в рамках своей любимой модели взаимопроникновения мог не просто разделить, а полностью переложить транзитные риски на покупателей — достаточно отдавать им газ на границе с Украиной. Но нет: «Газпром» заинтересован в прибыли maximum, то есть ради продажи газа конечным потребителям в Европе готов рискнуть сохранностью этого самого газа, взваливая на себя риски украинского транзита. «Европейские компании могут предложить «Газпрому» продать газ на границе «Украина-Россия» и выкупить этот газ. С целью урегулирования ситуации, повышения энергобезопасности ЕС, они могут в последующем закачать этот газ в хранилища, продать его Украине. «Газпром» в этой ситуации имеет все правовые основания, все зависит от его решения. Сегодня мы получили ответ от «Газпрома», что это невозможно – объяснений нет», — сказал в октябре прошлого года министр энергетики и угольной промышленности Украины Юрий Продан.  «Весь газ, который поставляется в Европу, соответственно, поставляется по контракту, где пункты сдачи находятся за пределами Украины, соответственно, что касается потребностей самой Украины, у нас есть действующий контракт, в рамках которого мы будем работать», — отрезал тогда же Алексей Миллер.

И тут возникает резонный вопрос: если Европа не будет строить газотранспортную инфраструктуру от границы Турции и Греции, то что будет делать «Газпром»?  «Если кто-то думает, что, блокируя и «Турецкий поток», они добьются той цели, которую перед собой ставят (сохранение транзита газа через Украину) — это глубочайшая ошибка. Это очень серьезная ошибка. Во-первых, эти объемы могут уйти на другие рынки, а во-вторых — обращаю ваше внимание, в чем наше конкурентное преимущество — мы можем держать паузу. Если надо, мы эту паузу будем держать — если нас просто к этому вынудят», — сообщил Миллер. Странно, но ведь пункты сдачи газа в контрактах указаны четко и ответственность за его доставку несет «Газпром». А с ключевыми покупателями — Германией, Италией, Австрией — заключены долгосрочные контракты аж до 2027-2035 годов. Готова российская компания «держать паузу» с теми, кто дает ей деньги и на поддержание «избыточных» мощностей, и на строительство новых, в том числе в Китай и Турцию? Думаю, что нет — у «Газпрома» нет возможности продать этот газ кому-либо другому. Впрочем, если Кремль решит всем напомнить, что «Газпром» — это все-таки не про бизнес, а про политику, можно ждать и первой Мировой газовой войны.

Михаил Воронов