Европейский Brent против американского WTI

Дифференциал между двумя сортами нефти составлял в среднем 3 доллара за баррель в последние три года, достигнув 3,3 долларов за баррель в 2017 г. Wood Mackenzie прогнозирует на 2018 г. среднюю премию Brent к WTI в 3,9 долларов за баррель. Результатом дальнейшего роста нефтедобычи в США может стать увеличение спреда до максимума — более 6 долларов за баррель, что превысит показатель в 5,8 долларов за баррель, зафиксированный в 2014 г. Woodmac прогнозирует рост экспортных поставок из США на мировые рынки до 4 млн баррелей в сутки к 2022 г. Штаты могут стать четвертым крупнейшим мировым экспортером нефти в мире вслед за Россией, Саудовской Аравией и Ираком.

Wood Mackenzie оценивает возможный рост производства нефти в Штатах в этом году на 840 тыс. баррелей н. э. в сутки. Причем большая часть этого прироста придется на первую половину 2018 г. Значительная доля этой нефти хлынет на азиатские и европейские рынки, вытесняя за счет низкой стоимости других производителей.

В Азии Штаты будут активно конкурировать с поставщиками европейского Brent: в начале 2018 г. стоимость нефти этого сорта выросла для азиатских потребителей до максимума, а объемы поставок сократились до минимума за последние четыре года. Росту экспорта американской нефти в Китай способствует переход этой страны на производство дизельного топлива с низким содержанием серы. Кроме того, экспортные поставки из США помогут заместить падающую добычу в КНР и Юго-Восточной Азии. Китай вышел на первое место в мире по импорту нефти, обогнав в 2017 г. Соединенные Штаты по этому показателю.

По мнению экспертов Woodmac, Штаты вряд ли станут чистым экспортером нефти в обозреваемом будущем. США продолжают оставаться крупным импортером нефти, закупающим за рубежом порядка 7 млн баррелей н. э. в сутки для удовлетворения внутреннего спроса. Добыча в Мексике и Венесуэле, основных поставщиках тяжелой нефти на американские НПЗ, падает. Сейчас Штаты ориентируются на рост импорта из Канады и переработку тяжелого сырья нефтяных песков.

Wood Mackenzie прогнозирует удвоение производства на сланцевых формациях в Соединенных Штатах в ближайшие десять лет: с 5 до 10 млн баррелей н. э. в сутки легкой нефти с низким содержанием серы (38-45 API). Экспортные возможности на побережье Мексиканского залива США в настоящее время оцениваются в 2,8 млн баррелей н. э. в сутки, этого явно недостаточно для прогнозируемого прироста добычи сланцевой нефти в стране.

В оценке Woodmac рост спроса на нефть в мире может составить 5 млн баррелей в сутки в ближайшие годы. Страны ОПЕК, а также независимые производители нефти будут активно конкурировать за этот прирост потребления. Но в значительной мере его обеспечит рост экспорта сланцевой нефти из США.

Два крупнейших рынка для поставок нефти — Европа и Азия — демонстрируют разнонаправленные тренды спроса: в АТР потребление растет, в европейских странах сокращается. НПЗ в Европе традиционно ориентированы на поставки из России нефти сорта Urals, североморского Brent, а также западноафриканских сортов (например, Bonny из Нигерии). Тогда как азиатские рынки связаны с ближневосточными поставщиками. Кроме того, в последние годы Россия активно действует на рынках АТР, прежде всего, Китая.

Отметим, что с 1 января 2018 г. ценовое агентство Platts включило в бенчмарк Brent североморскую нефть норвежского месторождения Troll, что позволяет увеличить на 20%, или 200 тыс. баррелей н. э. в сутки, объемы торгуемой на рынке нефти сорта Brent, а также улучшить качество и получить премию от его продаж. Европейские рынки могут стать приоритетной целью для поставок американской нефти. Здесь она будет активно конкурировать, прежде всего, с западноафриканским сырьем.

На азиатских рынках легкие сорта американской нефти стали торговаться дешевле высокосернистой нефти Ближнего Востока. Но позволят ли и дальше ближневосточные страны отнимать у них долю на азиатских рынках? Будут ли они в дальнейшем придерживаться соглашения ОПЕК+, нацеленного на сокращение добычи и балансировку рынка? Это два главных вопроса, которые определят развитие мирового нефтяного рынка на перспективу.

Нина Маркова