«Если вы не за столом, то вы в меню». Российская энергетика на пути к ратификации Парижского соглашения

Форум «Нефтегазовый диалог» Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений имени Е. М. Примакова Российской академии наук отмечает в этом году юбилей — 10 лет с начала проведения семинаров, открытых для специалистов и отраслевых журналистов. Инициатива и организаторский талант кандидата экономических наук, доцента Нины Пусенковой, старшего научного сотрудника ИМЭМО РАН, позволили стать «Нефтегазовому диалогу» за это десятилетие ведущей интеллектуальной площадкой для обсуждения самых острых вопросов развития мировой и российской энергетики. Юбилейный сезон 2019 г. открыл семинар «Климатические соглашения и энергетика: последствия для России» с участием двух российских нобелевских лауреатов — Игоря Башмакова и Алексея Кокорина, получивших в 2007 г. Нобелевскую премию в составе Межправительственной группы экспертов по изменению климата.

По словам Игоря Башмакова, исполнительного директора Центра по эффективному использованию энергии, сырьевая ориентация российской экономики привела к отсутствию ее роста в течение последних десяти лет. По словам эксперта, ей нужны новые «драйверы», прежде всего, в виде низкоуглеродных технологий, на которые переходят ведущие страны мира. То, что главные потребители российских углеводородов сейчас стремятся перейти к низкоуглеродной модели развития и снижают показатели энергоемкости, приводит к потерям для экономики России. По мнению эксперта, в перспективе страны, отстающие сегодня в развитии ВИЭ, будут оплачивать слишком дорогую энергию, что скажется на их экономическом развитии. Тогда как дальнейшее развитие ведущих держав будет основано на дешевой и доступной энергии, о чем говорили многие из участников февральской встречи в ИМЭМО. В последние годы основные инвестиционные потоки в мире сместились с дорогих нефтегазовых проектов в электроэнергетику, прежде всего, возобновляемые источники энергии. «Неважно по каким причинам меняется климат. Важно то, что мир переходит к низкоуглеродной модели развития. Этот процесс идет очень интенсивно: ускоряются темпы повышения энергоэффективности. Резко растет доля возобновляемых источников энергии. Отставание в этих процессах грозит экономической безопасности страны, а также ее технологической отсталостью. Мы уже позорно отстаем по показателю энергоемкости экономики», — утверждает Башмаков.

Доктор физико-математических наук Владимир Катцов, директор Главной геофизической обсерватории им. А. И. Воейкова Росгидромета, отметил в ходе семинара ИМЭМО эволюцию взглядов международного сообщества на климатические изменения. В результате к 2014 г. Межправительственная группа экспертов по изменению климата пришла к выводу, что влияние человека на климатическую систему очевидно, а современные антропогенные выбросы парниковых газов являются самыми большими в истории. Тогда как недавние изменения климата оказали широко распространенные воздействия на антропогенные и природные системы. Механизмы потепления климата хорошо изучены и доказаны. Владимир Катцов, в частности, отметил самый значительный вклад в суммарное радиационное воздействие повышения атмосферной концентрации углекислого газа в период 1951–2010 гг. По мнению российского ученого, нас с высокой степенью вероятности ожидает усугубление наблюдаемых антропогенных изменений климата (на фоне его естественных вариаций) и соответствующих климатических воздействий. В России температура растет быстрее всего, в особенности в Арктической зоне РФ. Среди главных угроз и вызовов прогнозируются: рост рисков повреждений трубопроводов в зонах многолетней мерзлоты и подводных переходах; в ряде регионов — увеличение ветровых нагрузок и ледовых отложений на линиях электропередачи; а также расходов электроэнергии на кондиционирование воздуха в летний сезон для значительной части населенных пунктов. Что касается потенциальных выгод, возможно сокращение расходов энергии в отопительный период; облегчение доступа к арктическим шельфам и их освоения; а в ряде регионов — улучшение условий развития гидроэнергетики. «Энергетическая отрасль характеризуется исключительным разнообразием типов инфраструктуры, включая установки по добыче и транспортировке топлива, электростанции различных типов, электросетевое хозяйство. Наблюдаемые и ожидаемые в будущем климатические изменения служат источником возникновения рисков практически для всех указанных объектов», — отмечает Владимир Катцов. По информации эксперта, на энергетику в России приходится 82,8% объемов выбросов парниковых газов.

Академик Борис Порфирьев, директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, выступил в ходе семинара за ратификацию Парижского соглашения, поскольку уход России из этого процесса приведет к тому, что мы окажемся «не за столом, а в меню». Однако делать это нужно с ясным осознанием целей и задач, которые стоят перед страной. По словам ученого, Российская Федерация находится в состоянии экономической стагнации, тогда как переход мира на ВИЭ приведет к отрицательным значениям развития экономики России. «Нельзя ограничивать экономический рост России, набрасывая на него узду ради решения климатических проблем. Без экономического роста в стране не будет средств на экологию», — отметил Порфирьев, выступая в ИМЭМО. Академик заявил о приоритете роста экономики несмотря на то, что в своем докладе сообщил о 100 тыс. российских граждан, ежегодно преждевременно умирающих из-за экологических проблем в стране, а также потерях до 4% ВВП, также связанных с ними. Всего же, по его данным, до 95% населения планеты в настоящее время дышат загрязненным воздухом.

Однако, по словам Порфирьева, цели климатического регулирования недостижимы на основе парадигмы низкоуглеродного развития и новой доктрины «климатической экономики», а следование им в ближайшие годы в России может привести к торможению экономического роста, снижению инноваций и потере конкурентоспособности ТЭК, атомной индустрии и других ключевых секторов экономики с риском для национальной безопасности, включая и экологическую сферу. Борис Порфирьев заявил о необходимости комплексного решения, предусматривающего снижение климатических рисков в контексте и при обеспечении в среднесрочной перспективе приоритета социально-экономических и экологических целей устойчивого развития на основе устойчивых темпов экономического роста за счет модернизации производства с использованием наилучших доступных технологий и соблюдения жестких экологических стандартов.

Отметим, что, к сожалению, это идет в разрез с уже происходящим в стране. В феврале этого года санитарно-эпидемиологическая служба и Роспотребнадзор резко повысили нормы содержания в воздухе вредных веществ, включая формальдегид, диоксид азота и метилмеркаптан.

По мнению Алексея Кокорина, руководителя программы «Климат и энергетика» Всемирного фонда дикой природы, Парижское соглашение — это финансово-экономическая договоренность о снижении выбросов крупнейшими странами, компенсированное финансовой помощью развивающимся государствам. Это, прежде всего, договор о принципах, на 80% это правила мониторинга и лишь на 20% правила действий. Среди главных причин, обусловивших подписание документа, выделяются накопление научных данных об изменении климата, а также приоритет для большинства крупнейших стран и компаний высокотехнологичного развития. Международное сообщество признало риски и опасности антропогенных климатических изменений, а также принудительных мер по снижению выбросов парниковых газов. Парижское соглашение отразило понимание неравномерности потерь и рисков, относительной безопасности крупных и сильных государств мира. По словам эксперта, в настоящее время большинство экономически развитых стран поддерживает низкоуглеродный путь развития. Целый ряд крупнейших сырьевых компаний идут по пути диверсификации бизнеса, что ведет к серьезным изменениям в структуре экономики во многих странах мира. Заключенное в Париже соглашение по климату стало сводом общих принципов сотрудничества, без включения в документ принудительных международных мер. Поставленная коллективная цель по ограничениям выбросов парниковых газов на текущее столетие не предполагает обязательств отдельных стран. Однако настаивает на активных действиях на национальном уровне, наличии целей и стратегий в этой области. Предполагается выделение финансовой помощи развивающимся странам в адаптации и низкоуглеродном развитии. По словам Кокорина, Парижское соглашение является инструментом мониторинга ситуации, а также международной кооперации проектов, использование которого поможет снизить риски и повысить инвестиционную привлекательность проектов. Что касается принудительных международных мер по снижению выбросов парниковых газов, глобальному сообществу потребуется новое соглашение, подготовка которого возможна не ранее, чем через 10–15 лет. Такой документ, по мнению эксперта, может включить нормы удельных выбросов, квоты и платежи. Кокорин обращает внимание на пример Саудовской Аравии, сразу же ратифицировавшей Парижское соглашение и активно принимающей участие в международных дискуссиях по вопросам изменения климата. Страна предпринимает шаги к диверсификации экономике и уходу от зависимости от экспортных доходов от поставок нефти на мировые рынки, что, по словам эксперта, позволит ей быть «за столом, а не в меню».  

Мария Кутузова