Дисциплинарная ответственность

Фото: Prostock-studio / stock.adobe.com

Политика нефтедобывающих стран-участников соглашения ОПЕК+ на 2021 год будет определена 30 ноября и 1 декабря 2020 года в ходе 180-го заседания конференции ОПЕК и 12-го министерское совещания стран ОПЕК и стран, не входящих в ОПЕК. К этой встрече Объединенный технический комитет (JTC) стран ОПЕК+ и Объединенный комитет по мониторингу на уровне министров (JMMC) 16-17 ноября подготовили материалы для обсуждения. Сами министры на встрече 17 ноября не смогли придти к однозначному выводу — что делать дальше.

Основным критерием для выбора вариантов действий ОПЕК+ на 2021 год служат данные о коммерческих запасах нефти в мире и балансе спроса/предложения. Но окончательное решение осложняется неопределенностью развития эпидемии COVID-19 и связанного с ней восстановления экономик основных потребителей нефти. 

Последние месяцы аналитики ОПЕК регулярно снижали свои прогнозы потребления нефти. В последнем ноябрьском докладе организации спрос на нефть ОПЕК в 2020 году пересмотрен вниз на 0,2 Мб/с по сравнению с прогнозом предыдущего месяца и указан в 22,1 Мб/с, что примерно на 7,2 Мб/с ниже, чем в 2019 году. Спрос на нефть ОПЕК в 2021 году пересмотрен вниз на 0,6 Мб/с по сравнению с предыдущим месяцем и составит 27,4 Мб/с, что примерно на 5,2 Мб/с выше, чем в 2020 году. Таким образом, в ОПЕК считают, что в 2021 году не произойдет полного восстановления спроса на нефть стран ОПЕК до уровня 2019 года, он будет меньше на 2 Мб/с (6,8%) меньше 2019 года. Похожие прогнозы предлагает МЭА.

Сохраняется неопределенность и в объеме накопленных коммерческих запасов нефти. В докладе ОПЕК рост запасов стран ОЭСР за 1-3 кв. текущего года оценивается в 290 Мб, а запасы стран, не входящих в ОЭСР, — в 540 Мб. Общие мировые запасы с начала текущего года выросли более чем на 1 миллиард баррелей, считают аналитики ОПЕК. Похоже, что на сегодня нефтехранилища в мире заполнены практически полностью. 

В США коммерческие запасы нефти находятся на верхней границе пятилетнего диапазона, а производители не стремятся увеличивать производство, потому что «у нас просто нет спроса на добычу пока…».

JTS представил министрам четыре варианта развития событий в будущем году. 

Базовый вариант (Scenario A base case) соответствует согласованному в апреле графику добычи стран ОПЕК+, согласно которому с 1 января 2021 года участники соглашения повышают добычу на 1,9 Мб/с (сокращение добычи относительно 2019 года снижается с 7,7 до 5,8 Мб/с). Тогда при сохранении динамики числа заболевших коронавирусом запасы нефти стран ОЭСР продолжат снижаться, но все же будут превышать среднюю пятилетнюю норму на 125 млн баррелей. 

Вариант сценария Scenario A base case под названием Scenario B alternative соответствует ухудшению ситуации с пандемией и локдаунами (а также, возможно, ростом добычи в Ливии). В этом сценарии рост запасов может составить до 470 млн баррелей выше среднего многолетнего показателя, переизбыток нефти на рынке составит 1,9 млн б/с.

Сценарий под названием Scenario C Extension 1Q21 соответствует продлению сокращения добычи на 7,7 Мб/с на 1 квартал 2021 года. В этом случае запасы нефти развитых стран будут превышать норму только на 73 млн баррелей, а на рынке сложится дефицит нефти на рынке в среднем в 0,9 Мб/с.

Сценарий под названием Scenario D Extension 1H21 соответствует продлению сокращения добычи на 7,7 Мб/с на 1 полугодие 2021 года. Тогда запасы превысят многолетний уровень на 21 млн баррелей, а дефицит нефти на мировом рынке составит в среднем 1,4 Мб/с.

Но как на самом деле будут развиваться события, никто точно предсказать не берется. «Рынок слишком быстро меняется, чтобы принимать решение сейчас», — заявил, комментируя итоги встречи, глава Минэнерго Саудовской Аравии принц Абдулазиз бен Сальман.

В условиях значительной неопределенности многих параметров, влияющих на спрос на нефть, интересно выглядит подход Оксфордского института энергетических исследований, который в своем докладе «Восстановление рынка нефти и баланс рисков», выпущенным накануне ноябрьской встречи ОПЕК+, уделил основное внимание рискам, с которыми может столкнуться процесс восстановления рынка нефти. 

Значительный размер сокращения добычи странами ОПЕК+ и высокая степень соблюдения ими договоренностей были ключевыми причинами, считают оксфордские аналитики, по которым цена на нефть нивелировала слабый спрос и поддерживала Brent выше $40 за баррель. Эксперты института оценили влияние различных факторов на цену нефти. 

Рис. 1. Драйверы цен на нефть
Рис. 2. Соответствие ограничения добычи в странах ОПЕК+ условиям соглашения

Не все участники ОПЕК+ соблюдали квоты сокращения. На конец октября накопленное «недосокращение» составляло, по неофициальным данным, 2,35 Мб/с (в расчете на месяц). Рынок поглотил эту нефть, и не только эту. Ливия, которая почти весь год добывала около 100 тыс. б/с, по состоянию на 19 ноября вернулась, по данным НОК Ливии, к уровню выше 1,25 Мб/с, что близко к показателям до закрытия нефтяных месторождений. При этом французская Total провела с НОК переговоры о дальнейшем росте добычи. 

Более того, на встрече в Тунисе на прошлой неделе стороны ливийского конфликта не смогли договориться о создании единого правительства, но договорились о не менее важном — о создании отрядов по охране объектов нефтяного сектора. Логично, о дележе доходов от нефти можно долго спорить, когда есть сами доходы.

Наращивают добычу нефти Бразилия и Гайана, в следующем году от них можно ожидать еще несколько сот тысяч баррелей в день.

В Канаде правительство Альберты объявило, что оно прекратит устанавливать ежемесячные лимиты добычи нефти для производителей к декабрю 2020 года. На момент начала пандемии остановилось более 20% добычи нефти в Альберте. Большая часть закрытых в течение апреля производств в Канаде и США, возможно, уже начали возвращаться на рынок, считают эксперты. 

Количество активных буровых установок в США растет восемь недель подряд, а задел в виде незавершенных скважин практически не уменьшается — в октябре он сократился по сравнению с предыдущим месяцем всего на 86 единиц, до 7558.

В оксфордском докладе предлагаются такие оценки мирового спроса на нефть и предложения со стороны стран non-OPEK.

Рис. 3. Мировой спрос на нефть

Цифры колонок плохо видны, приводим их крупнее.

Рис. 4. Предложение нефти стран Non-OPEC

Большого доверия оценки не вызывают, но интересно, что на 2022 год аналитики института прогнозируют мировой спрос на 1,4 Мб/с ниже 2019 года (баланс правых колонок рис. 3). 

Основным вариантом действия ОПЕК+ в докладе считается продление сокращения нынешнего уровня добычи на три месяца 2021 года (для условия падения спроса на 8,6% в 2020 году, роста на 5,9% в 2021 году). В этом варианте ОПЕК+ сможет поддержать цены на нефть на уровне $40-45/барр. в 1-ом полугодии 2021. В обоих сценариях (подъем добычи на 2 Мб/с с января или продление сокращения на 3 месяца) дефицит рынка сохраняется на протяжении всего периода прогноза, но росту цены будут препятствовать накопленные запасы.

В докладе рассматривается и менее вероятный сценарий, ОПЕК+ сократит добычу на 1.9 Мб/с, вернувшись к первому этапу соглашения. В этом случае цены могли бы пробить уровень $50/б и составить в среднем $52,9/б в 1-м квартале 2021 (при сохранении существующего спроса).

В докладе оксфордских аналитиков самым интересным разделом представляется оценка вероятности, что соглашение будет соблюдаться, и что никто из стран-участниц его не покинет.

На рисунке приводится зависимость цены нефти от условий выполнения (compliance) соглашения. Базовый вариант: 100% выполнение условий соглашения и отказ от требования компенсации для стран-нарушительниц. 

Критическим для развала соглашения оксфордцы считают уровень его выполнения в 70%, возможные цены нефти при таком уровне выполнения отражены красной линией.

Саудовцы болезненно относятся к невыполнению соглашения. На встрече 17 ноября принц бен Салман еще раз напомнил о необходимости соблюдать условия. Ранее Саудовская Аравия даже грозила разорвать соглашение, если недосокращенные объемы не будут компенсированы. Но срок компенсаций уже однажды перенесли с конца сентября на конец года, а некоторые страны по-прежнему не выполняют свои обязательства.

В октябре соответствие ОПЕК + обещанным ограничениям составило 96% – меньше, чем предполагалось ранее. По словам источника, перепроизводство в России составляло 531 тыс. барр./с, а в Ираке — 610 тыс. барр./с.

Ситуация с соглашением ОПЕК+ похожа на ситуацию, которая возникает с любым картельным соглашением, охватившим не всех участников – члены картеля сокращают производство, удерживая цены, а не вошедшие в него производители наращивают свои мощности, получая незаслуженную прибыль. 

Большинство членов альянса сильно зависят от нефтяных доходов – некоторые почти полностью. И уже ходили слухи о недовольных участниках сделки ОПЕК+, которые заявили – не для протокола, конечно, – что они откажутся ее соблюдать, если нынешние квоты сокращения добычи сохранятся в 2021 году.

Министры нефти разъехались из Вены 17-го ноября, а уже 19-го Bloomberg сообщил, что о своей особой позиции заявили представители ОАЭ на закрытом брифинге для журналистов, попросив об анонимности, чтобы сохранить пространство для маневра.

Это необычный шаг для арабских чиновников, предпочитающих не выносить сор из избы, который может свидетельствовать о нарастающем кризисе внутри ОПЕК+. Недовольство ОАЭ связано с размером квоты, которая отведена стране в рамках сделки. При мощностях на 4 млн баррелей в сутки ОАЭ качали в октябре 2,4 млн баррелей в день, снизив добычу с начала года на 700 тысяч баррелей ежедневно, или 22%. При этом Россия убрала с рынка около 2 млн баррелей в день, или 18% ежедневной добычи. Саудовская Аравия качает 8,9 млн баррелей в день против 9,8 млн в первом квартале (-9%).

Вынудить страны выйти из соглашения ОПЕК+ может, во-первых, рост добычи в странах non-ОПЕК+ и добыча в странах ОПЕК+ сверх лимита, лишающая доходов «честные» страны соглашения, во-вторых, рост цены нефти, при которой соглашение теряет смысл.

В докладе «триггерная цена» выхода России из соглашения ОПЕК+ оценивается в диапазоне $50-55/б. Ранее считалось, что Саудовская Аравия имеет гораздо более высокую предпочтительную цену. Но сейчас надо признать, что саудовская экономика не так слаба, как об этом пишут некоторые СМИ, говорится в докладе. Государственные финансы Королевства приспосабливаются к более низким ценам, сокращая расходы и вводя новые источники ненефтяных доходов. В своем предварительном бюджетном заявлении на 2021 год министерство финансов КСА ожидает, что дефицит бюджета достигнет 12% ВВП по сравнению 6,4% ВВП годом ранее. Однако Саудовская Аравия располагает бюджетными буферами и имеет доступ к международным долговым рынкам. В предбюджетном заявлении по-прежнему ожидается, что дефицит постепенно сократится до менее чем 1% к 2023 году. Jadwa Investment предполагает, что это может быть достигнуто при цене на нефть в $55 за баррель. Такая цена вполне реальна в случае дальнейшего ослабления доллара.

Вряд ли стоит ожидать неожиданных эпохальных решений от встречи стран соглашения ОПЕК+ 30 ноября и 1 декабря. Даже если они о чем-то договорятся, например, о продлении сокращения добычи, это решение можно изменить в любой момент. Угадать ход биржевых спекуляций ценой нефти – задача тоже плохо разрешимая. Интереснее следить за ростом добычи в странах non-ОПЕК+, в Ливии, Иране и Венесуэле. Представляется, что к развалу соглашения, как и в большинстве случаев, приведет возмущение участниками картеля снятием с рынка «сливок» производителями, свободными от картельных обязательств.

Материал подготовлен
Институтом развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)