Аллегро на буровой

Пьедестал почета

К середине шестидесятых годов прошлого века в нефтяной промышленности СССР сложилась четкая иерархия. 

Бесспорным и бессменным лидером по объемам производства среди 26 укрупненных добычных подразделений Миннефтепрома СССР была «Татнефть», «жемчужина» которой — открытое в 1948 году уникальное Ромашкинское месторождение — по-прежнему давало десятки миллионов тонн нефти в год. 

Continue reading

Человек, любивший химию

«Скрытые годы»

Среди самых заметных и, увы, печальных событий конца текущего года — смерть 83-летнего патриарха российской политики Юрия Лужкова, скончавшегося 10 декабря и с почестями похороненного на главной аллее Новодевичьего кладбища.

Конечно же, главное историческое наследие Юрия Михайловича — «лужковская Москва». Российской столицей Лужков руководил железной рукой более 18 лет (если быть точным — 6688 дней). 

Бурные девяностые и нулевые, в течение которых Лужков неизменно входил в ареопаг российской политики (напомню, что Юрий Михайлович длительное время котировался в качестве главного претендента на пост премьер-министра страны; были у него и серьезные президентские амбиции), заслонили предыдущую карьеру экс-мэра. Между тем, эта карьера была весьма продолжительной по времени (32 года с момента поступления в институт) и весьма убедительной по скорости и траектории прохождения служебных ступеней. Например, легко предположить, что даже не перейдя в 1987 году в Мосгорисполком, энергичный, хваткий и креативный Лужков все равно достиг бы карьерных высот — например, ближе к 55 годам (самый «сок» для советского управленца) стал бы, скажем, союзным министром.

А для нас особенно важно, что вся «домосковская» работа Лужкова полностью связана с химической и нефтехимической промышленностью. Поэтому есть смысл поговорить об этом важнейшем этапе биографии Юрия Михайловича поподробнее.

Continue reading

Два поселка, две судьбы

Деревня Чернушка появилась на карте Пермской губернии в 1854 году. Спустя 60 лет в связи со строительством Казанской железной дороги (ветка Казань — Екатеринбург) Чернушка резко увеличилась в размерах и стала пристанционным поселком. Здесь был создан солидный железнодорожный комплекс, включавший в себя станцию с пассажирским вокзалом, водокачку, локомотивное депо, дистанцию пути, ремонтно-механические мастерские и пункты снабжения. Кроме того, в Чернушке работало несколько предприятий, занимавшихся хранением и переработкой сельхозпродукции, а также деревообрабатывающий завод.

Во время Великой Отечественной войны Чернушка сыграла важную роль тылового эвакопункта — сюда были эвакуированы несколько тысяч жителей западных областей страны, а также завод, выпускавший телефоны военно-полевой связи, цех по ремонту самолетов УТ-2 и школа летчиков. Возможно, из-за этого сразу же после войны Чернушка была преобразована в рабочий поселок. 

70 лет назад, осенью 1949 года, в Чернушинском районе (в селе Калиновка) обосновались нефтеразведчики. Это было первое появление нефтяников на юге Пермской области (ныне — края), и его смело можно назвать историческим: на обширную территорию от средней Камы до границы с Башкирией пришла «нефтяная цивилизация», навсегда изменившая облик этого региона.

Continue reading

Чудо на Каме

Расположенное в Пермском крае Полазненское нефтяное месторождение — возможно, самое уникальное во всей Волго-Уральской нефтегазоносной провинции. Сравнительно небольшое — 8 млн тонн начальных извлекаемых запасов (хотя для Прикамья это очень приличный объем) — именно Полазненское месторождение на протяжении длительного времени было настоящим полигоном по применению различных технологий нефтедобычи, зачастую не имевших аналогов в отечественной и в мировой нефтянке.

Continue reading

Большая нефть Прикамья

Главная кладовая

К концу сороковых годов прошлого века Волго-Уральская нефтегазоносная провинция — «второй Баку» — стала в СССР лидером по объемам добычи. Перспективы ее развития были блестящими — освоение девонских залежей Туймазинского месторождения в Башкирии, открытие Мухановского месторождения в Куйбышевской (ныне — Самарской) области и Ромашкинского в Татарии сулили совокупные объемы добычи, исчисляемые десятками миллионов тонн. На этом впечатляющем фоне пермяки, добывавшие всего 200 тыс. тонн нефти в год, смотрелись бледновато. 

Впрочем, вскоре праздник пришел и на пермскую улицу. При доразведке законсервированного в годы войны Полазненского нефтяного месторождения, расположенного недалеко от Перми (порядка 50 км к северу от городской окраины) разведочная скважина вскрыла два высокопродуктивных пласта и получила фонтанный приток нефти дебитом 180 тонн в сутки. 

Continue reading

От эйфории до энтропии

(окончание. См. часть 3)

Юбилей

В ноябре 1983 года «Пермнефтеоргсинтез» отметил четвертьвековой юбилей. К круглой дате предприятие подошло в хорошей форме — пятый по объему переработки (10 млн тонн нефти в год) советский нефтеперерабатывающий комплекс включал в себя 7 заводов — компактно расположившиеся на Осенцовской промплощадке НПЗ, ГПЗ, ЗМУ, маслозавод и нефтехимзавод (микс химического и спиртового участков), а также две отдельные локации — Краснокамское топливное производство и завод смазок и смазочно-охлаждающих жидкостей. 

Continue reading

От эйфории до энтропии

(продолжение. См. часть 2)

День рождения завода

Для обеспечения работы Пермского НПЗ производственные объекты строились не только в Перми. Так, специально для нужд завода был сооружен 442-километровый нефтепровод Альметьевск — Пермь. Кроме того, к НПЗ проложили трубопровод с близлежащего Лобановского промысла (юго-восточный пригород Перми) и железнодорожную ветку для доставки сырья с южных месторождений Прикамья, для чего была построена нефтеналивная эстакада в поселке Чернушка. 

Continue reading

От эйфории до энтропии

(Продолжение. См. часть 1)

Высотные зеки

Великая Отечественная война при всем своем трагизме послужила мощным драйвером развития советской нефтянки. В частности, сделанные в военные годы крупные открытия (Шугуровское в Татарии и Туймазинское в Башкирии) показали, что термин «второй Баку» в отношении Волго-Уральской нефтяной провинции имеет не пропагандистский, а вполне реальный характер. 

В первые послевоенные годы, на фоне открытия в районе Альметьевска гигантского Ромашкинского месторождения и ряда других крупных геологических находок, стало ясно, что переход центра советской нефтедобычи с Каспия на Волгу и Каму произойдет гораздо раньше, чем предполагали раньше. Соответственно, встал вопрос об ускоренном развитии нефтепереработки, тем более что активное восстановление разрушенного войной народного хозяйства требовало существенного увеличения производства и поставок горюче-смазочных материалов. 

Continue reading

От эйфории до энтропии

О пользе авторитета

Открытие в апреле 1929 года в Верхнечусовских Городках пермской нефти (и, по сути, Волго-Уральской нефтегазоносной провинции) стало всесоюзной сенсацией. Хайп, щедро сдобренный пропагандистской шумихой и публицистическими клише о «втором Баку», подогревался и объективным, и субъективным факторами. 

Continue reading

«Республика химии»

(окончание)

Трудности роста

После триумфального пуска в июне 1932 года Березниковский химический комбинат (БХК) по-настоящему заработал только через год: освоение производства продвигалось с большим трудом. Отметим, что ровно такая же ситуация сложилась и на большинстве других «великих стройках социализма», включая Магнитку, ДнепроГЭС, ЧТЗ, ХТЗ, ГАЗ, «Уралмаш», «Ростсельмаш», Новокузнецкий меткомбинат, «Запорожсталь», Первый шарикоподшипниковый завод, и т.д. Некоторым из гигантов советской индустрии, наспех построенных на голом месте, для того, чтобы «прийти в чувство», потребовалась целая пятилетка.

Continue reading