Хроника апатии и спада

Это, вероятно, — самый яркий геополитический парадокс наших дней. Правительства многих стран — больших и малых — превращены в штабы по обслуживанию топливно-ценовых потребностей текущего момента. Одна лишь Москва, да еще несколько столиц призывают не накалять ситуацию на рынке нефти или, как сказал пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, избегать апокалиптических настроений. Но, увы, в большинстве государств бытуют именно они. При этом власти мировых и региональных держав, считающихся между собой антиподами, впервые бьют… почти в одну и ту же точку. Вот, к примеру, Исламский Иран и его вековой противник — США. Стоило Дональду Трампу пригрозить в том ключе, что мешающие танкерам в Персидском заливе катера под зеленым знаменем Пророка будут потоплены Пентагоном, — как рынок «черного золота» отреагировал ростом цен. Мол, на трассах Ормузского пролива может стать жарко. Но вот что любопытно: именно такой, пусть и не очень крупный, подъем сырьевых котировок как раз и нужен самому Тегерану! Уж если по-прежнему прорываться с партиями сырья сквозь эмбарго, — то делать это как можно прибыльнее. Потомкам Персидского царства война не нужна, но требуется подорожание нефти. И вот, на фоне угрозы из Белого дома, иранский министр Биджан Зангане выступил (вслед за еженедельным заседанием Совмина) по телевидению. Подняв ту же ценовую тему, но с другой стороны, — Зангане дал понять: мечтая о стабильном рынке, надо заглядывать за горизонт. Т.е. видеть не только силуэты авианосцев, но и те отраслевые дали, где речь идет… просто о дисциплине добычи, затягивании поясов для всех и каждого. Все производители жидких углеводородов без исключения, сказал министр, должны ограничить объемы. Заметьте: это проповедует Иран, который до недавних пор (вместе с Венесуэлой и Ливией) подчеркивал, что ему даже говорить на эту тему под враждебными санкциями не пристало. 

Запоздалое лекарство?

«Мое послание саудитам, — провозгласил тем временем в своем твиттере сенатор-республиканец из нефтеносного штата Техас Тед Круз, — таково: поверните свои танкеры (идущие в порты США — Авт.) к черту!». Таких проклятий в адрес зарубежных нефтевозов Америка не слышала уже 58 лет.

Отец сенатора, воинствующий беглец с революционной Кубы и участник заговора против президента США Джона Ф.Кеннеди, а также его сообщники, посылали к черту советские торговые суда. Те, что прорвали блокаду острова роковой осенью 1962-го, когда на «антильской жемчужине» разгружали не только нефть, но и ракетно-ядерные пусковые установки из СССР. В ту пору бушевал Карибский кризис. Но ведь сейчас «черное золото» из «королевства пустынь» доставляется по мирным фарватерам не для марксистского режима Гаваны, а для самих же Соединенных Штатов, — не так ли? И, главное, кем? Главным союзником США в арабском мире. Он-то как раз и инициировал, идя навстречу Вашингтону, недавнюю и, кстати, сразу одобренную Трампом сделку ОПЕК+ по солидному, на 9,7 млн баррелей в день, снижению добычи. 

Однако американская благодарность, как и всегда, исчезла моментально. Лекарство объявлено за океаном запоздалым. Как только там поняли, что еще до 1 мая (когда официально заработает квотный режим ОПЕК+), саудитам надо развезти по континентам уже заполненные на апрельском пике добычи нефтевозы, — в США поднялась буря эгоистичных протестов. Дошло до того, что министр энергетики в вашингтонском кабинете Дэн Бруйетт — без тени сомнений — сказал во всеуслышание об очередном перле в новейшей истории глобальной энергетической политики. Трамп, как заявил глава профильного ведомства, изучает разные варианты действий для авральной поддержки топливного сектора сверхдержавы. Интересно, каких же действий? 

Речь — о чем угодно вплоть до запрета на импорт нефти из Саудовской Аравии! Так что же теперь остается делать трем зафрахтованным Эр-Риядом нефтевозам, которые пока еще не вошли в акватории портов США, но уже бросили якоря — в ожидании — поблизости? Или что делать 19 супертанкерам, намечающим прибыть туда в ближайшие дни с грузами в 2 млн баррелей каждый? Перенаправить эти партии в ЕС или Азию не только дорого стоит. Это еще и означает неизбежное перенапряжение нефтехранилищ в Старом Свете и на охваченном привозным нефтяным половодьем Дальнем Востоке. 

Акционеры беднеют: резервы забиты, и нефть никому не нужна 

Арабам ничего не остается кроме досрочного (еще до майского старта сокращений) решения снижать добычу прямо сейчас! Так, по данным KUNA, поступили Кувейт и Алжир. Аналогичные вести из других столиц обусловили слабый, но ощутимый рост нефтяных котировок в конце прошлой недели. 

Но вышесказанное не способно отменить общего уныния в корпоративном сообществе Запада как таковом. Первой нефтегазовой компанией мирового класса, срезавшей дивиденды акционерам за первый квартал 2020 года, стала норвежская Equinor. Вместо 27 центов на доллар вложений в свои ценные бумаги по итогам четвертого квартала 2019-го, скандинавский гигант готов выплатить всего 9 центов. «Это фокусирует внимание на том типе прессинга, под которым находится вся отрасль, — невесело отозвался в беседе с CNBC старший редактор нефтяных новостей в S&P Global Platts Ник Коулмэн. — Хотя не стоит рассматривать под той же призмой» ближайшие перемены в иных, более старших по возрасту «супермейджорах» по берегам Атлантики. 

Что ж, момента истины остается ждать недолго. За пятничным заявлением французской Total последует 30 апреля корпоративный Statement англо-нидерландской Royal Dutch Shell. А 1 мая придут срочные вести из-за океана, где объявят о своих итогах ExxonMobil и Chevron. Не окажутся ли эти итоги тоже грустными для вкладчиков капитала несмотря на сдержанный оптимизм Коулмэна? «Есть, увы, шанс на то, что и эти гиганты повторят норвежский пример», — посетовал в своем осторожном прогнозе старший аналитик PVM Oil Associates Тамаш Варга. Ему ясно, что ограниченные меры и «фокусы» типа прекращения обратной скупки акций самими же компаниями (buybacks) и снижения их собственных инвестиций не работают. Настал час жертвовать живыми — реальными деньгами, а это значит — бить по акционерам. 

Настоящего просвета, увы, не видно. Коронавирус все еще резко, если не фатально, лимитирует динамику глобального спроса. Но дело-то не только в этом. Ведущие экономики так запаслись углеводородным сырьем впрок, что им долго не будет требоваться полновесный импорт «черного золота». Вот, к примеру, разветвленная хозяйственная мега-система Китая. Да, поэтапно она возрождается, но созданных на черный день резервов в нацфонде накоплено 1,3 млрд баррелей. И Bloomberg рассуждает абсолютно верно: происходящее сдерживает импортные поставки, «как ни крути». Или еще пример. Если бы не были залиты сверх меры отведенные под нефть соляные пещеры в США, — разве оценивали бы аналитики IHS Markit Ltd объем добычи, находящейся под угрозой остановки, в 1,75 млн баррелей в сутки? В целом, между прочим, не исключено, что производство жидких углеводородов в Штатах может нынче снизиться на 20%! Да и неудивительно: с высоты буровых вышек, образно говоря, уже видно, как нефть выплескивается из «горла канистры».

«Кремль шепотом обогатил своих клиентов на Манхэттене» 

Попытки сильно политизировать, а еще лучше — криминализировать обширные разделы нефтяной тематики, особенно с прицелом на Москву, нарастают, как всегда, за океаном. Как говаривал славный Иван Васильевич, «дело шьют». Причем шьют такими узорами, что диву даешься.

Еще четверть века назад российские нефтяники знать не знали и ведать не ведали, что такое игра на сырьевых биржах. Не мы их придумали. Тысячи бизнесменов столетиями богатели и, наоборот, разорялись на этих биржах, салютовали по итогам прибылей игристым и кончали жизнь самоубийством; а мы тем временем спокойно жили себе по совершенно противоположным законам сугубо централизованно-плановой и командно-административной экономики (энергетики в том числе). Но сегодня оказалось, что мы-то и являемся «биржевым исчадьем ада». Как говорится, когда только успели?!

Ответа на вопрос не знает, видимо, даже Bloomberg, это лучшее агентство качественной деловой информации. Но зато там точно знают: на мифических российских трейдеров списаны на Манхэттене грандиозные суммы потерь, якобы предшествовавших на Wall Street недавнему сообщению из Вены — о заключении спасительно-квотной сделки в ОПЕК+. «Комиссия по торговле товарными фьючерсами (CFTC) США, — пишет, судя по новостным лентам Vesti.az и Lenta.ru, упомянутый Bloomberg, — с помощью госдепартамента и ФБР начала расследование по поводу ставок на цены нефти, посредством которых трейдеры заработали сотни миллионов долларов». (Словно сам Бог не велел трейдерам — уже по определению — зарабатывать целые состояния на гаданиях и прогнозах касательно будущих котировок того или иного сырья). 

Регулятор, видите ли, заподозрил, что «участники торгов, связанные с РФ, получили непубличные данные о переговорах в формате ОПЕК+ и начали играть на рынке. Утечка, как предполагают американские ведомства, была связана с проектом стратегии взаимодействия России и стран ОПЕК, которая привела к заключению сделки об ограничении добычи. Источники агентства отмечают, что ставки делали неофициальные российские лица». Один из источников отмечает: «Вызвавшие подозрение трейдеры привлекли людей, связанных с Кремлем. А подозрение вызвал тот факт, что ранее эти лица не делали ставок на нефтяные фьючерсы». Странные люди эти американцы, ей Богу! Во всем мире считается уликой, если кого-то уже не впервые хватают за руку с поличным на сходных деяниях. Но, как видите, в США это не так.

Зато чем ближе ты оказался в русле тех или иных транзакций к священной марке заокеанской нефти WTI, тем гуще на тебе тень подозрений. «Проверка, — поясняют по итогам статьи Bloomberg, — касается операций на биржевой CME Group. Туда входит в том числе и Нью-Йоркская товарная биржа NYMEX, где торгуется американский сорт WTI». Спрашивается: ну и что?

Манипулируют климатом. Не ради ли давления на ТЭК?

Россия выступила против использования авторитетной трибуны ООН для внешне благопристойных, но по сути двойственных и наносящих ущерб глобальной повестке мероприятий. А таковых, надо сказать, может стать больше, чем прежде, именно сейчас — в обстановке пандемии коронавируса.

Если в будничной атмосфере, царившей в небоскребе на ною-йоркской Ист-Ривер десятилетиями, созыв любой внеплановой дискуссии, особенно в Совете Безопасности, требовал серьезнейшей подготовительной работы и тесных контактов между национальными представительствами членов ООН, то ныне, в череде видеосессий и обезличенных конференц-звонков, — совсем другое дело. Задача для субъектов международного общения упрощается: телекамеры заменяют прямую дипломатию, — не так ли? Вот и внеочередное дистанционное заседание СБ по т.н. «формуле Арриа» прошло без особых проблем. Да еще с участием активистов неправительственных организаций и общественности. Но, собственно, что обсуждалось? Задачи мирового сообщества по «предотвращению конфликтов, связанных с климатом». 

Последствия изменений климата, заявил постпред Франции при ООН Николя де Ривьер, углубили конфликты на Ближнем Востоке и в регионе Сахеля (т.е. между Сахарой и Экваториальной Африкой). Спрашивается, много ли стран Сахеля насчитывается среди инициаторов созыва данного мероприятия? Один Нигер. А много ли государств Ближнего Востока? Ни одного! Справедливости ради отметим, что это обусловлено самим же составом Совета Безопасности, где как раз не хватает сегодня представителей крупнейшей нефтегазовой кладовой планеты на исламском Востоке.

Следовательно, доминирование климатической подоплеки в глобальной повестке требуется на сей раз совсем другим странам и силам. Не тем ли, кто подхватил обвинения — в адрес Москвы — по поводу энергетической угрозы для Украины и даже ЕС? Или стремление шире использовать против Пекина ярлыки, навешиваемые на «антиэкологичный китайский ТЭК? Или желание активизировать попытки вмешаться во внутренние дела нефтеносных Ливии и Венесуэлы опять-таки под природоохранными предлогами?.. Одна только прокладка «Северного потока-2» привлекла к себе столько неправедных обвинений в разрушении благодатного климата над Балтикой, что диву даешься! И ведь эта стройка, по милости «защитников окружающей среды», пока еще даже не закончилась; а вот явно надуманные параметры псевдоэкологической дуэли между Востоком и Западом она уже обрела.

В ответ на амбициозное предложение учредить пост спецпосланника по вопросам климата и безопасности, зампостпреда России при ООН Дмитрий Чумаков дал корректную, но жесткую отповедь. «Назвать изменение климата «основным фактором риска для международного мира и безопасности», — сказал он, — преувеличение и чрезмерное упрощение одновременно. Это… отвлекает время и ресурсы от устранения коренных причин конфликтов». «Поэтому мы не считаем разумным растягивать повестку Совбеза, рассуждая на общие темы. Совет Безопасности уполномочен обсуждать конфликтные ситуации в конкретной стране и выявлять конкретные причины возникновения таких конфликтов», — указал замглавы представительства РФ. 

Chevron бросает Венесуэлу не по своей воле

Американской корпорации Chevron предписано — администрацией Трампа — полностью свернуть бизнес в подвергнутой нефтяному эмбарго Венесуэле. Подтверждено, иными словами, то, о чем «Нефтянка» уже предупреждала в одном из своих комментариев: счеты США с непокорной Боливарианской Республикой могут быть сведены уже в нынешнем — 2020 году.

Дата ухода калифорнийского гиганта из пояса тяжелой нефти Ориноко названа конкретно: это — 1 декабря. То есть подарок для Белого дома нужен к Рождеству, и никак не позже. Но это не означает, что до зимы Chevron может действовать в южноамериканском «сырьевом Эльдорадо» в прежнем объеме. Компании запрещено бурить скважины или заниматься перевозкой «черного золота». Дозволены ограниченное поддержание пока еще не прекращенных рутинных операций или процедуры по их закрытию. То же самое предписано сервисным гигантам Halliburton Co, Schlumberger NV, Baker Hughes Co и Weatherford International. Впрочем, эти холдинги уже оборвали свою работу в Венесуэле. Над страной, партнерами которой (да и то в ограниченном плане) остаются Россия, Китай и Куба, нависает, наряду с нынешними санкциями, еще и тень частичной, но жесткой финансово-технологической изоляции. Это, пожалуй, наихудший шаг по удушению унаследованного от покойного Уго Чавеса режима после января прошлого года. Ведь именно тогда, не признав избрание Николаса Мадуро на президентский пост в 2018-м, Белый дом поддержал в Каракасе попытку госпереворота, а затем ввел против национальной компании PDVSA блокаду на экспортных карибских трассах.

Вместе с тем речь идет о громком событии еще и с точки зрения разлада на «политкухне» Вашингтона. «Решение принято после яростных дебатов в администрации США, — пишет Reuters. Иные чиновники доказывали: Штатам нужно сохранить корпоративный плацдарм в пораженной кризисом стране. А вот помощники Трампа с ястребиным настроем утверждали, что остаться там — значит помочь Мадуро удержать власть. Так говорят те, кто знаком с этим сюжетом». Победили, как мы видим, ястребы, хотя в компромиссном плане нефтяникам и дано — на «сворачивание» — семь месяцев. Победу сторонникам еще более жестокой блокады облегчило не только то, что на прошлой неделе истек срок выданного Белым домом льготного разрешения на временное продолжение работы Chevron в Венесуэле; и объявить об уходе показалось Трампу «в самый раз». Есть и другой, еще более убедительный для тех же ястребов повод. Сырьевой «тромб» в США плотен как никогда; не случайно акции самой же Chevron резко упали там в минувший понедельник. Да уж, в таких условиях можно громогласно заявить: «Вы что — с ума сошли в своей компании? Пытаться, вопреки обвалу у себя же дома, терпеливо работать с разбалансированной энергетикой «какой-то» Венесуэлы — это чудовищно!». 

На самом же деле чудовищно совсем иное. Вспомним майскую (2007 года) и, чего уж греха таить, спорную национализацию на Ориноко, когда оттуда демонстративно ушли ExxonMobil и ConocoPhillips, не пожелавшие мириться с сокращением своих долей в месторождениях до 40-процентной планки. В те дни решение Chevron остаться вселяло некоторую надежду. Казалось бы, оно подтвердило: не все шансы на оздоровления регионально-отраслевой ситуации потеряны. Но вот и этих скромных шансов не остается. Под грохот полного «захлопывания дверей» происходит нечто опасное. Расчищается площадка для все более реальной интервенции, под сколькими бы флагами и предлогами она ни совершилась в итоге против чавистского Каракаса. И трудно себе представить, что, беседуя на днях по телефону, Владимир Путин и Николас Мадуро не упомянули об этом хотя бы отчасти. 

Павел Богомолов