Тиморское море в центре внимания на слушаниях в ООН

Протестующий против договора CMATS напротив австралийского посольства в Джакарте. AP Photo/Dita Alangkara

Восточный Тимор надеется, что слушания в Согласительной комиссии ООН, начавшиеся в прошлый понедельник в Гааге, помогут разрешить спор с соседней Австралией о морских границах в Тиморском море.

В апреле этого года Восточный Тимор начал обязательный процесс примирения, ведущийся согласно Конвенции ООН по морскому праву. Группа из пяти независимых советников будет пытаться помочь двум государствам достигнуть дружественного соглашения о морских границах, хотя эта задача и представляется нелегкой из-за самой сути разногласий.

В центре спора находится газовое месторождение Грейтер Санрайз, замороженное до той поры, пока правительства Австралии и Восточного Тимора не урегулируют разногласия о морских границах и соглашениях, которые ранее были заключены с целью освоения углеводородного потенциала этого региона.

Тиморцы настаивают на том, чтобы Соглашение об определенных морских договоренностях в Тиморском море (Treaty of Certain Maritime Arrangements in the Timor Sea, CMATS) было признано недействительным из-за того, что Австралия якобы проводила шпионскую деятельность в Восточном Тиморе во время переговоров в 2004 году и не вела переговоры добросовестно.

Месторождение Грейтер Санрайз содержит 151 миллиардов кубометров газа, что достаточно для того, чтобы содержать по крайней мере один завод по сжижению природного газа. Но если Восточному Тимору удастся признать CMATS недействительным, (а также два других соглашения о добыче углеводородов в Тиморском море, являющихся предметом спора), страна получит право только на долю 20,1% в Грейтер Санрайз — если основывать расчеты на геометрических принципах медианной линии, согласно hydrographer.org. Это оставит Восточному Тимору только 28,32 миллиардов кубометров газа, что вряд ли окупит содержание завода СПГ. У Австралии же останется доля в 79,9% в месторождении, что соответствует 113,3 млрд кубометров, вполне достаточная для запуска завода сжижения.

CMATS же предполагает равный раздел выручки от Грейтер Санрайз между двумя странами, несмотря на то, что 80% месторождения находится в зоне исключительной австралийской юрисдикции. Немаловажно, что соглашение также устанавливает мораторий на 50 лет на переговоры об окончательных морских границах. Ссылаясь это положение, Австралия заявила на слушаниях, что будет оспаривать подсудность спора комиссии.

Тем не менее, Восточный Тимор надеется, что отмена CMATS и последующие новые переговоры приведут к тому, что новые морские границы будут определены в соответствии с принципом принципе «скорректированной равноудаленности». Таким образом, заявляет это государство, основная часть Грейтер Санрайз должна принадлежать ему. Однако, независимый геометрический анализ предполагает иное.

Хотя решения Согласительной комиссии ООН юридически не обязательны и не будут приняты в течение ближайшего года или около того, сомнительно, что Восточный Тимор сможет оживить угасающую добычу углеводородов в ближайшее время без форсирования разработки месторождения Грейтер Санрайз, которое сейчас на неопределенный срок заморожено. Независимый анализ слушаний в комиссии показывает, что наиболее вероятным их результатом будет то, что доля Восточного Тимора в Грейтер Санрайз останется такой же или будет уменьшена.

Около 95% доходов Восточного Тимора приходятся на нефть и газ, что помогло стране с 2005 года накопить 16 миллиардов долларов в своем нефтяном суверенном фонде. Но, так как добыча снижается, денежные потоки тоже уменьшаются — в марте 2016 года фонд пополнился только на 34 миллиона долларов, наименьшая сумма с 2007 года. Месторождение Байу-Ундан под управлением ConocoPhilips остается последним работающим проектом в стране, но оно уже почти исчерпано и окончание производства ожидается там уже в 2022 году.

Инвестиции в Байу-Ундан не были бы вообще произведены нефтяными фирмами без стабильности, гарантированной соглашениями, написала в The Australian Джули Бишоп, министр иностранных дел Австралии.

Нефтяной фонд обнулится к 2025 году, учитывая динамику государственных расходов, заявила негосударственная организация Лао Хамутук сотрудникам Interfax Natural Gas Daily. Но, вместо того, чтобы направить свои усилия на диверсификацию экономики, нынешнее правительство концентрирует свои усилия на отмене CMATS, то есть именного того соглашения, которое гарантирует стабильность, необходимую для нефтяных компаний для инвестирования в Грейтер Санрайз под управлением австралийской нефтяной компании Woodside.

Другие нефть и газ?

Геологи с опытом работы в Восточном Тиморе сказали Interfax Natural Gas Daily, что оценка запасов страны в 12–17 миллиардов эквивалентов баррелей нефти, заявленная национальной нефтяной компанией Timor GAP, слишком оптимистична.  17 миллиардов баррелей — это эквивалент 2,58 триллионов кубометров газа, а Грейтер Санрайз, самое крупное известное месторождение в регионе, содержит только 141,6 миллиардов кубометров неразработанных запасов.

Геологи говорят, что точно оценить нефтегазовый потенциал Восточного Тимора без дальнейшей разведки невозможно. Но нефтяные компании не стоят в очереди потратить свои доллары в стране на разведку. Многих отпугнуло непоследовательное поведение правительства, особенно непредсказуемость в операционной и финансовой сфере.

Один из экспертов сказал Interfax Natural Gas Daily, что не ожидает обнаружения новых крупных месторождений, сходных с Байу-Ундан и Грейтер Санрайз. «Я думаю, их бы уже нашли к настоящему времени», заявил он.

Дамон Эванс

interfax-2