Колдуны над энергетической картой мира

Павел Богомолов

32 года назад автору этих строк довелось комментировать из Мехико для «Правды» последствия одной из кошмарных катастроф новейшей истории. 19 сентября 1985 года по столице страны ацтеков ударило землетрясение, унесшее жизни 10 тыс. человек. Чтобы по-репортерски прикоснуться к первым восстановительным работам и ощутить, что называется, тяжелое дыхание разбушевавшейся тектоники, я приехал к развалинам высотного жилого здания Nuevo Leon. А чтобы совсем уж плотно приобщиться к усилиям спасателей и добровольцев, — взялся за грязные ручки носилок и стал, вместе с угрюмым по виду мужчиной средних лет в запыленном пластмассовом шлеме, переносить подальше от руин груды искореженного бетона и битого кирпича. Через час мне сообщили как бы невзначай: «Ты ведь работаешь с величайшим тенором современности — Пласидо Доминго. Первым же рейсом он прилетел сюда из Мадрида, потому что в этом доме погибли его сестра и племянники».

Повторение трагедии: что оно означает для ТЭК?

Такая она непредсказуемая — наша жизнь, в которой трагическое резко переплетается с новыми знакомствами и светлыми озарениями. Вызваны же они, казалось бы, простой человеческой солидарностью, причем независимо от рангов, должностей, степеней, погон и званий.

И вот — еще одно 19 сентября, когда темные, до конца не познанные силы клокочущей под нами стихии вновь ударили по югу Мексики. И не только сами мексиканцы, но и работающие там иностранцы, в том числе семьи российских дипломатов, остались в одночасье без крыши над головой. Что это означает для нефтянки? Только одно: в таких природных условиях нужен не просто крупный, а огромный и постоянный приток инвестиций. Чтобы противоборствовать с катаклизмами мега-масштаба, необходимо, извините уж за бухгалтерский подход, много денег.

Continue reading