Позитива в ТЭК все больше, надо лишь уметь разглядеть его

Павел Богомолов

…Это произошло незадолго до встречи Владимира Путина с деловыми кругами России, когда места за большим столом уже занимали, среди других бизнесменов, капитаны отечественной нефтянки. Тем временем президент, завершая беседу с деятелями культуры, покинул зал, чтобы ответить по телефону главе крупнейшей нефтяной державы — королю Саудовской Аравии. Что это — рядовой эпизод кремлевского протокола или нечто симптоматичное? Во всяком случае, симптоматичное для ТЭК. Ведь всего пару лет назад, ввиду сложных отношений с ОПЕК, мы даже не могли себе такого представить… В тот же день самый молодой в истории 31-летний канцлер Австрии Себастьян Курц, приведенный к присяге, заявил о желательном выходе альпийской республики из санкций против России. Что это — индивидуальный поворот одной из стран ЕС к Востоку или начало отрезвления Старого Света? И, наконец, тогда же на Венской фондовой бирже начались торги депозитарными расписками на самые ликвидные акции «Газпрома», «Сургутнефтегаза», ЛУКОЙЛа, «Новатэка», «Роснефти» и еше 15 российских компаний. Совпадение ли это или нечто большее? В хронике всего одной недели найдется десяток столь же добрых вестей, — надо лишь стать внимательнее. Но уходящий 2017-й учит не только этому. Он учит еще и реализму. Воспитывает бдительность перед попытками вновь, как и сто лет назад, поставить свои субъективные стремления выше самой природы вещей.   

Год, заставивший поклониться стихии

У Джека Лондона есть замечательный рассказ о страшном урагане на одном из островов Полинезии. Бешеный ветер и тяжелейшая стена сплошного ливня сорвали там региональную бизнес-сходку местных негоциантов и мореходов. Да и унесли много жизней.

Выгодных сделок ждали в то утро приплывшие туда банкиры и оптовики, рыбаки и ловцы жемчуга, торговцы копрой и поставщики каучука, экспортеры ценной тропической древесины, пальмового масла и кокосового ореха. Налетел, однако, грозовой тайфун, вмиг уничтоживший хижины и шхуны, гостиницы и харчевни, конторы и причалы. Не осталось ничего, даже бумаг с проектами контрактов и подсчетами чьих-то несбывшихся прибылей. Дьявольские порывы разбушевавшейся стихии, яростная месть океана и прочие гримасы непредсказуемого климата оказались во сто крат сильнее Человека и, тем более, сильнее его меркантильных планов…

Continue reading

«Грязная» климатическая история

doklad_zagryaznenie_atmosferi_v_azii_staloНефтеперерабатывающая и угольная отрасли сыграли важную роль в пересмотре климатической политики в Соединенных Штатах. Еще в 2008 г. претендовавший на президентский пост от республиканцев сенатор Маккейн сопровождал свою кампанию дымящимися трубами и тающими ледниками. Но за эти годы пришедшая к власти благодаря победе Трампа Республиканская партия решительно поменяла свой подход к климатической проблеме. За пересмотром подходов стоят «большие деньги», утверждают Корал Дейвенпорт и Эрик Липтон в своей статье в The New York Times.

Журналисты отмечают, что за последние годы ученым удалось показать связи, существующие между промышленными выбросами и их разнообразным по своему воздействию негативным влиянием на жизнь человека на самых разных уровнях. Научного консенсуса было достаточно, чтобы объединить большинство мировых держав, подписавших Парижское соглашение. Тем не менее, Трамп принял 1 июня решение о выходе США из этого документа.

Дейвенпорт и Липтон считают, что за этим решением стоят несколько лоббистских групп, в частности, братья Кох, контролирующие в Штатах переработку порядка 600 тыс. баррелей нефти в сутки. Стремясь сохранить свой бизнес, Чарльз Кох убеждал Fortune, что «государственное регулирование в этой области «делает жизнь людей хуже, а не лучше». Братья Кох профинансировали лоббистскую группу «Американцы за процветание», активно выступавшую против любого закона, предотвращающего климатические изменения, поскольку оно влечет увеличение государственных расходов. Continue reading