Судьба ОПЕК – в чужих руках

Автопортрет на фоне колокольни Св. Стефана, Вена, 6 мая 2017 г.Парадоксально, но факт:  предсказуемые решения венской встречи ОПЕК оказались для нефтегазовой отрасли менее важными, чем итоги двух саммитов, не имевших прямого отношения к углеводородному ТЭК. В самом деле, что нового и резонансно-прорывного увидели мы в заранее предрешенных договоренностях ОПЕК и аутсайдеров во главе с РФ? То, что члены картеля будут еще 9 месяцев добывать не более 32,5 млн баррелей в сутки, а Россия — не более 10,9 млн,  можно было предвидеть. А вот то, что, вопреки другим членам «семерки» и даже своей дочери Иванке, Дональд Трамп предупредил о скором выходе Вашингтона из Парижского экологического протокола и — в итоге — о снятии последних барьеров на пути сланцевой революции, нефтепереработки и топливной энергетики в США, — это действительно мощный удар по ОПЕК и ее планам. Штучка, как говаривал один генсек, «посильнее «Фауста» Гете». 

shutterstock_543596524Цель атаки — Тегеран

Новостью номер один стало еще и то, что новичку глобальной политики удалось-таки нейтрализовать, после острых дебатов второго дня в Таормине, ажиотаж союзников по поводу пресловутой «российской угрозы Европе». Сдвинуть, иными словами, этот пункт на второй план.

На передний же план поставлена задача удушения нефтегазоносного, но не устраивающего Запад Ирана. Название этого курса Североатлантического альянса и «семерки» звучит, правда, безобидно. Это якобы подъем уровня борьбы с терроризмом. Что ж, на фоне срочного возвращения Терезы Мэй домой в ожидании возможных (не дай-то Бог) последствий манчестерского взрыва, многое в этом смысле выглядит обоснованно. Англо-американский тандем в выборе антитеррористического приоритета сработал четко. Что же касается спора между британским премьером и Трампом о досадном сливе американской стороной в прессу снимков о расследовании, то он не важен.

Continue reading