Углеводороды и экология: дуэлянты – к барьеру!

Павел Богомолов

Снегопады и ливни, обрушившиеся на юг Европы в разгар тамошнего бархатного сезона, шокируют своей ужасающей статистикой. Уж если в одной лишь Италии насчитывается 11 погибших, во Франции отрезано сугробами свыше тысячи водителей и лишено света 200 тыс. жилых домов, в Швейцарии и Хорватии изолированы заносами целые города, а в Испании считают провальными свой отпуск более 250 тыс. зарубежных туристов, то привычному для нас климатическому балансу в Старом Свете и впрямь «настала труба». Но связаны ли с этим идущие веерами трубы нефтяных и газовых магистралей, размягчение вечной мерзлоты мириадами скважин, отход паковых торосов от шельфовых платформ, загрязнение отходами Персидского, Гвинейского и Мексиканского заливов, факелы над промыслами Ирана, Ирака и десятков других стран? О том, действительно ли неотвратим «парниковый эффект», — пусть спорят экологи. Но и политологам нефти — самое время подискутировать об отношении «сильных мира сего» как к справедливой критике в адрес ТЭК, так и к злым нападкам на этот локомотив мировой экономики. Уж как резко отрицал причастность энергетики к глобальному потеплению Дональд Трамп чуть ли не целый год после избрания! Но вот, наконец, он расплатился со своим шахтерским, нефтехимическим, трубопроводным, нефтегазовым, сервисным и электроэнергетическим электоратом — и вдруг увидел, что большинство населения страны имеет с топливно-сырьевыми гигантами очень мало общего. Президентское прозрение наступило аккурат в канун ноябрьских выборов в конгресс США — чудно, не правда ли?! И теперь о  любви Трампа к ТЭК ничего уже не слышно. К тому же покупать сланцевый СПГ из Америки не хотят теперь ни обиженный торговой войной Китай, ни многие страны Европы. Пресловутая «новая энергетическая стратегия» правящих республиканцев рушится прямо-таки на глазах, и природоохранное лобби играет в этом далеко не последнюю скрипку.   

Continue reading

Энергетический сектор надеется на «мягкую посадку» после Брекзита

Прокладка высоковольтного кабеля. Brexit привносит неуверенность в новые проекты (BritNed)
Прокладка высоковольтного кабеля для энергомоста. Brexit привносит неуверенность в новые проекты (BritNed)

Итоги британского референдума о выходе из ЕС взволновали энергетическую отрасль, и её участники сейчас готовятся к одному из двух главных сценариев.

Первый из них, «мягкий выход», будет означать, что Великобритания останется в едином рынке и примет большинство его законов; «жесткий выход» же будет означать выход Великобритании из единого рынка.

В своем официальном послании 14 сентября этого года, Жан-Клод Юнкер, президент Еврокомиссии, дал понять, что Великобритания не может сама выбирать те или иные условия присоединения к единому рынку, и это означает, что страна может быть вынуждена допустить свободу перемещения граждан ЕС для того, чтобы удержать свои торговые права.

Однако, «жесткий Брекзит» и выход из единого рынка станут ударом для европейской политики в области энергетики и изменения климата. Свободное передвижение энергии между Великобританией и ЕС может пострадать, если Великобритания не согласится в будущем внедрять новые общие для ЕС правила для рынка электроэнергии и газа.

Это обстоятельство, а также возможная потеря доверия инвесторов и снижение инвестиций в новую инфраструктуру могут привести к повышению цен для потребителей, — так говорили на прошлой неделе эксперты в области регулирования на встрече в Брюсселе.

«Соединенное королевство и ЕС и в самом деле могут стать независимыми друг от друга в вопросах энергетики и изменения климата. Однако это будет дорого стоить потребителям и, возможно, уменьшит безопасность поставок» — сказал на дебатах Алистер Макгирр, управляющий по европейским вопросам шотландской коммунальной компании SSE.

Макгирр сказал, что после принятия Британией решения покинуть ЕС возврата назад уже нет, и ныне ставшая знаменитой статья 50 Лиссабонского соглашения, регулирующая процедуру выхода из ЕС, будет в какой-то момент применена.

«Брекзит значит Брекзит. Статья 50 будет применена. Второго референдума не будет, принятое решение изменено быть не может», — сказал он.

Большинство заинтересованных сторон в энергетической индустрии Европы надеются на то, что гармонизированные правила между Великобританией и Европой будут продолжать действовать. Однако нет никакой гарантии, что дела будут обстоять именно так. Хотя существующие правила в энергетике — такие, как разделение собственности и предоставление права доступа третьим лицам согласно Третьему энергетическому пакету будут оставаться в силе, новые правила могут создаваться и внедряться уже без вовлечения Великобритании или с её минимальным участием.

Это относится также к предложенному комиссией газовому пакету, который включает в себя требования открытости в международных соглашениях и принцип солидарности в случае кризиса газовых поставок. Этот газовый пакет был использован сторонниками выхода из ЕС во время пропагандистских компаний перед референдумом как одна из причин для того, что бы покинуть этот блок.

«Мы должны соблюдать правила торговли, которые были бы совместимыми друг с другом. Это было бы самым лучшим выходом, но политическая логика не всегда имеет связь с экономической логикой в этом случае. Я думаю, что перспективы «жесткого Брексита» далеко не отдаленные», сказал на дебатах директор энергетического союза в климатической группе E3G Джонатан Гавента. 

Торговля выбросами в ЕС

Другим вопросом является то, будет ли Соединенное королевство участвовать в европейской Системе торговли выбросами (the European Emissions Trading System — ETS) после того, как текущий торговый период истечет в 2020 году.

Великобритания — крупный производитель выбросов углекислого газа по европейским стандартам и её выход из схемы уменьшит спрос на продаваемые квоты и еще больше снизит цены на них, сказал Милан Элкербут, эксперт из Центра европейских политических исследований.

Более того, лимит на общий объем выброса парниковых газов, которые могут выделяться на электростанциях, заводах и других объектах, регулируемых ETS, в будущем должен быть пересмотрен в сторону снижения, если Великобритания покинет эту систему, добавил он.

«Это выглядит затруднительным, но на самом деле такое уже происходило раньше. С того времени, как ETS начал действовать, в ЕС вступили новые страны, добавились новые сектора экономики, и это всегда приводило к установке нового верхнего предела. Сейчас будет все наоборот, лимит будет пересмотрен в сторону уменьшения», сказал он.

Существует также озабоченность относительно пути развития единого рынка электроэнергии после Брекзита. Эммануел Брутен, глава отдела европейских вопросов в британской компании-операторе энергосетей Нейшнл Грид, говорит, что все еще есть большой смысл в планах постройки новых энергомостов, которые соединили бы Британию с Францией и Данией — ввиду ценовой разницы между этими рынками.

Однако Брекзит привнес неопределенность относительно будущих инвестиций в инфраструктуру Великобритании, добавил он.

«Невозможно отрицать, что Брекзит вызвал некоторую неопределенность», сказал Брутен. «Так как референдум ставит участие Великобритании во внутреннем рынке энергии под вопрос, он является фактором неопределенности и в принятии решения о судьбе энергомоста».

Новые энергомосты, связывающие Великобританию с Бельгией и Норвегией, были одобрены в прошлом году и в настоящее время ведется их строительство, сказал Брутен. Окончательное решение по инвестициям в энергомосты с Францией и Данией будет принято в следующем году, добавил он.

Андреас Валстад

Оригинал статьи: http://interfaxenergy.com/gasdaily/article/21996/energy-sector-hopes-for-soft-landing-after-brexit

interfax-2