Седерик Кремерс. Российская индустрия СПГ

 

Глобальный рынок СПГ

Не так давно Shell представила третье издание отчета «Развитие рынков СПГ». Уверен, многие из вас слушали выступления Стива Хилла или Маартена Ветселаара (от ред. в ходе онлайн презентации доклада), поэтому не буду перегружать вас цифрами, диаграммами и прогнозами.  Хотел бы остановится на основных выводах отчета, важных в плане понимания контекста, в котором развивается российский СПГ — сегодня и в перспективе. 

Основной посыл заключается в том, что глобальный рынок сжиженного природного газа продолжает расти. Спрос на природный газ находится на подъеме. Предложение СПГ находится на подъеме. Спрос на него находится на подъеме. С начала этого столетия производство сжиженного природного газа выросло более чем в три раза, а количество стран-импортеров СПГ — в четыре раза.   

Согласно нашим прогнозам, эти показатели продолжат расти. Основной рост придется на страны Азии, где спрос на сжиженный природный газ будет продолжать расти. Но это далеко не единственный регион. Европа, хотя и продолжит покупать трубопроводный газ, также будет импортировать СПГ, чтобы компенсировать снижение внутренней добычи. Другие регионы, например, страны Атлантического бассейна, также будут наращивать импорт сжиженного природного газа. Конечно же, важная роль отводится новым применениям СПГ, например, на транспорте, но на этом я подробнее остановлюсь позднее.     

Есть одно очень важное условие, от которого зависит этот рост. Увеличение спроса на природный газ и СПГ будет сопровождаться обострением конкуренции на рынке. Чтобы выиграть в этой ситуации, новые проекты должны быть высококонкурентными. В нынешней экономической ситуации конкурентоспособность означает, прежде всего, способность обеспечить конкурентные издержки. Совершенно очевидно, что проекты с наименьшими издержками имеют реальные конкурентные преимущества… и могут предложить газ по конкурентным ценам по сравнению с другими источниками энергии, такими как уголь и возобновляемые источники. Позволяя спросу на газ расти и дальше. 

Выигрывают все 

Что это означает для России? Российская Федерация уже является крупнейшим экспортером природного газа и занимает второе место в мире по его добыче. Есть ли у такого газового гиганта перспективы в условиях растущего спроса на СПГ? Безусловно! 

Мир нуждается в России, чтобы решать проблемы, связанные с энергетическим переходом. Безусловно важная роль в этом принадлежит трубопроводному газу. Но есть еще и СПГ. Многие страны, которые сегодня определяют спрос на сжиженный природный газ, сохранят эти позиции в будущем, как например, Индия, страны Юго-Восточной Азии, Латинской Америки, не могут получать газ по российским газопроводам. Сегодня на долю России приходится примерно 5% мировых поставок СПГ, что явно мало для такой страны как Российская Федерация, которая недостаточно представлена на глобальном рынке сжиженного природного газа.  

Россия может добиться и добьется большего. Я в этом уверен. В следующем десятилетии производство СПГ в Российской Федерации может вырасти в четыре раза и составить порядка 14% от мировых мощностей по сжижению природного газа. Может быть, даже больше? Я думаю, что в такой ситуации выиграют все.  

В этом случае различные регионы мира получат надежный доступ к огромным запасам самого чистого из всех видов ископаемого топлива. Так Россия внесет свой вклад в улучшение качества воздуха в мире и будет способствовать уменьшению глобального потепления. В этом случае Россия сможет более эффективно использовать свой обширный опыт и высококвалифицированных специалистов в газовой отрасли и разрабатывать свои природные богатства в полной мере.   

Наконец, в этом случае Российская Федерация может получить еще один приз: российскую технологию и целую отрасль по производства СПГ. А это еще один путь к дальнейшей диверсификации экономики.  Это – вполне жизнеспособная перспектива, но подробнее поговорим об этом ниже. А теперь давайте посмотрим, как выглядит российская индустрия СПГ сегодня.  

Три сына российской индустрии СПГ  

Позвольте здесь прибегнуть к метафоре. Во многих русских народных сказках среди героев обязательно есть царь и его три сына, из которых самый богатый обычно старший. Средний – богатырь, а младший всегда оказывается самым умным. 

Глядя на российскую индустрию сжиженного природного газа, на ум сразу приходит сходство между тремя основными центрами, хабами по производству СПГ и тремя сыновьями из русских сказок. За одним исключением, конечно, которое заключается в том, что российская индустрия СПГ вполне реальна и осязаема! 

Восточный хаб

Итак, старший сын живет на востоке, на острове Сахалин. На прошлой неделе, 18 февраля, ему исполнилось 10 лет. Очевидно, что этот первенец — завод по производству СПГ проекта «Сахалин-2» — пока самый богатый из трех сыновей. Его богатство — в его эффективности. Сопоставляя схожие по параметрам проекты по производству СПГ в мире, специалисты агентства Phillip Townsend Associates пришли к выводу в прошлом году, что завод по производству СПГ на Сахалине входит в группу отраслевых лидеров по таким показателям, как экологичность производства, его надежность и общие операционные издержки в расчете на единицу продукции.   

Его богатство — в постоянном совершенствовании. Наша технология DMR (смешанного двойного хладагента) доказала свою успешность: производственная мощность завода постепенно выросла с проектных 9,7 до 11,5 млн т СПГ в год сегодня. Его богатство – в рекордных производственных показателях: за годы эксплуатации завод произвел почти 100 млн т СПГ и завоевал прекрасную репутацию среди покупателей в странах Азиатско-Тихоокеанского региона. 

Летом прошлого года мы отгрузили юбилейную 1500 стандартную партию сжиженного природного газа с Сахалина, что вполне можно рассматривать как достижение возраста совершеннолетия. Мы в Shell очень гордимся первенцем российской индустрии CGU. Запуск в эксплуатацию первого в России завода по производству СПГ позволил России накопить профессиональный опыт в производстве сжиженного природного газа в целом – от строительства до эксплуатации, от транспортировки СПГ на рынки сбыта до выстраивания отношений с покупателями.    

Мы уверены, этот проект еще не исчерпал свой потенциал. Мы работаем над расширением производства за счет строительства третьей технологической линии по производству сжиженного природного газа. С технической точки зрения это очень надежный проект, и в его проработке мы далеко продвинулись вперед. Подготовлена вся необходимая документация.  Но чтобы полностью раскрыть его потенциал, мы должны быть достаточно уверены в поставках сырьевого газа, а этого пока еще нет.   

Арктический хаб 

Второй сын из нашей сказки родился далеко на Севере за Полярным кругом, на полуострове Ямал чуть больше года назад. Он только делает первые шаги, но уже демонстрирует силу и растет не по годам, а по часам: а уже запущены вторая и третья технологические линии, идет работа над проектом «Арктик СПГ-2», но об этом лучше меня расскажет мой уважаемый коллега из компании НОВАТЭК.  

Западный хаб

Младший сын пока еще не родился, но мы ожидаем, что он скоро появится на свет. И родится он на западных рубежах России, на побережье Балтийского моря. 

Но уже сейчас можно сказать, что у этого молодца есть все задатки стать самым умным!  Потому что проект «Балтийский СПГ» — это с умом выбранная площадка под строительство завода. Прекрасное географическое положение завода позволит поставлять сжиженный природный газ покупателям по очень конкурентным ценам. Основными потребителями СПГ могут стать страны Западной Африки, Ближнего Востока и Южной Азии. Это как раз те регионы, где, по нашим прогнозам, спрос будет расти быстрыми темпами. Транспортировка сжиженного природного газа потребителям с побережья Балтийского моря будет очень эффективной. Проект также выиграет от близости к местным рынкам рабочей силы и местным поставщикам оборудования, материалов и услуг.  

Проект «Балтийский СПГ» — это с умом организованная система поставок сырьевого газа. Проектные решения, которые совместно выбрали Shell и наш стратегический партнер «Газпром», предусматривают возможность нарастить производство до 13 млн т СПГ в год. Каждая из двух технологических линий сможет производить примерно 6,5 млн т сжиженного природного газа в год, а сырьевой газ будет поступать с Ямала, где находятся огромные запасы природного газа. Газ будет подаваться на завод по Единой системе газоснабжения (ЕСГ) России. Мы считаем, что продлить ЕГС до завода будет более выгодным решением в экономическом плане, чем строить и эксплуатировать завод вблизи газовых месторождений в суровых условиях заполярья.   

И, наконец, последнее по счету, но не по важности. 

Проект «Балтийский СПГ» — это с умом спроектированный завод! В прошлом году мы приняли решение, что в основу проектирования, инжиниринга, выбора материалов и оборудования лягут, прежде всего, российские нормы и стандарты. В этом коренное отличие проекта от всех построенных ранее крупнотоннажных заводов по производству СПГ по всему миру, которые строились по отраслевым международным стандартам, с привлечением традиционных подрядчиков, давно работающих в индустрии сжиженного природного газа, и поставщиков основного оборудования. Завод «Балтийский СПГ» станет первым в мире, который будет построен в основном по национальным стандартам. 

Проектирование завода по производству сжиженного природного газа в соответствии с российскими нормами и правилами – сложнейшая по своим масштабам задача! Мы уверены, что стратегический альянс, объединивший Shell и «Газпром», обладает уникальными возможностями и ресурсами, чтобы справиться с этой задачей. Гарантией успеха является обширный опыт «Газпромf» в проектировании и инжиниринге российских мегапроектов в газовой отрасли, знание российских поставщиков, с одной стороны, и глобальный опыт Shell в индустрии СПГ, с другой.    

Использование российских стандартов позволит привлечь как можно больше российских поставщиков и полнее раскрыть их потенциал. Мы уверены, что это обеспечит беспрецедентный уровень локализации производства, что заметно снизит издержки и повысит конкурентоспособность проекта.   

Как я уже сказал, «третий сын» появится на свет очень скоро. Конечно, нам еще предстоит проделать большой путь, прежде чем принять окончательное инвестиционное решение. Но мы уже добились огромного прогресса: сейчас проект находится на стадии preFEED – подготовки предпроектной документации. В мае прошлого года завершилась работа на Совместным технико-экономическим исследованием (ТЭИ), которое закладывает надежную техническую и коммерческую основу проекта, делает его экономически привлекательным. 

Российская индустрия СПГ: новое измерение 

Есть еще один момент, который напрямую касается умного молодца, который должен вот-вот появиться на свет. Наша совместная работа над проектом позволила нам сделать еще один радикальный шаг вперед. Совместно с «Газпромом» мы приняли решение создать Технологическое совместное предприятие, которое будет отвечать за проектирование технологических процессов, использование «русифицированной» версии технологии сжижения DMR, разработанную Shell, и оказывать поддержку СПГ проектам, которые наш концерн и «Газпром» могут совместно реализовывать в России.    

В перспективе речь идет не просто о создании нового СПГ-хаба. Наш подход к реализации проекта может в корне изменить картину индустрии сжиженного природного газа в России. В перспективе может появиться новое поколение СПГ-проектов в России, которые будут реализоваться на базе российской технологии производства сжиженного природного газа и способствовать дальнейшему развитию отрасли. «Семья» СПГ-проектов будет расти, может наступить день, когда эта отрасль выйдет за пределы России и вступит в конкурентную борьбу за реализацию будущих СПГ-проектов по всему миру. 

Со своей стороны, я абсолютно уверен, что российскую индустрию сжиженного природного газа ждут великие свершения. Это касается не только поставок, но формирования спроса на СПГ. Это относительно новый фактор, который пока еще не оказывает серьезного влияния на формирование спроса на сжиженный природный газ внутри России, но есть все основания полагать, что его влияние в будущем будет расти. 

Постскриптум: фактор спроса в развитии индустрии СПГ в России 

В начале презентации я говорил о перспективах использования сжиженного природного газа как топлива для транспорта. На долю транспортного сектора приходится примерно треть общего спроса на энергию, а это очень много. В то же время транспорт является одним из основных источников выбросов углекислого газа и загрязнения атмосферного воздуха, что отрицательно сказывается на здоровье людей.  

Да, относительно легко снизить выбросы, перейдя на электромобили, ведь на долю легковых автомашин приходится примерно половина спроса на энергию в транспортном секторе. Другая половина приходится на большегрузные автомобили, речные и морские суда, тяжелый авто- и железнодорожный транспорт. Из-за высоких требований, предъявляемых к энергоемкости аккумуляторных батарей, именно эти направления транспортного сектора наиболее подготовлены к переходу на СПГ топливо.    

В последние несколько лет мы видим, как быстро развиваются эти направления. На дорогах Китая уже эксплуатируются сотни тысяч грузовых автомобилей и автобусов на СПГ, а в Европе и Северной Америке появляются новые криогенные АЗС для большегрузного автотранспорта. По всему миру строятся новые портовые сооружения для бункеровки сжиженного природного газа, малотоннажные СПГ танкеры и специализированные бункеровочные суда. В Европе, Азии и Америке уже эксплуатируются примерно триста судов на СПГ, включая паромы, баржи и вспомогательные суда. Есть даже круизные суда, ледоколы и нефтяные танкеры.  Кроме того, размещены заказы на строительство новых судов примерно в половину этого количества.

Мы в Shell считаем, что такое развитие транспортного сектора очень важно для всех нас. Мы поддерживаем эти новые направления, создавая инфраструктуру, которая необходима для бункеровки судов и заправки автодорожного транспорта по всему миру, и наращивая производство, чтобы в мире было достаточно СПГ для всех этих целей. Не удивительно, что эта тенденция набирает силу и в России. 

Российская Федерация — это огромные территории и расстояния, которые должны покрыть грузовики и автобусы. Это великие реки и тысячи более мелких водных преград. Это побережья Черного, Азовского, Каспийского и Балтийского морей, Северного Ледовитого и Тихого океанов. Это примерно 50 тысяч километров неэлектрофицированных железных дорог. Это как раз те сегменты рынка, которые только выиграют от перевода на СПГ грузовых автомобилей, судов и локомотивов.  

Не удивительно, что РЖД, «Российские железные дороги», тестируют локомотивы на СПГ. Не удивительно, что «Атомфлот», обеспечивающий навигацию по Северному морскому пути, размещает заказы на строительство ледоколов на СПГ. Не удивительно, что «Совкомфлот», крупнейший российский судовладелец, строит нефтетанкеры типа Aframax, топливом для которых будет сжиженный природный газ. Примечательно, что СПГ для них будет поставлять Shell, и один из таких танкеров уже работает для нас.  

Я ничуть не удивлюсь, если в один прекрасный день резко вырастет парк грузовых автомобилей на СПГ в России. 

Но это совсем другая история. Может быть даже совсем и недалекого будущего. Есть такая поговорка, «русские медленно запрягают, но быстро ездят». Мы в Shell хотим и готовы внести свой вклад в то, чтобы эта «быстрая поездка» в будущее СПГ была мягкой и эффективной. Спасибо!

Согласно данным ассоциации SEA\LNG (межотраслевое объединение, созданное для того, чтобы ускорить переход морского транспорта на СПГ топливо), по состоянию на январь 2019 года в мире эксплуатировалось 278 судов на СПГ, кроме того, есть еще 139 судов, включая суда, которые готовы перейти на СПГ, и размещенные заказы на строительство новых судов.  

Седерик Кремерс,
председатель концерна Shell в России
Выступление 27 февраля 2019 г.
в Лондоне на конференции
International Petroleum Week