Примаковские чтения: «ЕС нового поколения»

В информационном агентстве «Интерфакс» прошла онлайн-сессия «Примаковских чтений» на тему «ЕС нового поколения», стратегическая автономия: мифы или реальность?» — нового совместного проекта ИМЭМО РАН и «Интерфакса»

Спикеры:

  • Надежда АРБАТОВА, заведующая Отделом европейских политических исследований ИМЭМО РАН;
  • Андрей СПАРТАК, директор АО «Всероссийский научно-исследовательский конъюнктурный институт»;
  • Юрий КВАШНИН, руководитель Центра европейских исследований ИМЭМО РАН;

Модератор – Михаил Швыдкой, специальный представитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству.

В дискуссии приняли участие:

  • Николай Кобринец, директор Департамента Общеевропейского сотрудничества МИД РФ;
  • Алексей Громыко, директор Института Европы РАН, ‎член-корреспондент РАН;
  • Павел Королев, вице-президент по развитию и проектам ассоциации «Глобальная энергия»;
  • Анатолий Торкунов, ректор МГИМО МИД России, академик РАН

Россия не обсуждает с ЕС антироссийские санкции, заявил директор департамента общеевропейского сотрудничества МИД России Николай Кобринец.

По его оценке, санкции заставляют Россию становиться все более самодостаточной. «И, как показала нынешняя пандемия, это совсем даже неплохо — быть подстрахованными на все случаи жизни», — отметил директор департамента.

Он также считает, что рассчитывать на отмену санкций ЕС в отношении России в ближайшее время не приходится

«Они продлеваются регулярно, раз в полгода, ничего нового в этом нет. Перспективы их отмены, скажем так, более чем туманны», — сказал Кобринец, отвечая на вопрос «Интерфакса» о том, как в Москве воспримут продление на саммите ЕС 19 июня санкций в отношении РФ.

Он отметил, что есть группа стран, которые говорят о непродуктивности санкций, однако ряд центральноевропейских и восточноевропейских государств говорят о необходимости «сделать все возможное и невозможное», чтобы их сохранить.

«Рассчитывать, что санкции отменят в ближайшее время, наверное, не приходится», — добавил директор ДОС, отметив, что Россия научилась жить в условиях санкций.

Вместе с тем Россия готова к диалогу с Евросоюзом, в частности по «зеленому курсу», несмотря на то, что соответствующий отраслевой диалог был заморожен с 2014 года, заявил Кобринец.

«Здесь нам есть что пообсуждать с Евросоюзом, мы к такому диалогу с Еврокомиссией готовы, но все-таки приходится учитывать, что соответствующий отраслевой диалог, диалог по климату и экологии официально заморожен с 2014 года. Но обсуждать это придется и европейцам с нами, и нашему, прежде всего, бизнесу с европейцами, с Еврокомиссией», — отметил он.

Также он заметил, что европейцы сейчас не только подтверждают приверженность этому курсу, но и «отводят роль такого драйвера роста для того, чтобы побыстрее и поуспешнее выйти из нынешней тяжелой экономической ситуации».

Кобринец напомнил, что речь, в частности, идет «об учреждении некого пограничного корректирующего углеродного механизма, окончательное решение по нему будет приниматься где-то в середине 2021 года, но сейчас уже Еврокомиссия говорит, что это даст прирост в бюджет Евросоюза от 5 до 14 млрд евро».

Он также выразил надежду, что европейцы не позволят США навязать им свой сжиженный природный газ взамен российского,.

«Европейцы люди не менее прагматичные, чем американцы, и, надеюсь, не позволят себе, извините за выражение, «втюхать» более дорогой сжиженный природный газ из США взамен трубопроводного из России», — сказал дипломат.

Он отметил, что Западная Европа, прежде всего Германия, заинтересована во второй ветке «Северного потока», под этим лежит очевидный экономический интерес.

Кобринец добавил, что по его личному убеждению «Северный поток-2» будет достроен и успешно введен в эксплуатацию.

Со своей стороны директор АО «Всероссийский научно-исследовательский конъюнктурный институт», член-корреспондент РАН Андрей Спартак заявил, что политическая мотивация в выборе того или иного источника энергоресурсов (к примеру, США брендируют свой СПГ «молекулами свободы») на диверсифицированном европейском рынке не будет играть определяющей роли,

«Я думаю, что это временное явление», — сказал он.

«Европейцы пытаются вместе со своими партнерами построить более конкурентную модель функционирования европейского энергетического рынка. Одновременно это фоновое явление санкционных войн, тех проблем, которые существуют в отношениях между Европой и Россией. Я не думаю, что это продлится долго, потому что объективно энергетический рынок становится — мировой и европейский — все более диверсифицированным, и там какое-либо брендирование станет невозможным», — заключил эксперт.

«И Европа объективно заинтересована в том, чтобы на ее рынке было представлено как можно больше различных поставщиков энергоносителей. Это и проблема для российско-европейских отношений, но одновременно это тот фактор, который не позволить сильно политизировать европейский энергетический рынок», — отметил глава ВНИКИ.

Еще один участник «Примаковских чтений», руководитель Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Юрий Квашнин обратил внимание, что европейский курс на диверсификацию источников энергоресурсов не всегда работает против российских поставок.

«У нас в России часто говорят, что Европейский союз стремится к диверсификации энергетического рынка за счет России. Но в реальности, мне кажется, что ситуация намного более сложная и многогранная. Потому что бывает, что Европейский союз и отдельные страны стремятся за счёт России диверсифицировать поставки газа из других стран в том случае, если они становятся опасными. Здесь можно привести в качестве примера Ливию, которая стала очень нестабильным и ненадежным поставщиком энергоресурсов, и в связи с этим в значительной степени возросли поставки в Италию газа из РФ. Поэтому мне кажется, что действительно основная цель Европейского союза состоит не столько в том, чтобы наказать Россию и избежать ее какого-то геополитического влияния, как это часто у нас воспринимается, сколько в том, чтобы сделать рынок более сбалансированным и более с точки зрения стран ЕС надежным», — аргументировал он.

Вице-президент ассоциации «Глобальная энергия» Павел Королев в свою очередь напомнил о планах Евросоюза развивать водородную энергетику и систему транспортировки H2. Эксперт адресовал вопрос участникам сессии, готова ли сейчас Европа тратить огромные деньги на эту стратегическую инфраструктуру, в то время как все силы брошены на борьбу с COVID-19.

Квашнин в ответ предположил, что инвестиции, предусмотренные на подобные проекты, на самом деле могут быть израсходованы на текущие неотложные цели.

«Я могу прокомментировать в несколько более широком контексте: хватит ли, в принципе, средств у Европейского союза на развитие различных проектов в области альтернативной энергетики и придания в целом энергетике более такого «зеленого» звучания. Ну вот, на мой взгляд, здесь первое, что будет сделано, и будет сделано достаточно скоро, — это произойдет очень резкое снижение доли угля в электроэнергетике. Это видно по различным странам, это видно даже по такой стране, как Греция, которая сейчас приняла программу полного отказа от лигнита (низкосортный уголь, который использовался в Греции в течение очень долгого времени в электроэнергетике по той причине, что он дешев и что очень большие его залежи есть на греческой территории, и это позволяло Греции в известной степени сохранять энергетическую независимость)», — отметил руководитель Центра ИМЭМО.

«Но сейчас в целом происходят достаточно интересные тенденции в энергетическом рынке: использование угля становится довольно-таки дорогим в условиях падения цен на нефть, поэтому я думаю, что в ближайшие несколько лет будет действительно очень серьезное изменение энергобаланса как раз в сторону уменьшения доли угля и развития других источников. Кстати говоря, для России это в чем-то даже хорошо, потому что, скорее всего, спрос на российскую нефть будет отодвинут вправо, то есть придется на более поздний срок, и, соответственно, потребность в российской нефти будет достаточно серьезной в связи с уменьшением доли угля. То же самое можно сказать о газе, но здесь, конечно, главный вызов для России — это курс Европейского союза на диверсификацию газовых поставок», — заметил эксперт.

«Вот что касается альтернативных источников энергии — это, прежде всего, ветер и солнце — здесь, конечно, будут очень серьезно сказываться проблемы с финансированием. И у меня есть некоторые сомнения, что большая часть тех средств, которые планируется выделить в рамках фонда ЕС «Новое поколение», пойдет именно на эти нужды, то есть высока достаточно вероятность, что эти средства в результате будут освоены в рамках латания тех дыр, которые оставил для европейской экономики нынешний кризис, связанный с коронавирусом», — предупредил Квашнин.

Ректор МГИМО МИД РФ Анатолий Торкунов затронул тему возможного сокращения американского военного контингента в Германии, о котором ранее заявлял президент США Дональд Трамп. По его мнению, это может подтолкнуть Евросоюз к построению собственной военно-политической идентичности. 

«Идея Трампа существенно сократить американские войска в Германии может подтолкнуть страны Европейского союза к совместным усилиям по созданию оборонной военно-политической идентичности. За этим надо очень внимательно смотреть, имея в виду интересы нашей собственной безопасности», — сказал Торкунов.

Однако, по его словам, просчитать, когда эти планы могут быть реализованы, достаточно проблематично. Между тем пока все усилия Евросоюза по построению собственной военной силы не принесли существенного результата.

«Как я понимаю, по силам, даже по силам быстрого реагирования — только три полка создано по полторы тысячи человек. Все эти амбициозные планы по созданию сил быстрого реагирования мощных и многонациональных находятся на стадии рассмотрения и дискуссии», — отметил Торкунов.

Член-корреспондент РАН, директор Института Европы РАН Алексей Громыко прокомментировал выход США из Договора по открытому небу: американцы смогут получать информацию о российских военных объектах от стран НАТО, которые остаются участниками документа.

«Вопрос в том, что, если бы Россия пошла по пути уступки и сказала бы: вот США вышли, а мы сохраняем свое членство в договоре, как и европейцы. Вроде бы то красиво было, но все дело в том, что с военной точки зрения это была бы очень серьезная уступка со стороны России», — сказал он, отвечая на вопрос «Интерфакса» о будущем договора.

«Ведь в ходе тех полетов, которые европейцы будут осуществлять над нашей территорией, все данные, которые будут продолжать ими собираться, они в таком же виде будут получаться Соединенными Штатами», — добавил Громыко.

«И собственно, а в чем тогда смысл этой уступки, если с одной стороны США вышли, но с другой стороны Россия и другие члены НАТО продолжают участвовать в договоре? Вот насколько этот камень преткновения может быть обойден, для того чтобы Россия и европейцы сыграли бы здесь какую-то интересную партию, мне трудно сказать», — отметил эксперт.