Война за несуществующую нефть

Председатель Верховного Совета СССР Николай Подгорный и Сиад Барре в Кисимайо во время визита Подгорного в Сомали, 3 сентября 1974 года. Фото: Юрий Абрамочкин / РИА Новости
Председатель Верховного Совета СССР Николай Подгорный и Сиад Барре в Кисимайо во время визита Подгорного в Сомали, 3 сентября 1974 года. Фото: Юрий Абрамочкин / РИА Новости

В следующем году в Северо-Восточной Африке наверняка вспомнят печальный анти-юбилей – 40-летие начала Сомалийско-эфиопской войны за право обладание Огаденом. Причиной войны, помимо того, что этот регион Эфиопии как бы «вклинивается» в территорию Сомали и в значительной мере населен сомалийцами, были прогнозы нефтеносности недр.

Огаден — полупустынное плато и саванны, отличающиеся высокой засушливость; за год выпадает не более 600 мм осадков. Основное занятие населения — скотоводство, которое страдает от частой катастрофической нехватки воды.

В состав Эфиопии Огаден вошел в последней четверти XIX века в результате победоносных войны негуса (императора) Менелика Второго против местных племен. Официально переход этих территорий под власть Аддис-Абебы был оформлен в 1897 году.

Хайле Селассие I, последний император Эфиопии. Январь 1969
Хайле Селассие I, последний император Эфиопии. Январь 1969

В 1936 году, после Итало-эфиопской войны, Огаден снова меняет хозяина и присоединяется к Итальянскому Сомали, что вызвало удовлетворение части населения, но, естественно, не было признано правительством Эфиопии в изгнании. После разгрома итальянских войск, регион заняли британские войска, а в 1945 году правительство негуса Хайле Селассие начало с официальным Лондоном переговоры о возвращении провинции. На возврат земель (отметим, право Аддис-Абебы на эти территории даже не ставилось под сомнение) потребовалось 9 лет, хотя официально частью Эфиопии они были признаны уже в 1948 году…

greater_somalia
«Великое Сомали» на карте

После свержения негуса в 1974 году и учитывая нестабильную обстановку в стране, власти Сомали стали думать о инкорпорации Огадена в рамках идеи Великого Сомали. Но причина была далеко не только и не столько в геополитике. В регионе давно искали нефть.

Вот, что писали в конце 1940-х годов чехословацкие путешественники Иржи Ганзелка и Мирослав Зикмунд, проезжавшие на автомобиле через Огаден:

«Вся обширная территория Огадена, большим треугольником раскинувшаяся до границ Британского и бывшего Итальянского Сомали, формально входит в состав Эфиопии. Итальянцы догадывались, что здесь есть что-то получше, чем море песка и колючих кустарников. Но и англичане это понимали. Во время второй мировой войны они вытеснили из этой области фашистские войска, но сами уходить не собирались.

…Глазам своим не веришь, когда здесь, среди пустыни, находишь людей, занятых усиленным трудом. Обширный лагерь, чистые деревянные настилы под высокими палатками, снабженными противомоскитными сетками, ряд походных спален, которые в течение нескольких минут превращаются из прицепных алюминиевых вагончиков на двух колесах в удобный домик, оборудованный по всем требованиям цивилизации. Гигантские прицепные платформы грузоподъемностью в 30 тонн на 16 мощных колесах. Электростанция. Самые современные типы грузовых автомобилей с 12 скоростями, специально оборудованные для езды по бездорожью. Тракторы. Электрохолодильники.

Мы сидим в просторной палатке-столовой и разговариваем с людьми, несколько месяцев назад покинувшими американские небоскребы, сменив их на время на африканскую глушь. Надолго ли? Никто не знает. Кушанья сменяются на тарелках, как в лучшем ресторане. Консервированные фрукты, мороженое. Мороженое в пекле африканской степи! Все это, начиная от маленькой банки сгущенного молока и до гигантских автоприцепов, похожих на фантастических сороконожек, было сюда доставлено через океан. Трудно представить себе, сколько средств было вложено в такое предприятие.

Американцы ищут нефть в Огадене. Ищут ее геологи и инженеры, механики и шоферы, телеграфисты и повара. Многие из них еще полгода назад понятия не имели о том, что есть на свете такой клочок земли, как Огаден. Но появился «джоб». Заключен договор. Договор долгосрочный, обеспечивающий заработок на несколько долларов в неделю выше, чем в США. И, сверх того, уверенность в том, что года два не придется бродить от одной двери к другой с фуражкой в руках и просить работы. Они ищут нефть, но торопятся только ради премии, обещанной в договоре, написанном на бланке «Синклер ойл компани».

Примечательно, что Sinclair Oil and Gas Company, о которой писали Ганзелка и Зикмунд, до середины 1940-х годов не занималась разведкой и добычей нефти, специализируюсь на нефтепереработке. Впрочем, знакомые с ситуацией иностранцы говорили авторам, что за Sinclair стоят куда более мощные игроки – Standard Oil Company of New Jersey (будущая Exxon) и Standard Oil Company of New York (Socony, будущая Mobil).

Нефть в Огадене искали начала ХХ века, когда геологи сочли местные полупустыни перспективными для обнаружения месторождений углеводородов, хотя первые сведения о выходах нефти были известны еще с 1860 года. Первой геологоразведку в 1920 году в районе города Харэр начала Anglo American, дочерняя компания Standard Oil of New Jersey. Проведя комплекс работ на двух перспективных площадях и пробурив несколько «сухих» скважин, компания решила перенести поиски на берег Красного моря, где также ничего не удавалось найти до начала войны между Италией и Эфиопией.

Итальянцы также интересовались нефтью, но успели лишь провести геологическое исследование Огадена, результаты которого использовались всеми последующими охотниками за удачей.

Что же касается Sinclair Oil and Gas Company, то она получила концессию на 50 лет в 1945 году, сдав ее в 1956 декабре года.… Затем бурение на нефть производили компании из ФРГ, США и Малайзии, добивавшиеся, в лучшем случае, некоммерческого притока жидких углеводородов. Впрочем, существует информация что недрах Огадена есть около 150 млрд. кубических метров природного газа. Но его, как и нефть, также пока найти не удалось.

Но вернемся вновь в середину 1970-х годов.

Мохаммед Сиад Ба́рре, президент Сомалийской Демократической Республики в 1969—1991 годы.
Мохаммед Сиад Ба́рре, президент Сомалийской Демократической Республики в 1969—1991 годы.

С 1969 года Сомали управлял пришедший в результате государственного переворота генерал Мухаммед Сиад Барре, дававший понять, что находится в орбите СССР и даже собирается строить свой вариант социализма. Что же касается Эфиопии, во главе с участником военного переворота против Хайле Селассие Менгисту Хайле Мариамом, то она ориентировалась на США. Но дальнейшие события изменили положение дел на 180 градусов.

В июле 1977 года войска Барре вторглись в Эфиопию, захватили столицу региона Джиджигу и подошли к городам Харэр и Дыре-Дауа. По эфиопским данным, численность армии вторжения составляла 70 тыс. человек при 40 боевых самолетах, 205 танках, 350 бронемашинах и 600 артиллерийских орудиях – практически все наличные средства сомалийских вооруженных сил, исключая флот. Взяв под контроль около 70% территории Огадена, сомалийцы выдохлись, а война приобрела позиционный характер.

Отметим, что армию Сомали поддерживали партизаны Фронта освобождения Западного Сомали, начавшие войну против эфиопских гарнизонов еще в 1975 году. В течение последующих двух лет повстанцы снабжались вооружением, боеприпасами и продовольствием из-за границы между Эфиопией и Сомали – понятие «граница» во многих районах Африки является более чем условным. На эфиопские ноты протеста из Могадишо отвечали, что помощь оказывают «волонтёры» не связанные с правительством Сомали.

И тут выяснилось, что СССР не вкусу создание «Великого Сомали» вооруженным путем. Прилетевшему в Москву Барре был оказан куда более прохладный прием, нежели эфиопскому лидеру. В ноябре сомалийцы денонсируют договор о дружбе и сотрудничестве и предлагают в недельный срок покинуть страну всем гражданам СССР. Это происходит на фоне усиливающихся контактов властей Сомали с США.

Менги́сту Ха́йле Мариа́м, военный и государственный деятель Эфиопии, подполковник. В 1987—1991 годах — президент и председатель Государственного Совета Эфиопии.
Менги́сту Ха́йле Мариа́м, военный и государственный деятель Эфиопии, подполковник. В 1987—1991 годах — президент и председатель Государственного Совета Эфиопии.

Напротив, СССР и Куба начинают поддерживать Аддис-Абебу. Пикантность ситуации была в том, что эфиопская армия была оснащена американской техникой, а сомалийская — советской. К концу года численность кубинских войск в Эфиопии достигла 15-18 тыс. человек при неизвестном до конца количестве советских советников, а 15 марта 1978 года союзники полностью очистили эфиопскую территорию и заняли несколько анклавов на территории Сомали.

Окончательно войска сторон были отведены от границы только в 1988 году, причем не последней причиной для этого была гражданская, вернее – межэтническая война, разгоревшаяся в Сомали после поражения войск Барре в Эфиопии. Но режим это не спасло; в январе 1991 года президент Михаил Сиад Барре на танке пересёк границу между Сомали и Кенией…

Таковы был один из итогов войны за то, чего нет и, возможно, никогда не будет — огаденской нефти.

Николай Манвелов