Новая Зеландия: не потерять позиции газовой державы

Фото: Stock.adobe.com

Разведка и разработка нефтяных и газовых месторождений ведется в Новой Зеландии уже более 150 лет, но до конца их потенциал так и не раскрыт. В материале Института развития технологий ТЭК (ИРТТЭК) рассказывается, почему Новая Зеландия производит нефть высокого качества, но всю ее экспортирует и почему новые меры правительства могут навредить газовому сектору страны.

Индейцы и одна из первых скважин в мире

Коренные народы Новой Зеландии, маори, давно знали о существовании нефти и газа, в частности, на восточном побережье Северного острова. Но только в XIX веке, в 1865 году, рядом с Мотуроа в Таранаки была построена первая скважина. Эта и ныне действующая скважина Альфа стала одной из первых не только в стране, но и в мире. К началу ХХ века в стране уже активно разрабатывалось мелководное нефтяное месторождение Моторуа, а также велись исследования на восточном побережье Северного острова Новой Зеландии.

В 1950-е годы в Новой Зеландии наступила эпоха современной разведки нефти. Сначала было открыто газоконденсатное месторождение Капуни (1959 г.), а через десять лет — Мауи, которое обеспечило всю страну газом. В 1979 году в эксплуатацию вступила самая современная по тем временам платформа Мауи, вторая, Мауи В, была построена уже 1993 году.

Вплоть до 1979 года Новая Зеландия считалась газовой страной, но в том году было открыто нефтяное месторождение МакКи — крупнейшее прибрежное месторождение нефти в Австралазии. К 2014 году в Новой Зеландии было добыто почти 6700 млрд кубических футов (184 млрд кубометров) газа и 450 млн баррелей нефти.

Хотя с 1970-х годов вокруг Новой Зеландии ведется разведочное бурение на шельфе, технологические разработки последних лет позволили операторам вести разведку на больших глубинах и дальше от суши. Например, скважины в морском бассейне Northland Basin были впервые пробурены в 1999 году.

Несмотря на такой рост активности, Новая Зеландия с точки зрения нефтегазовых ресурсов остается малоизученной, а во многих областях и вовсе неизведанной. Единственным добывающим регионом на данный момент является Таранаки. В настоящее время месторождения Маари и Похокура обеспечивают более половины внутренней добычи нефти. Но даже в прибрежном и морском бассейне Таранаки площадь добычи не превышает 10 тыс. км2, что составляет лишь 3% от общей площади 330 тыс. км2. При этом обширная территория площадью около 6 млн км2 обладает значительным потенциалом.

Курс на инвестиционную привлекательность

В 2009 году правительство запустило инициативную и целевую программу «План действий в нефтяной сфере», направленную на развитие нефтяного сектора Новой Зеландии. Его цель – сделать страну привлекательным глобальным направлением для инвестиций в разведку и добычу нефти. 

В 2012 году был объявлен ежегодный тендер по предоставлению разрешений на разведку месторождений, в результате которого компании получали годовой доступ к земельным участкам, в то же время позволяя правительству стратегически управлять распределением.

С каждым годом Новая Зеландия все больше наращивала темпы производства. 

Несмотря на то, что сбор геофизических данных продолжался на протяжении многих лет, именно с 2013 года началось заметное увеличение объемов морских разведочных работ вокруг Новой Зеландии. В последние 10 лет страна окончательно превратилась в привлекательное направление для нефтегазовых инвестиций.

Единственный НПЗ — а больше и не надо

Хотя в Новой Зеландии есть несколько добывающих нефтяных месторождений, страна является нетто-импортером нефти. Нефть местного производства обычно вся экспортируется из-за ее высокого качества и, следовательно, высокой стоимости на международном рынке. Большую часть приобретает соседняя Австралия.

А сама Новая Зеландия потребляет нефть, купленную на далеком Ближнем Востоке. На этот регион приходится более половины всей покупаемой страной нефти. Важными поставщиками нефти для Новой Зеландии являются также Россия и Азия.

Что касается нефтепродуктов, то НПЗ «Марсден-Пойнт», расположенный недалеко от Фангареи, — единственный нефтеперерабатывающий завод Новой Зеландии. Он управляется Refining NZ. Нефтеперерабатывающий завод начал работу в 1964 году и способен перерабатывать достаточно нефти, чтобы удовлетворить большую часть внутреннего спроса. 

Refining NZ перерабатывает сырую нефть и конденсат для трех крупнейших нефтяных компаний Новой Зеландии — BP, Mobil и Z Energy. Каждая из этих компаний имеет долю в НПЗ, есть и другие акционеры-миноритарии. Завод производит полный спектр нефтепродуктов: бензин, дизельное топливо, реактивный керосин-А1, мазут, битум и другие нефтепродукты. В качестве побочного продукта получается также сера, которая продается в качестве сырья для производства удобрений. Восстановленный диоксид углерода используется для производства напитков.

Три крупнейшие нефтяные компании владеют хранилищами наливных грузов по всей Новой Зеландии и имеют соглашения, позволяющие получить доступ к хранилищам друг друга. Это позволяет им получать запас из любого места — если у них есть разрешение и достаточный запас в другом месте. Эта объединенная система хранения позволяет компаниям совместно управлять уровнями запасов и координировать импортные поставки нефтепродуктов.

Рискованные меры правительства

В апреле 2018 года правительство Новой Зеландии объявило, что не будет выдавать никаких новых разрешений на разведку нефти и газа на шельфе. Политика стала законом в феврале 2019 года.

Запрет правительства Новой Зеландии на разведку новых месторождений нефти и газа на шельфе подвергся критике. Некоторые противники этой меры стали возмущаться, что запрет привел к увеличению затрат на электроэнергию и росту потребления угля, причем импортного. Однако логика подсказывает, что, поскольку Новая Зеландия экспортирует большую часть добываемой нефти и потребляет импортную нефть, запрет на разведку нефти на шельфе вряд ли повлияет на местные цены. Министерство бизнеса, инноваций и занятости (MBIE) в 2020 году опубликовало данные, что средние цены на бензин с поправкой на инфляцию выросли на всего 0,86% по сравнению с 2018 годом. За тот же период розничные цены на дизельное топливо выросли на 2,8%, а оптовые — снизились на 4,3%. Цены на мазут упали на 9,4%.

Есть мнение, что запрет медленно душит энергетическую промышленность Новой Зеландии. Дело в том, что мера сильно отразилась на инвестициях. Новая Зеландия потеряла позиции как привлекательное направление для инвестиций в нефтегазовую промышленность. Энергетические компании стали покидать страну. Ушла базирующаяся в Ванкувере TAG, которая когда-то осуществляла разведку и операции в бассейне Таранаки. Продает часть своих активов в стране Tamarind Resources — малазийская компания, которая через множество дочерних компаний владеет добывающими месторождениями нефти и газа в Новой Зеландии, на Филиппинах и в Австралии. Кто-то стал посматривать в сторону соседней Австралии с ее более дружественным деловым климатом. Базирующая в Торонто New Zealand Energy Corp тоже активно ищет покупателя. 

В свою очередь, лоббисты нефтегазового сектора из Ассоциации разведки и добычи нефти Новой Зеландии (PEPANZ) заявили, что поставки природного газа находятся под угрозой, и призвали к большей гибкости при выдаче разрешений. «Несмотря на то, что у нас есть собственный природный газ, мы можем в конечном итоге перейти на импортный СПГ из Австралии, если не примем меры», — заявили в PEPANZ. Ассоциация предлагает рассмотреть возможность расширения как географических зон, так и сроков выдачи разрешений на разведку. В противном случае в течение следующего десятилетия страна может столкнуться с 60-процентным падением добычи газа.

Михаил Вакилян
Зарубежный корреспондент ИРТТЭК