Нефтяные рынки поразил вирус

Главный фактор, определяющий цену на нефть в настоящее время — опасения нового замедления экономики как результата «второй волны» коронавирусной инфекции. Перед ним пасуют любые меры и заявления ОПЕК/ОПЕК++, новости об увеличении или сокращении добычи сланцевой нефти и т.п. Как следствие, в этом году нефть уже не превысит границу $45 за баррель Brent, в I квартале 2021 года возможен рост цен до $50. Такое мнение высказали эксперты, принявшие участие в опросе, проведенном Институтом развития технологий ТЭК (ИРТТЭК).

В сентябре нефть впервые за полгода показала падение по итогам месяца. Среди многих факторов — увеличение поставок, возвращение на рынок ливийской нефти, сезонный спад спроса на топливо в США и т.д, — эксперты выделяют один, превосходящий все другие. Это «вторая волна» коронавируса и связанные с ней опасения повторения сценария начала года, когда из-за локдаунов мировая экономика практически остановилась.

«В первую очередь настроение участников рынка определяет заболеваемости, ограничительные меры и, как следствие, падение спроса. Именно спрос играет сейчас первостепенную роль, а все остальное — ограничения ОПЕК, падение добычи в США, — второстепенные и относительно малозначимые факторы», — уверен аналитик Райффайзенбанка Андрей Полищук. Эти факторы, конечно, влияли в период восстановления спроса, когда мы видели на рынке цену выше $45 за баррель Brent. Но на данном этапе цена ориентируется только на возможное падение спроса из-за второй волны коронавируса. 

Впрочем, совсем сбрасывать со счетов остальные источники неопределенности тоже не стоит, полагает член экспертного совета ИРТТЭК Марсель Салихов. Это президентские выборы в США, отдельные специфические факторы нефтяного рынка (ввод новых санкций США, устойчивость восстановления добычи в Ливии, дисциплина участников сделки ОПЕК+). То или иное их сочетание может привести к довольно сильному снижению цен, однако в пользу оптимистического сценария говорит продолжающееся сокращение запасов нефти, считает эксперт.

Даже оптимистический сценарий не означает быстрого восстановления нефтяных цен. По мнению Салихова, на конец года стоимость марки Brent едва достигнет уровней конца лета — $45 за баррель. Райффайзенбанк ожидает в I квартале следующего года роста до уровня $50 за баррель Brent. 

А вот Николай Иванов, советник по экономике президента Института энергетики и финансов, полагает, что цена нефти — вещь в принципе непрогнозируемая: слишком противоречивы и разнонаправленны факторы, на нее влияющие. «Предполагаю, что все негативные тенденции к Новому году усугубятся», — пессимистично говорит аналитик.

В частности, Иванов опасается дискредитации сделки ОПЕК++. «Терпение Саудовской Аравии не беспредельно, и желание тащить на себе всю сделку — не безгранично. Остальные члены пакта творчески подходят к выполнению обязательства по снижению добычи, — отмечает он. — Поэтому можно продолжать на словах поддерживать сделку, но быть готовыми к тому, что она вот-вот развалится».

Менее радикальных взглядов придерживается Марсель Салихов, хотя, и по его мнению, проблемы у картеля есть, а методов их решения нет. «С течением времени дисциплина выполнения условий сокращений добычи постепенно снижается — это естественный процесс. По мере того, как цены на нефть остаются относительно на комфортных уровнях, многие участники начинают думать, что некоторое превышение добычи над оговоренными уровнями не представляет особой угрозы. Проблему для сделки ОПЕК+ представляет то, что не существуют каких-то институциональных механизмов контроля над выполнения соглашений», — говорит эксперт.

Спрос на нефть в будущем будет снижаться — с этим согласны все участники опроса. Однако сроки и темпы этого снижения оценивают по-разному. Так, Николай Иванов полагает, что спрос восстановится в течение пары следующих лет, а затем стремительно пойдет вниз. «Технологии возобновляемой энергетики и систем накопления энергии достигнут ценового паритета с традиционной энергетикой, вступят в силу решения о введении углеродных налогов, мировые инвесторы окончательно отвернутся от ископаемых энергоносителей, и единственным углеводородным энергоносителем останется газ», — объясняет он свою точку зрения. 

«Я думаю, что пик потребления мы пока не прошли», — возражает Андрей Полищук из Райффайзенбанка. Если посмотреть на другие виды топлива, например, уголь, которому давно предрекали прекращение потребления — но оно не прекращается и близко, наоборот, даже в Европе в следующем году ожидается рост потребления угля, напоминает аналитик. Поэтому падения потребления нефти в мире не стоит ждать в ближайшие 10 лет.  

Материал подготовлен
Институтом развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)