Настоящие «отцы» электромобильной революции

Уоррен Эдвард Баффетт, крупнейший инвестор в мире, состояние которого на март 2018 г. оценивалось в 100,1 млрд долларов. Ровно десять лет назад в конце сентября 2008 г. Баффетт, председатель и главный исполнительный директор Berkshire Hathaway, поверил в китайскую фирму, бывшего производителя батарей для сотовых телефонов, превратившейся за эти годы в автопроизводителя, специализирующегося, в том числе на электромобилях и электробусах, а также монорельсовом транспорте.

Сейчас BYD, несмотря на многочисленные нарекания к ее автомобилям с ДВС, продает электробусы в Европу и планирует масштабный выход на рынок США. Никакие торговые войны Трампа с китайскими властями не страшны, если за твоей спиной стоит один из богатейших людей мира и Америки. Инвестиции в 232 млн долларов, вложенные в BYD Уорреном Баффетом, за 10 лет выросли до 1,3 млрд долларов. Кроме того, американский миллиардер активно поддержал BYD практическими действиями по продвижению ее продукции, став настоящим бизнес-ангелом для китайской компании. Инвестиции в электромобильное будущее были сделаны Баффеттом за два года до проведения первичного размещения акций детища Илона Маска — Tesla.

За эти годы BYD превратился в крупнейшего производителя электромобилей в Китае. Компания закрепила за собой 20% продаж электромобилей в КНР. Продажи электромобилей в Китае растут очень быстро: статистика самая разная, согласно самой консервативной оценке, с января по август текущего года в КНР продано более 320 тыс. машин, оснащенных электроприводом (лишь 20% из них гибриды). Согласно планам, к 2020 г. страна планирует добраться до цифры 2 млн продаж электрокаров и гибридов. По словам Ван Чуаньфу — основателя и президента компании BYD, ставшего за эти годы миллиардером, Китай к 2030 г. полностью перейдет на электротранспорт.

Однако настоящим «отцом» китайской электромобильной революции является Вань Ган, бывший министр науки и технологий КНР, никогда не состоявший в компартии. Сейчас изобретатель, доктор политехнических наук возглавляет демократическую Партию стремления к справедливости. В возрасте 16 лет будущий технологический провидец пострадал в годы культурной революции и был отправлен в деревню, где занимался ремонтом тракторов и электрификацией. Вернувшись из ссылки Вань Ган получил образование в Китае, а затем закончил аспирантуру в одном из технологических университетов в Германии. Когда он ее окончил в 1991 г., посыпались предложения от работодателей, Вань Ган выбрал Audi, где стал руководителем планирования и налаживал связи с Китаем. Вернувшись в КНР и став чиновником, Вань предложил китайским властям новую траекторию развития автотранспортной индустрии. В задыхающихся от смога китайских городах нельзя было идти по пути западных автопроизводителей, которых к тому же было бы невозможно догнать в традиционных сегментах. В бытность министром науки и техники Китая, Вань Ган направил инвестиционные потоки в разработку электротранспорта. Так, для Олимпийских игр 2008 г. в Пекине был создан парк электробусов. В 2010 г. государство субсидировало до 10 тыс. долларов автопроизводителям на каждый продаваемый электромобиль. Результатом курса Вань Гана стало появление в Китае к концу 2017 г. порядка 1,6 млн автомобилей на электрической тяге, или примерно половина от всего мирового парка таких машин. Главными целями его политики были сокращение зависимости от импорта нефти, повышение энергетической безопасности и равные условия для конкуренции китайских автопроизводителей в новом сегменте электротранспорта.

Таким образом, вовсе не Маска, а Уоррена Баффета и его китайских товарищей можно считать настоящими отцами электромобильной революции. Но, если копнуть в глубь веков, то выяснится, что сама идея электромобиля не нова. Первые тележки с электромотором и свинцовыми аккумуляторами появились, понятное дело, в Европе и датируются второй половиной XIX века. Эру электромобилей открыл в 1881 году французский инженер Густава Труве, а в 1884 году —  англичанин Томас Паркер организовал промышленное производство. Вообще идея электромобилей была весьма популярна в Европе конца XIX века. Но потом пришел ДВС и шестеренки автомобильной индустрии закрутились в другую сторону.

Нина Маркова