Как нам преобразовать Газпром

Полную запись дискуссии смотрите на YouTube-канале ИРТТЭК: https://youtu.be/OZbkHJc967w

«Северный поток – 2» не будет достроен как минимум в текущем году, а газовая отрасль в целом крайне нуждается в реформировании. К такому консенсусу пришли эксперты в ходе дискуссии «Как нам реорганизовать «Газпром», прошедшей на площадке Института развития технологий ТЭК. Разумеется, проводить реформы в период кризиса никто не будет, но разрабатывать стратегию будущего развития нужно уже сейчас. Готов ли к этому «Газпром» и его акционеры?

В последнее время «Газпром» всё меньше ассоциируется с «национальным достоянием», и всё больше — с разнообразными проблемами. В вину компании ставят даже то, на что она, по большому счету, не способна повлиять. И потерю рынков, и не способность достроить Северный поток — 2. Даже падение цен на газ, Газпром по мнению некоторых критиков должен был предугадать и предотвратить. 

С другой стороны, некоторые вещи действительно вызывают большие сомнения и «Газпром» отчасти сам виноват в том положении, в котором оказался. С одной стороны, сегодняшнее состояние рынка газа не смог предугадать не только «Газпром», но и никто в мире, отметил партнер компании RusEnergy Михаил Крутихин. С другой — российская компания хуже большинства других оказалась подготовлена к такому развитию событий. 

«Вина ли это Газпрома? Газпром у нас все-таки не совсем самостоятельная компания, особенно в том, каким образом инвестировать. И одна из главных бед компании, я думаю, состоит в том, что компания вынуждена по указанию политического руководства страны инвестировать миллиарды долларов туда, куда, в общем-то, не выгодно инвестировать для удовлетворения либо геополитических, либо еще каких-либо целей, не имеющих ничего общего с рентабельностью, с коммерческой деятельностью», — говорит Михаил Крутихин. Если бы не эти расходы, компания, по мнению эксперта, могла бы работать гораздо успешнее. 

Основной стратегический просчет руководства «Газпрома» — они не учли, что рынки конечны и делали ставку на бесконечное наращивание объемов, считает эксперт нефтегазового рынка Вячеслав Мищенко. На самом же деле эпоха российского сырьевого доминирования на европейском направление заканчивается, и достаточно резко, поэтому избыточные газотранспортные мощности повисли на компании мертвым грузом. 

Но хуже всего то, что даже сейчас парадигма развития ограничивается теми же самыми соображениями, и ни о каком технологическом рывке речи не идет, сетует Мищенко. Между тем рынок Европы по структуре потребления меняется бесповоротно. «Мы можем как угодно относиться к зеленой энергетике, к альтернативной, но она является уже данностью. И уже вот эти вещи можно было просчитать и учесть», — уверен эксперт.

Качество экспертизы и особенно скорость реакции «Газпрома» на уже, казалось бы, осознанные и признанные неизбежными изменения всегда были ниже среднего, отметил модератор дискуссии, руководитель медиацентра ИРТТЭК Дмитрий Коптев. В качестве примера он привел нынешнюю ситуацию, когда, невзирая на очевидные качественные изменения европейского рынка газа, менеджеры компании продолжают делать ставку на холодную зиму, которая, по их мнению, поможет им поправить дела.

Другая история, которую упомянул эксперт ИРТТЭК, более давняя. Еще в 2004 году в «Газпроме» обсуждалась неизбежность скорого перехода на более глубокие сеноманские газовые горизонты с другим составом сырья. Однако сейчас, когда это вопрос перешел в практическую плоскость (прежде всего в связи с освоением Ковыктинского и Чаяндинского месторождений как ресурсной базы газопровода «Сила Сибири»), выяснилось, что к этому переходу по-прежнему никто не готов ни технологически, ни экономически. 

То, что реформа газовой отрасли назрела, очевидно. Однако пути ее могут быть разными. В текущих условиях, когда приоритетным представляется вопрос бюджетных доходов, вряд ли государство пойдет по пути, который обсуждается экспертами еще с 2012 года — разделение «Газпрома» на добывающую и транспортную части с продажей добычных активов частным инвесторам, полагает Михаил Крутихин. Тем более, добавляет Вячеслав Мищенко, что сейчас вложения в добычу сырья уже не выглядят столь привлекательными, как в 2012 году — скорее они кажутся рискованными и ненадежными. 

В этой ситуации «Газпром» мог бы воспользоваться ситуацией и диверсифицировать бизнес за счет строительных активов, которые вновь перешли под его контроль. Например, перспективным направлением могло бы стать строительство трубопроводной инфраструктуры (прежде всего даже не нефте- и газопроводов, а водоводов) в Африке, которая во многом остается дружественно настроенной к российским компаниям, полагает Вячеслав Мищенко. Также, по мнению эксперта, падение спроса на сырье открывает дорогу к трансформации российских энергетических компаний в центры экспорта технологий.

Правда, у Михаила Крутихина такой вариант развития событий вызывает сомнения. И «Газпром», и другие российские нефтегазовые мейджоры сами являются импортерами технологических решений и говорить об их превращении в экспортеров нет никаких реальных оснований. Тем более в период кризиса, когда вопрос стоит прежде всего о сохранении уже достигнутого.

«Сейчас, может быть, рано, но завтра точно будет поздно», — возражает Вячеслав Мищенко. Строить планы и писать стратегии нужно уже сейчас, иначе время будет упущено безвозвратно.

Материал подготовлен
Институтом развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)