Восток-запад

4049047
© ТАСС/EPA/ABEDIN TAHERKENAREH

Соглашение с Ираном достигнуто — об этом мы узнали в том числе благодаря падающим нефтяным котировкам. Пока остаются сомнения, будет ли Иран в точности выполнять свои обязательства по ядерной программе и насколько быстро будут сняты санкции. Однако ясно одно: для Ирана принципиально важно вернуть свою долю на нефтяном рынке, и ради этого он пойдет на все, даже на выполнение условий соглашения. Даже на войну с союзником — Россией — за европейский нефтяной рынок.

14 июля стало очередным черным днем для нефтяных «быков» — Великобритания, Китай, Россия, США, Франция вместе с Германией договорились с Ираном по поводу его ядерной программы. В результате Brent за два дня упал на 3% — с $58,68 до $56,92 за баррель, отыграв, правда, за пятницу вверх до $57,1. WTI за эти дни обвалился на 4% — с $53,04 до $50,89 за баррель.

Разумеется, можно успокаивать себя тем, что после снятия санкций Иран не сможет быстро нарастить поставки нефти на рынок. По данным Bloomberg, в июне страна добывала 2,8 млн баррелей в сутки. После снятия санкций иранское правительство готово сразу увеличить добычу на 500 тыс. баррелей в сутки и еще на полмиллиона через шесть месяцев.  Правда, некоторые аналитики считают этот план оптимистичным. Например, в Goldman Sachs думают, что Иран сможет нарастить дополнительные 500 тыс. баррелей не раньше, чем через год, так как страна должна сперва продемонстрировать свою готовность соблюдать условия ядерного соглашения и начать работу по восстановлению скважин. Нельзя не признать, что мнение духовной власти Ирана может кардинально отличаться от позиции президента и членов правительства. К примеру, на пятничной молитве в Тегеране высокопоставленный духовный лидер Аятолла Мохаммад Али Мохаведи Кермани заявил, что Иран одобрит ядерную сделку с мировыми державами только если санкции будут сняты немедленно, замороженные на Западе активы возвращены, а идеалы исламской революции останутся нетронутыми. Он добавил, что знаком с частными, неофициальными сообщениями, согласно которым некоторые условия, которые выставил верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи, не выполнены. Сам Хаменеи, впрочем, поблагодарил иранского президента и дипломатов за их усилия в достижении соглашения.

Что касается наращивания присутствия на рынке, то у Ирана есть другой путь: продажа нефти, которая хранится в танкерах и хранилищах. По разным оценкам, запасы составляют от 30 до 70 млн баррелей. Нефть может быть реализована почти немедленно. Есть мнение, что это блеф — Иран должен согласовать увеличение поставок с другими членами Организации стран-экспортеров нефти (OPEC). «Если выйдет иранская нефть, то это дополнительное предложение на рынок. Здесь надо понимать, что будет делать OPEC. OPEC должна как-то реагировать, у них квоты были распределены без учета иранской нефти, и они должны будут перераспределять квоты», — уверен министр энергетики России Александр Новак. «Снижение добычи и экспорта сырья Ираном было компенсировано в частности Саудовской Аравией и Ираком. Остается открытым вопрос, пойдут ли остальные страны ОПЕК на снижение добычи в условиях, когда низкие цены на нефть уже оказывают негативное влияние на их остро зависящие от экспорта черного золота экономики», — пишет Григорий Бирг из «Инвесткафе».

Увы, но OPEC давно не соблюдает собственные квоты: организация в прошлом месяце добывала 31,7 млн баррелей в сутки — это выше установленной им же отметки в 30 млн баррелей. Кроме того, при высоких ценах на нефть многие члены OPEC самовольно нарушали определенные им квоты, несмотря на неоднократные замечания со стороны своих коллег. Кроме того, в войне за долю рынка, в которой участвуют Россия и отчасти США, нефть Ирана будет как нельзя кстати. Тем более, что Иран серьезно нацелен вернуть свою долю на европейском рынке. «Мы постараемся поставлять максимальное количество нефти в Европу и восстановить свою долю в 42-43%, которую занимали до введения санкций», — заявил директор по международным связям иранской национальной нефтяной компании NIOC Мохсен Камсари. Для этого Иран готов пойти на все: наращивание добычи нефти, сотрудничество с европейскими компаниями и предоставление им скидок. Учитывая, что такие гиганты, как Eni и Shell, уже ведут переговоры с иранской компанией, можно смело ожидать увеличения предложения на нефтяном рынке. И войны между Ираном и Россией за европейский нефтяной рынок.

Михаил Воронов