Эра непредсказуемости

Близится последний квартал 2020 года. Года високосного и, увы, весьма изобилующего срывами и трагедиями разных, но неизменно болезненных масштабов. Преодолевать их, в том числе в сфере ТЭК, было нелегко… Тем временем отраслевые гуру говорят, что и в российской, и в мировой нефтянке уже можно подводить если не финальные итоги, то уж, во всяком случае, общие контуры складывающегося годового профиля — его, так сказать, специфики. Что ж, нынешней осенью цены черного золота немного выправились, да и газовые котировки тоже подросли. Но общая панорама прожитых девяти месяцев все равно никак не радует. Графики на этом срезе — едва ли не «прединфарктные». Названный период выдался не просто турбулентным по своей конъюнктуре. Он стал как бы рваным, горьким и зигзагообразным — вот в чем беда. Беда и отраслевая, и, если хотите, общечеловеческая. Как писала The Wall Street Journal, наивысшей для нефти фьючерсной точкой стала январская планка — 68,91 долл за баррель. А нижайшей — апрельская ценовая «яма» глубиной в 19,33 долл. Согласитесь: для краткой 3-месячной дистанции эта разница кошмарна. Всего дважды за три последних десятилетия отмечалась за такой же период более широкая вилка. Из этих двух раз, что важно, один отнесен к кануну приснопамятного ценового спада 2014-2016 годов. Ничего себе сравнение, не так ли? «Рынок нефти, в смысле своей былой склонности предсказывать то, что будет дальше, — теперь в уникальной (т.е. нетипичной — Авт.) ситуации, — сказал глава трейдинговой фирмы Mercuria Energy Group Марко Дьюнэнд. — В истории пока еще не бывало случаев, когда неспособность людей прогнозировать уровень спроса стала бы такой разительной всего на 3-4 месяца вперед, как нынче». Настолько плохими прорицателями ближайшего будущего углеводородного ТЭК мы и наши учителя никогда не были. И ведь все потому, что не наблюдалось столь тугого переплетения и рукотворных, и не зависящих от человека факторов влияния на энергетику. По гегемонам, подрывающим лучшие газотранзитные проекты, — на другом краю света чаще обычного бьет стихия страшной мощи; и инфраструктура ТЭК отступает панически — больше, чем в дуэли с любыми конкурентами. По резоннейшим квотам ОПЕК+ с размаху бьет — жутким спадом рыночного спроса — нашествие COVID-19, этой «чумы XXI века». По достижениям сланцевиков хлещут биржевые обвалы. И так — во всем. Да, тяжелый это год, эпоха не только метаний и сомнений, но и подчас полного неведения о завтрашнем дне. 

От Персидского залива до Балтики

Суровое предупреждение, о котором пойдет речь, прозвучало на днях из Тегерана. Его высказал не новичок в региональной и мировой политике. Об американской угрозе «Северному потоку-2» неожиданно, но уверенно и решительно отозвался… министр иностранных дел Исламской Республики Иран — ветеран ближневосточной дипломатии Мохаммад Джавад Зариф.

Iranian Foreign Minister Mohammad Javad Zarif gestures as he talks with journalist from a balcony of the Palais Coburg hotel where the Iran nuclear talks meetings are being held in Vienna, Austria July 10, 2015. REUTERS/Carlos Barria

Казалось бы, какое дело этой сдавленной имперской нефтяной блокадой и прочим рестрикциями стране на Индийском океане до далекой Балтики? Но министру эта странная параллель все же понадобилась. Выступив по каналу государственного ТВ всего за несколько часов до заявления госсекретаря США Майка Помпео о полном восстановлении всех антииранских санкций ООН и о продлении эмбарго на поставки Тегерану даже самых обычных вооружений, Мохаммад Джавад Зариф высказал свою позицию. Он публично предположил, чего именно следует ожидать от Белого дома не только в Персидском заливе, но еще и на… Янтарном море при отсутствии отпора — со стороны международной общественности — произволу Соединенных Штатов. Судя по всему, потомки Персидского царства, увы, не считают этим отпором слишком пассивное несогласие Англии, Франции и Германии. Ведь те просто воздержались от протеста, уклоняясь от честно-критичной оценки беззакония в Ормузском проливе, творимого их заокеанским партнером по НАТО. 

«По своему обычаю американцы действуют как задиры и вводят санкции, — прямодушно заявил г-н Зариф. — Поэтому мировому сообществу как раз и необходимо решить: чем ответить на это хулиганство. А делать это нужно, поскольку завтра они (т.е. затравленные имперским произволом страны даже среди ведущих держав ООН — Авт.) столкнутся с тем же самым! В какой связи? США предпримут такие же действия в отношении проекта «Северный поток», как и в отношении других (нередко энергетических — Авт.) проектов. И все это потому, что задира будет по-прежнему вести себя как задира, если ему позволить поступить таким образом пусть даже однажды». Комментируя эти слова, Reuters напоминает: «Соединенные Штаты и многие европейские государства противодействуют прокладке трубопровода «Северный поток-2», который, по их мнению, усилит зависимость ЕС от российского газа». Как именно противодействуют, — хорошо известно, не исключая новостей о полетах бомбардировщиков далековато от Америки — по обводу балтийских границ России, о чем наверняка слышал или читал Мохаммад Джавад Зариф. 

Вместе с тем буквально воспринимать намеки иранской дипломатии не хотелось бы. На Балтике сейчас не такой баланс сил и настроений, чтобы кто-нибудь отважился ударить по России милитаристским кулаком. Руки коротки! Но создать подобие предконфликтно-полувоенной напряженности, в т.ч. и на трассе «Северный поток-2», они все же могут. Особенно — в канун выборов, все больше смахивающих на карикатурное шоу со «спящим Джо» и яростно- республиканским борцом за «ценности свободного рынка», которые ежедневно и ежечасно втаптываются в грязь мятежными согражданами всех цветов кожи. Ну а в том, что касается сценария апокалипсиса, способного, мол, вырасти из нефтяного эмбарго в Персидском заливе, то мы позволим себе все-таки осторожно усомниться. Да и не только мы. «Ни одна держава, включая сами Соединенные Штаты, не имеет возможностей, чтобы навязать иранской нации новую войну, — отметил командующий Корпусом стражей Исламской революции Хоссейн Салами в своем интервью для считающегося полуофициальным новостного агентства ISNA. — Так что людям не следует тревожиться при виде того, сколь чрезмерно блефует президент США».

Нарушитель вновь стал передовиком

На заседании министерского комитета, контролирующего квотный формат 24 стран под вывеской ОПЕК+, телекамер было больше, чем участников. Почти все члены альянса общались с председателем встречи издалека. Т.е. из своих разбросанных по континентам рабочих кабинетов.

Беседовали, иными словами, в режиме видеоконференции. Это понятно: накатившийся своей второй волной COVID-19 диктует главам национальных профильных ведомств удвоенную осторожность. Потому они, как правило, и избегают прямых контактов друг с другом за столами переговоров. Но один гость прибыл к модератору дискуссии, что называется, «живьем». Рядом с хозяином пустого зала, руководившим перед видеокамерой ходом встречи из эр-риядского дворца, находился только один приезжий. То был высокопоставленный арабский деятель такого же ранга. По левую руку от саудовского министра энергетики Абдулазиза ибн Сальмана сидел его коллега — гость из Объединенных Арабских Эмиратов. 

Все остальные собеседники из двух с половиной десятков государств-нефтеэкспортеров, включая Россию, наблюдали на своих экранах за Сухейлем бен Мухаммедом аль-Мазруи и гостеприимным ведущим этой встречи — наблюдали с помощью видеосвязи из разных уголков Земли. «Ну и что тут особенного? — отзовется наш, как всегда, хорошо подготовленный читатель. — Почему бы двум соседям по баснословно-нефтеносному Аравийскому полуострову не оказаться в золоченых креслах друг с другом? Да еще в день важной вехи в начавшейся почти четыре года назад истории уникальной группировки рыночно-сырьевых партнеров — ОПЕК+?..

… Дело, однако, не только в географической близости ОАЭ и «королевства пустынь». «Гвоздь программы» состоял еще и в том, что наделенный интеграционно-отраслевым лидерством саудит не случайно усадил «всем напоказ» единственного гостя. Усадил не только как уважаемого участника экспортного картеля. Посланника Эмиратов впервые за долгое время хвалят в Саудовской Аравии за августовское исправление их же недавнего поведения на рынке в мае, июне и июле, когда ОАЭ нарушали, можно сказать, «святая святых» ОПЕК+. Хранители Ормузского пролива подрывали своей слишком вольной добычей «черного золота» строгий самоограничительно-квотный режим, введенный в апреле по решению форума этого широкого альянса. Озадаченные бесконтрольным «фонтаном по соседству» саудиты осудили минувшим летом своих собратьев. А ведь заметьте: до сих пор в Персидском заливе не было принято открыто критиковать, пусть даже за временную недисциплинированность, второе по своему геополитическому, да и военно-стратегическому значению звено сообщества нефтегазовых монархий. 

Внешне многое обстоит неплохо, однако в глубине…

…И вот теперь, наконец, ситуация исправлена. Если вплоть до июля параметры сокращений выполнялись слабовато, а в августе они, наконец, поднялись до 98% намеченного, то теперь планка выполнения, как отметил недавно министр энергетики РФ Александр Новак, достигла 101%.

А ведь еще недавно группировка ОПЕК+ выкачивала из недр на 12,7 млн баррелей в сутки больше, чем было решено в апреле. Сбить неправомерные аппетиты как раз и помогли порицания в адрес увлекшихся поначалу своими дебетами Эмиратов. Так что теперь ставшие скромными ОАЭ — на хорошем счету; и их министр с гордым достоинством «передовика самоограничений» восседал рядом с Абдулазизом ибн Сальманом в ходе видеозаседания. Если бы «королевство пустынь», ОАЭ и — впридачу — Кувейт не пожертвовали на исходе лета своими сиюминутно-меркантильными интересами и не снизили добычу в помощь другим нарушителям, причем сверх плана — на целых 1,18 млн баррелей в день, то судорог на рынке было бы не миновать.

 В целом ОПЕК (14 стран) выдала бы — при отсутствии поправок — 48,1 млн баррелей; а, так сказать, дисциплинарный индекс обещанных сокращений и вовсе упал бы до 93%. Но, с другой стороны, «в кои-то веки» экспортеры тревожатся, казалось бы, о столь малой диспропорции? Ведь не раз бывали в истории углеводородного ТЭК эпизоды, когда тот же картель, действуя без России и ее ближайших союзников, срывал свои решения куда резче, чем ныне. Как справедливо напоминает Bloomberg, взятые в январе 2009 года обязательства по сокращениям добычи неизменно выполнялись ниже, чем на 70%. И ведь никто не кричал караул! Во всяком случае, это подтверждают объективные данные Центра глобальных энергетических исследований.

Так что же происходит? Почему из-за каждого процента сокращений бытует нынче столько тревог и, более того, нервных срывов на уровне всего картеля? Не иначе как слишком велики и серьезны угрозы, нависшие над ОПЕК+ уже сейчас, до конца года. Осторожный Абдулазиз ибн Сальман не говорил о них открыто и во весь голос. Но даже дипломатичные полутона и полунамеки из его уст по-своему красноречивы, и об этом мы поговорим.

ОПЕК бьет по трейдерам. Но не по всем

Нарушителей квотной дисциплины саудовский министр поругал слегка — и быстро перешел к предупреждениям в адрес другого эшелона на мировом рынке. Как никогда прежде, Абдулазиз ибн Сальман ударил по опорным столпам мировой торговли «черным золотом» — ведущим нефтетрейдерам, офисы которых функционируют, как правило, в Швейцарии.

Те, кто делает ставку на близящееся падение цен ввиду переполненности рынка из-за второй волны пандемии, как дал понять модератор заседания ОПЕК+, — коварно ставит на развал этой группировки. Такое непростительно. Пояснение прозвучало, прямо скажем, как грозная фраза из старого словаря: «Будете иметь дело со мной и — пожалеете!». То есть не шутите с нами и не запугивайте покупателей сырья тем, что якобы никому не нужная нефть вот-вот хлынет изо всех щелей, — такова квинтэссенция сказанного. Уязвленный торговцами альянс поставщиков хочет быть «проактивным и превентивным» по своей тактике. Кстати, он и сам не допустит «выплескивания» чрезмерных потоков сырья перед лицом какого-либо спада в будущем; но только сначала этот спад должен и впрямь обозначиться со всей очевидностью.

«Призываю парней на трейдинговых площадках стать предельно гибкими и прыгучими, — сказал председатель эр-риядской встречи. — Я ведь еще позабочусь и о том, чтобы любой сторонник слишком азартных игр на этом рынке заголосил — в случае чего — от боли словно в аду!», — не постеснялся подытожить — столь угрожающе — саудовский принц. Вопрос: что же плохого сделали ему миллиардеры-нефтетрейдеры? Оказывается, в недрах ОПЕК+ вовремя подметили один симптоматичный феномен. Это — своеобразная дуэль краткосрочных прогнозов между ведущими торговцами жидкими углеводородами. Речь идет, конечно, о Vitol Group и о Trafigura Group. 

Гендиректор первого из этих трейдинговых гигантов Рассел Харди словно подыгрывает своим философским спокойствием альянсу нефтеэкспортеров. Справедливо подметив, что инвентарные запасы топлива в США и других крупнейших экономических державах устойчиво снижаются в последние месяцы, топ-менеджер убежден: это падение наверняка будет продолжаться всю нынешнюю осень. Еще бы! Как заявил г-н Харди в одном из интервью на недавней Asia Pacific Petroleum Conference (APPEC), эти стратегические резервы, накопленные в начале лета, уже истощились на четверть, а еще одна четверть «уплывет» из стратегических хранилищ до конца года. Ясно, что такие суждения трейдингового тяжеловеса играют на руку, в первую очередь, экспортному формату ОПЕК+ во главе с Россией и Саудовской Аравией. 

Симптомы тревоги

Есть, однако, и противоположное мнение. Его придерживаются руководители такого глобального «мейджора», как Trafigura. В отличие от оптимистов, «я остаюсь озабоченным ввиду состояния рынка нефти на ближайший период от трех до шести месяцев», — подчеркнул председатель и гендиректор этой трейдинговой корпорации Джереми Вир.

Фактически г-н Вир повторил и даже усилил мрачный прогноз своего заместителя Бена Люкока. Ведь это он отметил на вышеупомянутой сессии APPEC, что «спешить с возвратом к столу восстановления бизнеса в прежнем объеме» он, увы, не собирается. «Мы пребываем на рынке, переполненном сырьем», — посетовал г-н Люкок. И добавил: он ждет восполнения инвентарных ресурсов к концу года, что «столкнет цены на бенчмарковую смесь Brent прямиком к пониженной планке — менее 40 долл за баррель».

Именно эти предсказания тревожат ОПЕК+ больше всего. Беспокоят они потому, что к экспертам из кабинетов Trafigura фактически присоединились в своем пессимизме как минимум три авторитетные прогнозные инстанции высокого международного статуса. Это парижский офис МЭА, американская Energy Information Administration и… экспертная служба самой ОПЕК, сколь бы парадоксально это ни звучало. Нет, пока все они, в отличие от Trafigura, еще не запугивают нефтяников 30-долларовыми котировками. Но зато в один голос признают: истощение инвентарных запасов по обоим берегам Атлантики явно замедлилось — и вскоре может остановиться. Так что же дальше? Дальше может начаться более жестокая схватка с очередной волной COVID-19, чем кто-либо может пока себе представить. И тогда спрос на жидкое углеводородное сырье упадет везде сверх наших надежд и ожиданий.

«Может ли саудовский министр нефти убедить трейдеров в том, что ОПЕК удержит рынок в тех ценовых рамках, о которых говорит Vitol? Что ж, цены на нефть подскочили. Но недовольные призывы (из уст Абдулазиза ибн Сальмана — Авт.) дают понять, что он, возможно, боится того, что вскоре мы окажемся, наоборот, в мире, очерченном пером Trafigura, — пишет известный обозреватель Джулиан Ли. — Если взглянуть на вещи под этим углом, то одержимость саудовского министра идеей прибегать к компенсационным сокращениям в помощь проштрафившимся с предыдущими квотами членам ОПЕК+ видится объяснимой. Но такие компенсации подталкиваются Эр-Риядом все дальше и дальше в будущее. На прошлой неделе комитет, где сопредседательствует Абдулазиз ибн Сальман, порекомендовал продлить на три месяца, т.е. до конца года, deadline для таких мер с тем, чтобы прибегать к этим аврально-дополнительным «урезаниям» добычи. И, если только ему не удастся сжать железной хваткой слишком вольнолюбивых игроков внутри ОПЕК, то новая модель картеля будет по-прежнему сильно похожа на старую ОПЕК, где львиная доля балансировки рынка висела на плечах Саудовской Аравии. А ведь в ближайшее время это может оказаться ей не по силам». 

Ирак и Ливия могут активизироваться

Практически все пессимисты — из числа нефтяников и газовиков — на мировом рынке сводят главную опасность падения спроса к угрозе вспышки COVID-19 и, в итоге, к падению глобальной экономики по пандемийным причинам. Но в том-то и дело, что могут прибавиться и другие факторы. 

Прежде всего, начинает увереннее играть своими апстрим-мускулами многострадальный Ирак. И ведь на сей раз это — не благодаря зарубежным инвесторам, как пытаются изобразить отраслевую ситуацию в Вашингтоне. Дело тут в другом: разведслужбы США выкладывают на рабочие столы в Белом доме и госдепартаменте сенсационные доклады о том, что, мол, резко ослабил свою подрывную активность в Месопотамии ее ненавистный (для американцев) сосед — Исламский Иран. По данным The Wall Street Journal, Тегеран не желает косвенно помочь сплочению республиканского электората вокруг Дональда Трампа на выборах 3 ноября. Поэтому ячейки шиитского подполья в Ираке радикально сократили свое вооруженное присутствие и пропагандистскую активность на плацдармах вдоль саудовской границы. 

Выведено немало спрятанных в ущельях и камышовых зарослях ракетно-пусковых установок, нацеленных еще недавно на базы Пентагона. Еще вчера запускалось в разовом порядке свыше 20 таких боезарядов, а ныне — не более трех. Отложены планы пограничных вылазок, уличных бунтов, диверсий и т.д. Словом, пока отложена месть за январское убийство иранского генерала Сулеймани с американского вертолета. А это значит, что и близ кладовых иракской нефти должна воцариться тишь да гладь; добыча стабилизируется, а затем и возрастет. Но ведь Багдад и без того считался в регионе соперником Эр-Рияда, — не так ли? То-то и оно. Иракцы наверняка потребуют от ОПЕК+ прироста квоты тем более, что в августе, снизив, наконец, 2,763-миллионный ежедневный экспорт по указу ОПЕК+ до 2,6 млн баррелей, они уже потеряли немалую часть доходов. 24 сентября агентства передали якобы прозвучавшее заявление профильного министра о желании «узаконить» повышенную квоту с учетом «иракского ускорения». Но затем отраслевое ведомство опровергло эти слова, высказав готовность страны соблюдать текущие нормы добычи и экспорта. Но как знать: не стало ли это проявлением осторожности — знаком временной маскировки на пути к повышению «объемного статуса» страны. 

Так или иначе, мировой рынок «черного золота» может возрасти в своем суммарном объеме благодаря не только свободнее текущему сырью из того же Ирака. Сторонников низких цен порадует и еще один член ОПЕК. Это Ливия, парализованная еще недавно. К концу сентября тамошняя National Oil Company намечает поднять добычу до уровня 260 тыс. баррелей в сутки. То есть блокада со стороны вооруженных группировок, терзавшая отрасль на фоне хронической междоусобицы в «жемчужине Средиземноморья» как минимум с января нынешнего года, поэтапно уходит в прошлое. Вспомним: до блокады нефтеносная страна североафриканского Магриба производила по 1,2 млн баррелей в сутки, что превышало 1% общемировой добычи. Затем распри еще сильнее ожесточились, и добыча упала до 100 тыс. баррелей в день. Но вот теперь, по словам лидера восточного региона страны маршала Халифы Хафтара, его бойцы сняли бойкот с отгрузочных терминалов. Уже заработали порты Marsa El Hariga и Brega; а теперь открываются еще и пирсы в гавани Zueitina. В свою очередь, Goldman Sachs, хотя и сетуя на риски незавершенности «нефтяного примирения» в Ливии, все-таки ожидает там дальнейшего прироста добычи — до 400 тыс. баррелей в сутки к декабрю. 

Итак, Ирак, Ливия и, возможно, некоторые другие звенья ОПЕК+, как и аутсайдеры, кое на что способны. Они могут если не взломать, то хотя бы спутать расчеты саудитов на сохранение нынешней ценовой конъюнктуры. Особенно если «шаги непослушных» усилятся параллельно с непредсказуемо сильной пандемией; и нефти, таким образом, повсюду окажется очень много.

Павел Богомолов