Энергоэффективность: проблемы, задачи, пути решения

Перед мировой энергетикой встал ряд вызовов, которые значительно изменили траекторию развития не только энергетических рынков, но и глобальной экономики в целом: активная разработка сланцевых месторождений практически полностью удовлетворила потребности США в нефти и газе, и из крупнейшей страны-импортера энергоносителей Соединенные Штаты могут потенциально стать экспортёром углеводородов- по информации EIA в 2012 г. США стали крупнейшим производителем энергоресурсов в мире [1]; авария на АЭС Фукусима-1 актуализировала вопрос об отказе от ядерной энергетики для ряда развитых стран, что ставит задачу оперативного и эффективного реформирования структуры потребления энергоресурсов в этих государствах [2]; в 2011 году перебои в поставках нефти и газа из Северной Африки, связанные с «арабской весной», и нынешнее охлаждение отношений с Россией напомнили Европейскому Союзу о необходимости повышения энергетической безопасности, диверсификации поставок углеводородов, снижения импортной энергетической зависимости и энергоемкости экономик стран-членов; волатильность нефтяных цен существенно снизила инвестиционную привлекательность крупных инфраструктурных нефтегазовых проектов; динамика экономики Китая стала определяющей для мировой экономики, параллельно продолжилось перенаправление основных мировых энергетических маршрутов в Азию; глобальная борьба с изменением климата и проблематика устойчивого развития и «зеленого роста», являющаяся традиционной темой совместной работы стран Группы-20, дает существенный импульс к развитию технологий энергоэффективности и возобновляемых источников энергии; исчерпание разведанных месторождений нефти и газа и необходимость активизации геологоразведки и дорогостоящей добычи трудноизвлекаемых углеводородов в удаленных регионах и на шельфе заставляет задуматься о более эффективном использовании энергоресурсов.

Представители мировой политической элиты и профильных органов государственной власти, крупный бизнес, гражданское общество и отраслевые эксперты сходятся во мнении, что ответом на многие из перечисленных выше вызовов должны стать меры по повышению энергоэффективности мировой экономики. Пункт 93 Финальной Декларации Лидеров стран Группы-20 2013 г. в Санкт-Петербурге гласит: «Мы приветствуем меры, направленные на продвижение устойчивого развития, энергоэффективности, зеленого роста, доступного для всех, а также чистых энергетических технологий и энергетической безопасности в целях долгосрочного процветания и благосостояния нынешних и будущих поколений в наших странах. В сотрудничестве с международными организациями мы продолжим обмен опытом и конкретными примерами из национальной практики в сфере устойчивого развития, чистой энергетики, энергоэффективности, а так же в области разработки, внедрения и более широкого применения соответствующих технологий, и на добровольной основе продолжим работу по соответствующим политическим решениям и технологиям» [3]. Таким образом, на высшем международном уровне заявлено о принципиальной роли энергоэффективности в глобальной повестке.

Международное сотрудничество в области повышения энергоэффективности

До 2009 г. локомотивом международного сотрудничества в области энергоэффективности выступало Международное Энергетическое Агентство (МЭА), сформированное на базе Организации Экономического Сотрудничества и Развития (ОЭСР), объединяющей развитые страны, и созданное в ответ на «нефтяной шок» 1973 г. В связи с возрастающей ролью развивающихся рынков в мировой энергетике (к 2040 г. развивающие страны будут потреблять 65% мировой энергии [4]) стала очевидна необходимость более активного подключения стран, не входящих в ОЭСР, в международную работу по повышению энергоэффективности. Одним из наиболее значимых шагов в этом направлении стало создание в 2009 г. Международного Партнёрства по Сотрудничеству в Области Энергоэффективности (IPEEC) решением Саммита Группы-8 в Аквиле, Италия [5]. В IPEEC входят 16 стран, на долю которых приходится более 75% мирового ВВП и потребления энергии [6]. Стратегическая роль IPEEC заключается в активизации сотрудничества в области энергоэффективности между развитыми и развивающимися странами. В организацию на равных правах входят развитые страны и государства БРИКС.

В 2014 г. странами Группы-20 на саммите в Брисбене был принят План Действий по Продвижению Энергоэффективности (Energy Efficiency Action Plan [7]), координатором реализации которого был назначен IPEEC [8]. Основные тезисы документа:

  • Энергоэффективность является приоритетной сферой для стран Группы-20.
  • Энергоэффективность может стать драйвером бизнес активности, усилить энергобезопасность и оказать позитивное влияние на окружающую среду,
  • Основные сферы совместной работы стран Группы-20 в области энергоэффективности: транспорт, электроприборы, здания и сооружения, управление промышленной энергетикой, электрогенерация, политические меры по активизации инвестиций в энергоэффективность.

Сегодня эксперты говорят об энергоэффективности как о новом «топливе» мировой экономики [9]: по подсчетам МЭА, благодаря мерам по повышению энергоэффективности 11 странам-членам ОЭСР (Австралия, Дания, Финляндия, Франция, Германия, Италия, Япония, Голландия, Швеция, Великобритания, США — страны, по которым было достаточно статистики для осуществления анализа) за период 1974-2010 гг. удалось сэкономить 32 млрд т. нефтяного эквивалента [10]. В случае если бы эти государства не внедряли меры по повышению энергоэффективности, в 2010 г. энергоемкость их экономик была бы выше на 65% (рис.1):

en1

Рис. 1. Снижение потребления энергии в 11 странах ОЭСР благодаря внедрению мер по повышению энергоэффективности в 1974-2010 гг.

Источник: IEA Energy Efficiency market report 2013 http://www.iea.org/publications/freepublications/publication/EEMR2013_free.pdf

По классификации МЭА, инициативы по повышению энергоэффективности разбиты по следующим секторам:

  • Здания и сооружения
  • Оборудование
  • Освещение
  • Транспорт и логистика
  • Промышленность
  • Электроэнергетика

В соответствии с данной классификацией МЭА подготовило 25 рекомендаций по повышению энергоэффективности национальных экономик [11]. Помимо непосредственного снижения энергоемкости глобальной экономики, реализация мер по повышению энергоэффективности окажет существенное влияние на борьбу с глобальным потеплением: в случае реализации рекомендаций МЭА, к 2030 г. во всем мире будет достигнуто ~25%-ое сокращение выбросов углекислого газа (рис.2):

 en2

Рис. 2. Снижение выбросов углекислого газа экономиками развитых стран в случае внедрения рекомендаций МЭА.

Источник: IEA 25 Energy Efficiency policy recommendations https://www.iea.org/publications/freepublications/publication/25recom_2011.pdf

По оценкам МЭА, в достигнутом к 2030 г. сокращении выбросов углекислого газа на 9 млрд т. 25% снижения будет получено за счет повышения энергоэффективности зданий и сооружений, 10% — оборудования, 5% — освещения, 39% — транспорта и логистики, 31% — промышленности.

Таким образом, энергоэффективность рассматривается не только как способ снизить энергоемкость мировой экономики, но и как ключ к всеобъемлющему устойчивому развитию и мощная мера по борьбе с глобальным потеплением.

Основные стимулы реализации политики энергоэффективности, барьеры и методы их преодоления

Каждое отдельно взятое государство корректирует свою политику в области энергоэффективности в зависимости от своих социально-экономических, географических, климатических, структурных и политических особенностей. Так, например, многие страны-экспортеры энергоносителей достаточно пассивны в области международного сотрудничества по продвижению энергоэффективности, т.к. политические лидеры этих государств склонны полагать, что повышение энергоэффективности и скоординированные усилия по энергосбережению в странах-импортерах нефти и газа могут поставить под угрозу их экспортный потенциал и сузить рынки сбыта. В то же время, драйверами международного сотрудничества выступают страны с наиболее передовыми разработками и технологиями — внедрение международных стандартов в области энергоэффективности может открыть огромные рынки сбыта для их корпораций.

МЭА выделяет следующие общие для большинства стран драйверы активизации госполитики в области повышения энергоэффективности экономики [12]:

Стимул Задачи
Энергетическая безопасность • сокращение импорта энергии
• сокращение внутреннего спроса, чтобы увеличить экспорт
• повышение надежности поставок и устойчивости энергосистемы
• контроль роста спроса на энергию
Экономическое развитие и
конкурентоспособность
• снижение энергоемкости
• повышение конкурентоспособности промышленности
• снижение себестоимости производства
• повышение доступности цены для потребителей энергии
Изменение климата • вклад в глобальные действия по смягчению воздействия и адаптации
• выполнение международных обязательств согласно Рамочной конвенции ООН по изменению климата (РКИК ООН)
• соответствие требованиям к вступлению или директивам наднационального характера (напр., ЕС)
Общественное здравоохранение • снижение загрязнения в жилых помещениях и в окружающей среде

В то же время на пути повышения энергоэффективности экономики зачастую встают барьеры финансового, информационного, технического, рыночного и институационального харакетра. МЭА предложило следующую классификацию барьеров на пути повышения энергоэффективности[13]:

Барьер Примеры
Рыночный • организация рынка и ценовые диспропорции мешают потребителям в полной мере оценить эффект от энергоэффективности
• проблемы, связанные с конфликтом интересов, возникающие, если инвестор не может воспользоваться благами от повышения эффективности (МЭА 2007а)
• затраты на реализацию программ энергоэффективности (стоимость разработки проекта превышают выгоды от экономии энергии)
Финансовый • заранее понесенные расходы и долгосрочная окупаемость снижают интерес инвесторов
• восприятие инвестиций в энергоэффективность как сложных и рискованных с высокими начальными инвестициями
• отсутствие информированности о финансовых выгодах со стороны финансовых институтов
Информационный • отсутствие достаточной информации и понимания со стороны потребителей для принятия решений о рациональном использовании и инвестициях
Регуляторный и институциональный • тарифы на энергию не стимулируют инвестиций в ЭЭ
• структура стимулов побуждает энергетические компании наращивать продажи энергии, а не инвестировать в энергоэффективность
• институциональный уклон в сторону инвестиций, ориентированных на предложение
Технический • отсутствие доступных технологий энергоэффективности, подходящих под местные условия
• недостаточный потенциал определения, разработки, реализации и поддержания инвестиций в энергоэффективность.

По классификации МЭА в руках госорганов есть следующий инструметарий для проведения действенной политики энергоэффективности [14]:

Политика Примеры
Механизмы ценообразования • прогрессирующие тарифы, где на больший уровень потребления приходится более высокая удельная стоимость
Механизмы регулирования и контроля • обязательные меры, такие как энергетический аудит и контроль расхода энергии
• минимальные энергетические стандарты
• целевые показатели снижения энергопотребления
• обязательства частных компаний по инвестициям в энергоэффективность
Финансовые меры и налоговые стимулы • гранты, субсидии и налоговые стимулы для инвестиций в энергоэффективность
• прямые закупки товаров и услуг в соответствии с их рейтингом энергоэффективности
Механизмы развития и преобразования рынка • информационные кампании
• включение вопросов энергоэффективности в школьную программу
• маркировка бытовых приборов и сертификация зданий
Технологическое развитие • разработка и демонстрация технологий энергоэффективности
Коммерческое развитие и создание
потенциала
• создание энергосервисных компаний (ЭСКО)
• учебные программы
• развитие индустрии энергоэффективности
Финансовое восстановление • возобновляемые фонды для инвестиций в энергоэффективность
• средства на подготовку проектов
• средства условного финансирования.

Актуальность проблемы повышения энергоэффективности экономики России

В силу важности топливно-энергетического комплекса (ТЭК) в экономике России, эффективное управление энергетическими ресурсами является приоритетным направлением для обеспечения устойчивого развития страны. В 2014 г. на долю ТЭК приходилось 70% экспорта, 52% налоговых поступлений и 29% ВВП страны [15]. Для России энергоэффективность и оптимизация энергоснабжения являются одним из основных приоритетов развития, что сформулировано в Энергетической стратегии России на период до 2020 года, Государственной программе Российской Федерации «Энергосбережение и повышение энергетической эффективности на период до 2020 года», Федеральном законе №261-ФЗ от 23.11.2009 «Об энергосбережение и повышение энергетической эффективности» и Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года [16].

В отчете Всемирного банка по проблематике энергоэффективности в России указано, что полный комплекс мер по повышению энергоэффективности обойдется экономике страны в 320 млрд долл., при этом ежегодная экономия для инвесторов и конечных потребителей энергии составит 80 млрд долл., иными словами инвестиции окупятся за 4 года (расчеты произведены в ценах 2007 года). Кумулятивная выгода для экономики будет еще больше- 120-150 млрд долл. в год за счет энергосбережения и дополнительного экспорта нефти и газа [17].

В 2008 г. Президент России Д.Медведев подписал указ, согласно которому энергоемкость российской экономики к 2020 году должна быть снижена на 40% по сравнению с 2007 годом [18]. Во время встречи Президента России В.Путина с участниками саммита лидеров глобального бизнеса в рамках Петербургского международного экономического форума 2014 г., он заявил: «Энергоэффективность занимает и должна занимать первое место не только у нас в России, а вообще везде в мире, в любом производстве. Это одна из основных составляющих успеха в любом деле, в любом бизнесе, в любом проекте. И конечно, мы будем стремиться к тому, чтобы по всем направлениям энергетической работы была обеспечена наивысшая эффективность на уровне современных стандартов.» [19]

Сегодня, в силу географических, экономических и климатических причин экономика России одна из самых энергоемких в мире — потребление условного топлива на 1 тыс.евро ВВП в 2007 г. в России была на 190% выше аналогичного показателя в Канаде, стране со схожими климатическими условиями [20]. На рис. 3 представлено сравнение ряда развитых и развивающихся стран по энергоемкости ВВП:

en3

Рис. 3. Сравнение энергоемкости ВВП ряда стран.

Источник: McKinsey&Co «Энергоэффективная Россия» https://www.mckinsey.com/~/media/McKinsey/dotcom/client_service/Sustainability/cost%20curve%20PDFs/russian_cost_curve_summary_russian.ashx

Мировой банк определяет следующие основные преимущества, которые получит Россия от внедрения мер по повышению энергоэффективности экономики:

  • Повышение промышленной конкурентоспособности за счет экономии энергии в логистике и производстве;
  • Повышение экспортных нефтегазовых доходов на 84-112 млрд долл. в год за счет энергосбережения и энергоэффективности [21];
  • Сокращение расходов федерального и муниципального бюджета на 3-5 млрд долл. в год благодаря эффективному управлению энергоресурсами и снижению энергетических потерь [22];
  • Улучшение состояния окружающей среды и здоровья населения. Кроме того, Россия сможет зарабатывать порядка 10 млрд долл. в год через механизмы торговли квотами на выбросы СО2. [23]

России предстоит пройти долгий путь для максимизации энергоэффективности своей экономики. Управляющий партнер McKinsey&Co в России С. Солженицын утверждает, что Россия по-прежнему является одним из «лидеров» по энергоемкости ВВП в силу исторических причин, структуры экономики и географических условий. Общее снижение энергоемкости ВВП за последние 10-15 лет происходило в основном за счет структурных изменений в экономике, а эффект от внедрения мер по энергоэффективности пока незначителен. Тяжелее всего простимулировать энергоэффективность и энергосбережение в бюджетном секторе и среди частных потребителей. Потребители не очень заинтересованы в повышении энергоэффективности: тарифы на тепло и электроэнергию для населения остаются низкими. В бизнесе ситуация лучше: частные компании реализуют проекты по повышению энергоэффективности, так как они зачастую обладают хорошей окупаемостью. Положительное влияние оказывает и выход на рынок институциональных игроков—институтов и фондов развития, госкорпораций [24].

В своем докладе «Энергоэффективная Россия» [25] McKinsey&Co говорит о следующих секторах российской экономики, в которых реализация мер по повышению энергоэффективности наиболее важна (Рис.4, 5):

  • Здания и строительство: реализация энергоэффективных мер в этой отрасли обеспечит годовую экономию в размере приблизительно 180 млн т. условного топлива (13% совокупного энергопотребления по всем секторам в 2030 г.) и сокращение объема выбросов парниковых газов на 205 млн т (7% совокупного объема выбросов в России в 2030 г.). Меры по повышению энергоэффективности в недвижимости и строительстве потребует более 70 млрд евро инвестиций, но кумулятивно обеспечит до 190 млрд евро инвестиций до 2030 г.;
  • Топливно-энергетический комплекс: в нефтегазовом секторе, электро- и теплоэнергетике существует потенциал экономии свыше 60 млрд евро до 2030 г. при необходимом объеме инвестиций в энергоэффективность в объеме 20 млрд евро. Это позволит сэкономить 80 млн т. условного топлива в год (6% совокупного энергопотребления в 2030 г.) и сократит объем выбросов СО2 на 160 млн т. в год (5% совокупного объема выбросов в России в 2030 г.);
  • Промышленность и транспорт: экономия до 2030 г. может составить около 45 млн т. условного топлива и сократить объем выбросов СО2 на 200 млн т. Необходимые инвестиции до 2030 г.– 60 млрд евро, общая экономия — 80 млрд евро.

en4

Рис. 4. Сокращение потребления энергии по секторам к 2030 г.

Источник: McKinsey&Co «Энергоэффективная Россия» https://www.mckinsey.com/~/media/McKinsey/dotcom/client_service/Sustainability/cost%20curve%20PDFs/russian_cost_curve_summary_russian.ashx

 en5

Рис. 5. Сокращение выбросов СО2 в России к 2030 г. благодаря мерам по повышению энергоэффективности экономики

Источник: McKinsey&Co «Энергоэффективная Россия» https://www.mckinsey.com/~/media/McKinsey/dotcom/client_service/Sustainability/cost%20curve%20PDFs/russian_cost_curve_summary_russian.ashx

По подсчетам McKinsey&Co до 2030 г. России необходимо инвестировать 150 млрд евро в меры по повышению энергоэффективности. Внутренняя норма доходности этих мер превышает 30%, что позволит создать дополнительную стоимость и сэкономить 345 млрд евро, что составляет более 1% ВВП страны (Рис.6):

en6

Рис. 6. Экономическая привлекательность мер по повышению энергоэффективности экономики России.

Источник: McKinsey&Co «Энергоэффективная Россия» https://www.mckinsey.com/~/media/McKinsey/dotcom/client_service/Sustainability/cost%20curve%20PDFs/russian_cost_curve_summary_russian.ashx

По подсчетам экспертов, на реализацию мер по повышению энергоэффективности в период 2016-2020 гг. потребуется 29 млрд евро, что принесет экономию в объеме 60 млрд евро, между 2021 и 2025 гг. необхоимдо будет вложить 49 млрд евро при экономической выгоде в 103 млрд евро, в период 2026-2030 гг. объем требуемых инвестиций — 54 млрд евро, кумулятивная экономия — 155 млрд евро. Всего за период 2016-2030 гг. потребуются вложения в объеме 132 млрд евро, экономика получит 318 млрд евро [26].

В системе российского государстенного управление за повышение эффективности государственной политики в области энергоэффективности и энергосбережения, создание единой площадки для взаимодействия всех участников этого рынка, содействие повышению инвестиционной привлекательности электроэнергетики отвечает созданное в 2009 г. Российское энергетическое агентство (РЭА) Министерства энергетики Российской Федерации [27]. РЭА обеспечивает реализацию Федерального закона «Об энергосбережении и повышение энергетической эффективности» и государственных мероприятий в области энергоэффективности, инновационной энергетики, возобновляемых источников энергии (ВИЭ), является центром обмена информации, мониторинга, обучения, координации и стимулирования проектов в области энергоэффективности, возобновляемых источников энергии и инноваций в ТЭК. Обладает разветвленной сетью филиалов в 70 регионах России, штат сотрудников составляет более 2000 человек.

Основные сферы деятельности РЭА:

  • Разрабокта законодательных и нормативных актов,
  • Образование,
  • Информационно-аналитическая поддержка ТЭК,
  • Содействие реализации политики энергетической безопасности.
  • Международная деятельность.

Выводы

По определению, данному Международной комиссией по окружающей среде и развитию (Комиссия Брундтланд), устойчивое развитие — это такое развитие, которое удовлетворяет потребности настоящего времени, но не ставит под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности [28]. Стремление мирового сообщества к устойчивому развитию делает энергоэффективность, как часть стратегии эффективного управления ресурсами, одним из краеугольных камней общемировой повестки.

Сегодня, в условиях нестабильности энергетических рынков, волатильности нефтяных цен и перераспределения ролей на мировой энергетической арене энергоэффективность является наиболее очевидным и оперативным решением для целого ряда вопросов экономического, политического, социального и экологического характера. Помимо непосредственных выгод от более эффективного использования энергетических ресурсов, энергоэффективность способна стать драйвером создания новых рабочих мест, высокотехнологичных исследований, энергобезопасности, зеленого роста и глобального устойчивого развития. Бесспорно, оптимальный способ развития энергетики лежит через поиск синергии между методами энергоэффективности и возобновляемыми источниками энергии.

Энгергоэффективность входит в повестку правительств крупнейших стран мира, корпораций и наднациональных институтов. Рассмотрение вопросов повышения энергоэффективности на уровне Группы-20 говорит о важной роли данной тематики для глобального развития. Энергоэффективность рассматривается как ключ к борьбе с глобальным потеплением в рамках Копенгагенского соглашения Конференция Сторон Рамочной Конвенции ООН по изменению климата.

Энергоэффективность занимает важное место в социально-экономической и энергетической стратегии развития Российской Федерации. Россия обладает огромным потенциалом для внедрения решений в области энергоэффективности, важность данной тематики осознается на высшем государственном уровне. Оптимизация использования энергоносителей высвободит значительные финансовые ресурсы, которые могут быть направлены на развитие национальной экономики по ряду других направлений.

Игорь Высоцкий
Советник первого заместителя генерального директора ОАО «Росгеология»
ivysotskiy@g20energy.ru

Список использованных источников

  1. IEA 25 Energy Efficienty Policy Recommendations https://www.iea.org/publications/freepublications/publication/25recom_2011.pdf
  2. IEA Energy Efficiency Market Report 2013 http://www.iea.org/publications/freepublications/publication/EEMR2013_free.pdf
  3. МЭА: Справочное руководство по Управлению энергоэффективностью
  4. http://www.iea.org/publications/freepublications/publication/ee_gov_hanbook_ru.pdf
  5. Официальный сайт International Partnership for Energy Efficiency Cooperation (IPEEC) http://ipeec.org/
  6. S. Energy Information Administration: Implications of the U.S. Shale Revolution http://www.eia.gov/pressroom/presentations/sieminski_10172014.pdf
  7. S. Energy Information Administration: Future world energy demand driven by trends in developing countries http://www.eia.gov/todayinenergy/detail.cfm?id=14011
  8. Nuclear power champions Japan and France turn away http://www.reuters.com/article/2012/09/14/us-energy-nuclear-idUSBRE88D1DR20120914
  9. Официальный сайт российского председательства в Группе-20 http://ru.g20russia.ru/
  10. G-20 Energy Efficiency Action Plan 2014 http://www.g20australia.org/sites/default/files/g20_resources/library/g20_energy_efficiency_action_plan.pdf
  11. Доклад McKinsey&Co Энергоэффективная Россия https://www.mckinsey.com/~/media/McKinsey/dotcom/client_service/Sustainability/cost%20curve%20PDFs/russian_cost_curve_summary_russian.ashx
  12. «Россия по-прежнему является одним из «лидеров» по энергоемкости ВВП» Интервью С.Солженицына, управляющего партнера McKinsey&Co, газете «Коммерсантъ» http://www.mckinsey.com/global_locations/europe_and_middleeast/russia/ru/latest_thinking/russia_continues_to_be_a_leader_in_energy_intensity_of_gdp
  13. Министерство Энергетики Российской Федерации: Итоги работы ТЭК России в 2014 году http://minenergo.gov.ru/upload/iblock/e93/e93831771f897cbba393bd016bc68076.pdf
  14. ICTSD: СПЕЦИАЛЬНЫЙ ВЫПУСК «Группа двадцати»: мнения всех для достижения сбалансированного роста http://www.ictsd.org/downloads/bridgesrussian/bridges_ru_6-5.pdf
  15. IFC & The World Bank: Energy Efficiency in Russia, Untapped reserves http://www.ifc.org/wps/wcm/connect/de1e58804aababd79797d79e0dc67fc6/IFC+EE+in+Russia+Untapped+Potential.pdf?MOD=AJPERES
  16. Статья: Медведев приказал снизить энергоемкость экономики на 40% http://newslab.ru/news/266842
  17. Официальный сайт Президента России http://special.kremlin.ru/events/president/news/21078
  18. Официальный сайт Российского Энергетического Агентства http://rosenergo.gov.ru/
  19. Official site of The United Nations Economic Commission for Europe (UNECE) http://www.unece.org/oes/nutshell/2004-2005/focus_sustainable_development.html

 

[1] http://www.eia.gov/pressroom/presentations/sieminski_10172014.pdf

[2] http://www.reuters.com/article/2012/09/14/us-energy-nuclear-idUSBRE88D1DR20120914

[3] http://ru.g20russia.ru/load/782775267

[4] http://www.eia.gov/todayinenergy/detail.cfm?id=14011

[5] http://ipeec.org/history.html

[6] http://ipeec.org/members.html

[7] http://www.g20australia.org/sites/default/files/g20_resources/library/g20_energy_efficiency_action_plan.pdf

[8] http://ipeec.org/g20.html

[9] http://cleantechnica.com/2013/10/25/energy-efficiency-worlds-important-fuel-iea-says-new-report/

[10] http://www.iea.org/publications/freepublications/publication/EEMR2013_free.pdf

[11] https://www.iea.org/publications/freepublications/publication/25recom_2011.pdf

[12] http://www.iea.org/publications/freepublications/publication/ee_gov_hanbook_ru.pdf

[13] http://www.iea.org/publications/freepublications/publication/ee_gov_hanbook_ru.pdf

[14] http://www.iea.org/publications/freepublications/publication/ee_gov_hanbook_ru.pdf

[15] http://minenergo.gov.ru/upload/iblock/e93/e93831771f897cbba393bd016bc68076.pdf

[16] http://www.ictsd.org/downloads/bridgesrussian/bridges_ru_6-5.pdf

[17]http://www.ifc.org/wps/wcm/connect/de1e58804aababd79797d79e0dc67fc6/IFC+EE+in+Russia+Untapped+Potential.pdf?MOD=AJPERES

[18] http://newslab.ru/news/266842

[19] http://special.kremlin.ru/events/president/news/21078

[20]https://www.mckinsey.com/~/media/McKinsey/dotcom/client_service/Sustainability/cost%20curve%20PDFs/russian_cost_curve_summary_russian.ashx

[21]http://www.ifc.org/wps/wcm/connect/de1e58804aababd79797d79e0dc67fc6/IFC+EE+in+Russia+Untapped+Potential.pdf?MOD=AJPERES

[22]http://www.ifc.org/wps/wcm/connect/de1e58804aababd79797d79e0dc67fc6/IFC+EE+in+Russia+Untapped+Potential.pdf?MOD=AJPERES

[23]http://www.ifc.org/wps/wcm/connect/de1e58804aababd79797d79e0dc67fc6/IFC+EE+in+Russia+Untapped+Potential.pdf?MOD=AJPERES

[24]http://www.mckinsey.com/global_locations/europe_and_middleeast/russia/ru/latest_thinking/russia_continues_to_be_a_leader_in_energy_intensity_of_gdp

[25]http://www.mckinsey.com/global_locations/europe_and_middleeast/russia/ru/latest_thinking/russia_continues_to_be_a_leader_in_energy_intensity_of_gdp

[26]http://www.mckinsey.com/global_locations/europe_and_middleeast/russia/ru/latest_thinking/russia_continues_to_be_a_leader_in_energy_intensity_of_gdp

[27] http://rosenergo.gov.ru/about_the_organization/obschaya_informatsiya

[28] http://www.unece.org/oes/nutshell/2004-2005/focus_sustainable_development.html