Добывали и добыли

4021897
© EPA/SHERWIN

«В мае Россия вышла на первое место в мире по объемам добычи нефти, обогнав Саудовскую Аравию» — такими оптимистичными заголовками пестрели СМИ в последние дни. «Нефтянка» разбирается, чего ждать в дальнейшем и можно ли говорить о долгосрочном позитивном тренде. 

Согласно сводке ГП «ЦДУ ТЭК», в прошлом месяце в России было произведено 45,288 млн тонн нефти, что на 1,6% больше объемов в мае 2014 года. Среднесуточная добыча достигла 10,708 млн баррелей. Министр энергетики Александр Новак сообщил, что в долгосрочной перспективе Россия намерена поддерживать текущий уровень добычи нефти в 10,5 миллиона баррелей в сутки.

При этом статистика последние лет демонстрирует общее падение темпов роста добычи. В 2014 году она выросла на 0,6%, тогда как годом ранее — на 1,0%, сырьевая база в 2014 году пополнилась на 530,0 млн тонн, в 2013 и 2012 годах на 635,0 тыс. тонн и 742,7 млн тонн соотвественно.

«Я бы не стал говорить о том, что 1,6% —это какие-то выдающиеся показатели, — говорит директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. — Неясно, что будет по итогам года. Сейчас очень много говорят о том, что мы обогнали Саудовскую Аравию (ближайший конкурент добывал в мае в среднем 10,25 млн баррелей в сутки — «Нефтянка»). Но это никого не должно вводить в заблуждение — Саудовская Аравия может без всяких проблем при желании нарастить добычу на 15-30%, а мы добываем ровно столько, сколько можем». Получается, что у саудитов есть профицит мощностей, а Россия работает на пределе. При этом с газом ситуация другая — при желании добыча легко может быть увеличена на 180 млрд кубов в год.

«Ничего особенного в текущем росте нет, — подтверждает директор по инвестициям инвестиционной компании «УНИВЕР капитал» Дмитрий Александров. — Если посмотреть статистику, в период низких цен производители всегда наращивают добычу, чтобы поддержать общий объем выручки. Это не тренд, а краткосрочная реакция, связанная с операционным управлением». Эксперт также напоминает, что работа сосредоточена на месторождениях, разработка которые не требует специализированного оборудования, а значит, в краткосрочном интервале не подвержена влиянию санкций.

По мнению Константина Симонова, тот факт, что на росте добычи делается акцент парадоксальным образом может плохо сказаться на отрасли. «Сейчас нефтяники пытаются пробить очень важное решение по смене философии налогообложения (рассматриваются варианты частичной замены НДПИ на налог на финансовый результат и налог на добавленный доход — «Нефтянка»). Минфин категорически против этих предложений. А кто у нас главный арбитр? Владимир Путин. И теперь чиновники могут сказать «У отрасли и так все шоколадно, смотрите, устойчивый рост, Саудовскую Аравию обогнали, в общем, никаких проблем, какой смысл менять налогообложение?».

Налоговый вопрос сейчас — главный для отрасли. «Необходимо стимулировать освоение ТРИЗов (трудноизвлекаемых запасов —«Нефтянка») и Баженовской свиты, — говорит Симонов. — Новый всплеск инвестиций в отрасль невозможен без изменения налоговой системы». Момент для «нового всплеска инвестиций» настал давно — бесконечно эксплуатировать старые месторождения невозможно. Да, добыча на них поддерживается, объемы бурения возрастают, но факт остается фактом — 55% нефти добывается на месторождениях, запущенных еще в СССР, а новых более-или менее крупных открыть в последние годы не удалось. По прогнозам аналитиков, сейчас Россия по объемам добычи нефти вышла на «плато». Напомним, что в последние 15 лет отрасль демонстрировала более чем интенсивный рост — в 2000 году добыча оставалась на уровне 300 млн. тонн в год, сейчас она превышает 520 млн. тонн. Однако в нынешней ситуации потенциал роста исчерпан.

«Добыча будет медленно «сползать», — говорит Дмитрий Александров. По мнению эксперта, пока можно говорить о потере 0,5-1% в год с периодическими «всплесками» при запуске новых небольших месторождений, которые могут быть освоены без участия западных компаний (в ближайших планах — Шпильман и Имилорское). «Резкого спада, о котором говорили год назад удастся избежать, но рост и сохранение добычи без налогового стимулирования или ввода шельфа невозможны», — говорит эксперт.

Действительно, есть шельф, на который, кажется, возлагает надежды и правительство — в этом году должен быть решен вопрос о либерализации доступа к шельфовым проектам. Главный вопрос, который возникает — технологический, а он напрямую связан с санкциями.  «Если будет реализован худшей сценарий — длительная изоляция и сворачивание сотрудничества, но при этом будет благоприятная ситуация с ценами (не ниже текущих и с трендом на укрепление), вопрос с технологиями так или иначе будет решен, — убежден Дмитрий Александров. — Будет развиваться собственное производство, налаживаться поставка по каким-то не закрытым каналам, в любом случае это вопрос стоимости освоения, рисков освоения, но не вопрос технологической возможности». Однако, по мнению эксперта, чтобы задача была решена должно быть более ясное понимание ценовой и политической ситуации.