Парижское климатическое соглашение и углеродная энергетика

В апреле 2016 года Россия подписала Парижское климатическое соглашение ООН, призванное остановить глобальное изменение климата. Имеет ли здесь место влияние антропогенного фактора и с чем могут столкнуться российские корпорации в связи с принятием Парижского Соглашения, рассказал Сергей Анатольевич Рогинко, руководитель Центра экологии и развития Института Европы РАН, к.э.н.

НЕФТЯНКА: Сергей Анатольевич, в чем Вы видите риски Парижского соглашения для России?

— Риски Парижского соглашения, как и любого другого, заключаются для нашей страны в том, чтобы не попасть под внешнее регулирование с точки зрения выбросов СО2 и других парниковых газов, а также под обязательства компенсационных выплат за эти выбросы.

Согласно Парижскому соглашению, национальные обязательства принимаются каждой страной в отдельности и носят добровольный характер, а потому воспринимаются всеми сторонами как достаточно мягкие. Однако не стоит забывать, что Соглашение предусматривает повышение амбициозности этих обязательства каждые пять лет. Это значит, что если мы ставим цель к 2030 году снизить выбросы парниковых газов на 30%, то следующим этапом может быть снижение, напрмер, на 35%.

В нынешних экономических условиях (при нулевом или отрицательном росте экономики), та планка, которая взята Россией до 2030 года, вполне под силу российскому руководству. А если предположить, что в стране произойдет экономический рост, как это происходило в «нулевые»? Если будет расти реальный сектор? Тогда фабрики и заводы будут больше производить продукции, а соответственно выбрасывать дополнительные объемы СО2. И ограничения на выбросы начнут «душить» реальный сектор.

НЕФТЯНКА: В таком случае получается, что Парижское соглашение затормозит развитие нашей экономики? Continue reading