Раздача шельфовых слонов

3986885
© ИТАР-ТАСС/Владимир Смирнов

Государство внезапно расщедрилось и решило лишить «Газпром» и «Роснефть» эксклюзивного права работы на континентальном шельфе. Пусть и с ограничениями, но доступ к шельфовым богатствам смогут получить частные компании, даже иностранные. Правда, есть вопрос: нужен ли им этот доступ?

Обвал цен на нефть вынудил российское государство отказаться от единоличного доступа к нефтегазовым ресурсам. Ведь доступ подразумевает не только сверхприбыли, но и обязанности в виде разработки месторождений и инвестиций в необходимую инфраструктуру. При нынешних условиях сверхприбылями и не пахнет, а деньги на поддержание падающей добычи и создание новых углеводородных провинций нужны уже сейчас. Поэтому Министерство природных ресурсов и экологии России предложило дать доступ к части священной нефтегазовой коровы — континентальному шельфу — частным компаниям.

Битва за российский шельф идет не первый год. В апреле 2012 года частные компании, которые работали в России, просили Владимира Путина — тогда премьер-министра — позволить им работать на шельфе. Обращение подписали глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов, генеральный директор «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов, президент «Башнефти» Александр Корсик и исполнительный директор ТНК-ВР Герман Хан. По их словам, чем больше компаний сможет работать на шельфе, тем быстрее будут изучены его недра и тем раньше начнется добыча углеводородов. Разумеется, газовый и нефтяной «министры» Алексей Миллер и Игорь Сечин выступили против этой инициативы. Они дали понять, что и «Газпром», и «Роснефть» обладают всем необходимым, чтобы изучить и начать разрабатывать шельфовые запасы. И, само собой, у них есть лицензии, заботливо выданные государством, — всего 91 на двоих. Да, главный аргумент: освоение нефти и газа государственными компаниями лучше всего соответствует интересам государства же. И государство в итоге поддержало свои компании, не став расширять допуск к шельфу.

Но сегодня ситуация кардинально изменилась. При цене на нефть в $65 за баррель нефтегазовые компании придерживают инвестиции в долгосрочные проекты. Причем, по словам главы ExxonMobil Рекса Тиллерсона и главы BP Боба Дадли, следует смириться с ценой на нефть в диапазоне 50-70 долларов за баррель на ближайшие несколько лет.  «Не исключено, что низкие цены (на нефть) — это надолго», — говорил в интервью «Ведомостям» и министр энергетики России Александр Новак. Низкие цены — значит, меньше денег пойдет на геологоразведку и освоение новых месторождений. Это фактически ставит крест на создании новых центров нефтегазодобычи в России. Плюс санкции лишили госкомпании высокотехнологического оборудования для работы на континентальном шельфе, прежде всего в арктических широтах. Та же «Роснефть», по данным РБК, уже попросила передвинуть сроки разведки и разработки 20% своих шельфовых лицензий.

Так что государство решилось-таки открыть дорогу на шельф всем желающим. Ну, почти всем: работать смогут только те компании, у которых не менее 50% акций в собственности у российских компаний или граждан. Мало того, эти акции должны размещаться по открытой подписке. У претендентов на новые месторождения в Арктике должен быть опыт работы на шельфе России или за рубежом от пяти лет. Плюс рассматривается вариант создания консорциумов с участием иностранных партнеров, естественно, на правах миноритарных участников.

Однако даже если необходимые поправки в законодательство будут приняты в кратчайшие сроки, и уже с 1 января 2016 года на российском шельфе смогут работать не только «Газпром» и «Роснефть», то не факт, что так оно и будет. ЛУКОЙЛ сместил фокус своей деятельности за границу, отчаявшись получить доступ к месторождениям в России. НОВАТЭК высказал свою заинтересованность в работе на шельфе, но в долгосрочной перспективе. А иностранным компаниям боязно идти к нам: инвестиционный климат и правила игры наша власть привыкла менять тогда, когда ей этого хочется. Да и санкции продолжают действовать, и как не желал бы ExxonMobil поработать с «Роснефтью», но увы, сделать этого он не рискнет. Как и другие западные компании, которые по факту единственные, кто обладает такими нужными России технологиями работы на шельфе.

Михаил Воронов