Играть по собственным правилам

Совершая экскурсию по Гаване, готовящейся отметить свое 500-летие, Дмитрий Медведев ответил на вопросы о состоянии российско-кубинских отношений. Особенно актуальной эта тема стала сегодня — в условиях тяжелой даже для накаленного Карибского региона нефтяной блокады острова. На фоне заслонов на пути энергопоставок на Кубу из подвергнутой санкциям Венесуэлы прозвучало предположение: уж не придется ли посылать крейсеры для сопровождения танкеров в порты дружественной страны? Премьер РФ обошел вопрос — найдутся, мол, другие способы помочь сдавленной полувековым эмбарго республике. Так, побывав на кладовой Бока де Харуко, обеспечивающей 10% потребностей Кубы в нефти, Медведев открыл еще одну скважину и заслушал доклад о программе российских буровиков по подъему добычи в целом. Итак, идея «дипломатии канонерок» для патрулирования далеких фарватеров нам не импонирует. А вот американцам такие демарши в Черном море еще как по душе! На днях в США была принята по линии RAND Corporation программа сдерживания РФ у наших же берегов Кавказа и Крыма. Ну и кто, спрашивается, должен считаться сторонником «самовнедрения» в акватории на другом краю Земли?!.. Намекая на Турцию, начавшую свой, вопреки Пентагону, поход на курдов и, вместе с тем, на террористов в северо-восточном регионе Сирии, в США сетуют: не все страны Черного моря разделяют антироссийские цели Белого дома. На кону — остановка членства Анкары в НАТО и «сильный удар» по турецкой экономике, тем более что Эрдоган не только купил С-400, но и замкнул свою банковскую сеть на свободное, без евро- или долларовых разменов, подключение к картам московской системы «Мир». Да и на Балканах стало меньше страхов перед лицом российской и турецкой ролей в региональном ТЭК. Перетянуть к себе продолжение «Турецкого потока» стремятся уже не только Белград и Будапешт. О начале прокладки своего ответвления в 2020-м объявила т.н. Республика Сербска — православный регион Боснии и Герцеговины. Но больше всего возможностей вовлечения России, будь то прямого или опосредованного, в широкий подъем энергетики на пространстве «от Персидского залива до Босфора и далее» было выявлено на днях в ходе иракского визита Сергея Лаврова.

Идем в Месопотамию как друзья, но со своими интересами 

Вспомним: в 2009 году президент Венесуэлы Уго Чавес настоял на организационном сплочении инвесторов из России, работающих в Каракасе, — в один альянс, с которым боливарианцам легче будет иметь дело. Дескать, в карибских странах еще с советских времен привыкли взаимодействовать с «единым и могучим СССР». Да и нечего путать латиноамериканцам мозги. Чем именно? Неожиданной для них способностью россиян по-рыночному конкурировать, маневрировать, считать деньги и добиваться прибылей.

Что ж, по просьбе коллег с Ориноко был в Москве создан Национальный нефтяной консорциум (ННК). Он-то и объединил на «венесуэльском фронте» пятерку наших государственных и частных компаний. По всему свету и, конечно, в самой России они продолжали соперничать друг с другом, а вот здесь, в предгорьях Анд, сплотились. Но оказался ли успешным опыт ННК? Из пяти инвесторов осталось двое. Да и тех венесуэльцы оценивают не через призму бизнеса, а скорее сквозь окуляры «подверстки» углеводородного ТЭК к… военно-техническим связям и, соответственно, к общенациональному долгу перед Москвой. Так что история еще рассудит, была ли для нефтянки практическая польза от создания такой «упрощенной» мегаструктуры. 

В Ираке ныне не меньше митингуют и стреляют, чем в последние годы в Венесуэле, которая тоже, как и Месопотамия, погружена в социальный хаос. Всего за несколько минувших дней в междуречье Тигра и Евфрата погибло в схватках с силами правопорядка 30 мирных жителей. Люди протестуют против продолжающегося снижения жизненного уровня, хозяйственного упадка, развала коммунально-бытовых сетей, транспорта, здравоохранения… 

…Даже Лаврову пришлось отправиться на официальные встречи не просто в бронированном лимузине, а в сопровождении транспортеров иракского спецназа. Тем временем вдоль тротуаров сплошной стеной стояли машины пехоты. И ведь все это, казалось бы, — в мирное время, считающееся там — в разгар распрей в Персидском заливе (а теперь к ним прибавился подрыв иранского танкера в Красном море — на рейде Джидды) — хотя и тревожным, но все же не омраченным боевыми действиями. Более того, уличные схватки нарастают на парадоксальном фоне прорыва республики на второе место по добыче нефти в ОПЕК! Куда же идут деньги? Подобные проблемы хорошо знакомы по всему «третьему миру». Но никому в офисах отечественных нефтегазовых гигантов не придет в голову «системно сливаться» специально для Багдада, даже если бы тамошними чиновниками и был надуман повод для укрупнения делового присутствия РФ. Уже в самом неповторении этой роковой ошибки кроется важнейшая характеристика плодотворного (вопреки всей турбулентности) делового присутствия РФ от Басры до Киркука.

Напротив, каждая наша ВИНК, начиная с пионера тамошних проектов — ЛУКОЙЛа, действует в союзах с местными партнерами сама по себе — и нередко добивается успеха. В ходе поездки главы российской дипломатии особенно заметно прозвучали достижения «Газпром нефти», получившей на месторождении «Саркала» свыше 21 млн баррелей «черного золота», а на «Бадре» — уже 100 млн баррелей, и вышедшей там на «планку добычи». На очереди — пуск кладовой природного газа «Мансурия». И ведь многие из этих проектов реализуются в рамках международных инициатив. Или даже под эгидой дееспособных консорциумов с участием западных корпораций. Но еще важнее, что нефтегазовый бизнес РФ, не боясь обвинений в поддержке или даже подпитке сепаратизма в тех или иных регионах Ирака, все смелее идет туда, где отношения коренных жителей с федерально-багдадской властью всегда считались, да и по сей день считаются, особо сложными и напряженными. В этом смысле на переднем плане — Иракский Курдистан. 

С отдельными субъектами тоже надо работать 

Еще пару лет назад попытки некоторых отечественных инвесторов, в первую очередь «Роснефти», по-хорошему обосноваться в этом регионе на иракском северо-западе вызывали в некоторых ведомственных зданиях Москвы довольно настороженную реакцию.

Дескать, не станет ли это «инъецированием» в Ирак элементов скрытой междоусобицы, от чего Кремль издавна открещивался на всех широтах? Но жизнь побуждает судить трезвее и прагматичнее. Да и внешние факторы, тревожно нависшие со стыка границ между Ираком, Сирией и Турцией, тоже не могут не влиять на региональный курс РФ. Курдские повстанцы в Малой Азии, которых атакуют силы Эрдогана, — это все же этнические родственники иракских курдов, не так ли? Да и разве подобает Москве предавать забвению вековые уже дружбы с правящим курдским кланом Барзани, в отношения с которым весомый вклад внес в свое время Евгений Примаков?

И вот — приметная черта наших дней: наряду с Багдадом тот же Лавров посетил и Эрбиль — столицу сказочно богатой углеводородами автономии. При этом, однако, не поступило новостей о нефтегазовой составляющей этого «плеча» в ходе визита. Так, будет ли полностью возмещена «Роснефти» 1,3-миллиардная предоплата за «черное золото» из Киркука? Заработает ли СРП на 5 блоках завтрашней добычи, потребовавших «входного бонуса» в размере 400 млн долл? Согласна ли Турция с планом прокладки газопровода мощностью 30 млрд кубометров из Курдистана в ЕС, или это уже забыто под спудом начавшейся на днях карательной операции против курдов в Сирии?.. 

От небольшой автономии — к Восточному Средиземноморью

В целом, однако, планы наземно-стационарной взаимоувязки между, казалось бы, запертым горными кряжами Курдистаном и Средиземным морем — это не импровизация. Еще до пресловутой «арабской весны» 2011-го у «Стройтрансгаза» было намерение проложить нефтепровод из Киркука — через территориальную юрисдикцию Дамаска — в сирийские порты. 

Другое дело, что вскоре сама Сирия зажглась экстремистским факелом по вине спонсоров из Эр-Рияда и Дохи, которым курдский маршрут как раз и не нравился, но зато импонировала идея собственной — «расталкивающей всех и вся» трубы из Катара! Так почему бы ныне, когда ядро запрещенного в РФ ИГИЛ уже разбито, не вернуться к исходному, самому логичному замыслу и более короткому пути прямо к морю — к завтрашним мощностям по выпуску СПГ, а не севернее, то есть не по разрушенным и подконтрольным Турции районам? Потенциальная платформа для такой всеобъемлющей программы фактически уже налицо. Если военный контроль над сирийским Тартусом — в руках у наших ВМС, то торговая деятельность как там, так и в ливанском Триполи, вполне может перейти под эгиду «Роснефти» и «Стройтрансгаза».

Если с востока «курдский проект» может «подпираться» общеиракским нефтегазовым тылом (40-миллиардные дополнительные инвестиции из РФ до 2025 года), то на западе региона стратегию можно дополнить вхождением в открытое море, т.е. в планы Левантийского бассейна по «голубому топливу». В самом деле, с какой стати заведомо соглашаться с переходом газового бума в Восточном Средиземноморье под односторонне-американский контроль? Да, Вашингтон, с одной стороны, уже создает в регионе греческо-кипрско-израильскую мини-НАТО, но разве нет там иных — встречных факторов? Российских денег на Кипре не меньше, чем американских. А 30-процентная доля «Роснефти» в фантастически богатом шельфовом месторождении Zohr близ дельты Нила уже «выдает на гора» огромные потоки газа…

Итак, нет причин заранее мириться с превращением этой углеводородной акватории в однозначный «топливный таран» для выталкивания «Газпрома» с юго-востока Европы. В конце концов, параллельно с привычной работой черноморского «Голубого потока» в Малую Азию, а также запускаемого «Турецкого потока» на Босфор и планируемых курдских трубопроводов, есть еще и энергетическая альтернатива. Речь идет о самом высокотехнологичном факторе атомного сегмента ТЭК. Это, иными словами, укрепление в том же регионе не только топливно-сырьевого, но и электрогенерирующего альянса качественно нового типа. Его маяки — строящиеся Россией АЭС опять-таки в Восточном Средиземноморье: «Ад-Дабаа» в Египте и «Аккую» в Турции. 

Закатилась ли звезда выдвиженца «штата одинокой звезды»?

Вслед за бывшим представителем США по Украине Куртом Волкером в Вашингтоне ожидается (видимо, в ноябре) уход еще одного видного деятеля республиканской администрации. По данным информированных источников, до конца года подаст в отставку министр энергетики и экс-губернатор Техаса Рик Перри.

U.S. Secretary of Energy Rick Perry gestures during a news conference in New Delhi, India, April 17, 2018. REUTERS/Adnan Abidi — RC1880840A50

То, что на гребне украинского политскандала, вызванного (как бы это ни отрицалось) попыткой Дональда Трампа заставить Владимира Зеленского возобновить следствие по коррупционному киевскому делу семьи Байденов, должна теперь «слететь голова» еще и г-на Перри, — плохой симптом. Во всяком случае, плохой для вставшего перед угрозой импичмента президента. Жертвовать можно кем угодно, но не высокопоставленным и популярным уроженцем нефтегазоносного юго-запада США, этой главной базы лояльнейшего республиканцам электората. Всем ясно, что непотопляемый Рик в любом случае не пропадет, перейдя, как уже предвидят CNN, Politico, NBC и другие СМИ, на хорошую должность где-то в частном секторе. Так что дело вовсе не в дальнейшей биографии Перри. Дело в том, что в аврально-кризисной PR-программе выживания нынешнего хозяина Белого дома уже не остается простых пешек для сдачи в поддавки. Терять приходится ключевые фигуры.

Сначала, в канун президентских выборов 2016 года, Перри прославился своим смелым, внешне даже антибюрократичным предложением: распустить федеральное министерство энергетики. Мол, в эпоху высокоорганизованного постиндустриального капитализма сами корпорации могут справиться с общенациональным планированием и регулированием ТЭК. Но вскоре, после своего избрания, Трамп все равно вознаградил преданного «энергетического оруженосца» назначением на пост министра. Ну а тот, вестимо, поучаствовал в разработке самой экспансивной в истории Америки «Новой энергетической стратегии», объявленной Белым домом в январе 2017-го. Далее, на гребне тотальной отмены экологических запретов или ограничений предыдущей эпохи Барака Обамы на бурение, добычу и прокладку трубопроводов, Трамп выступил в июле 2017-го под сводами профильного ведомства в Вашингтоне с агрессивной, подготовленной сообща с Перри речью. В основе был призыв к «энергетическому доминированию США» во всем мире. 

Затем судьба бросила главу нефтегазового и угольного ведомства на «европейскую амбразуру» в борьбе за приоритет грядущих СПГ-поставок из Мексиканского залива в Старый Свет. Между прочим, именно Перри ввел в международный оборот и отраслевой жаргон формулу «Недемократический газ», адресовав этот ярлык российским экспортным углеводородам. Мало того, влиятельный уроженец «штата одинокой звезды» (изображенной и на флаге Техаса) не только благословил отправку пенсильванского уголька к одесским причалам, но и огласил в 2019 году на Висле создание американо-польско-украинского «газового треугольника». Речь — о трансатлантической схеме, в рамках которой СПГ, перекачиваемый в Техасе и Луизиане на борт танкеров, должен в будущем разгружаться и регазифицироваться в польском Свиноуйсьце, а затем перепродаваться Незалежной. Дешево и сердито!

Новая версия: Перри заставил Трампа позвонить Зеленскому!

Даже в эти дни, вопреки усиливающемуся дискомфорту из-за слухов о предстоящей отставке в Вашингтоне, Рик Перри образцово провел в Балтии — «по приказу Верховного Главнокомандования» — совещание министров энергетики двух десятков стран ЕС. 

Повестка состояла в том, чтобы еще сильнее сплотиться перед «газпромовской угрозой», да и перед нарастающей «опасностью» дешевых СПГ-поставок из той же России. Где именно прошел этот разговор? Можете, уважаемый читатель, даже не сомневаться. Он состоялся там же, где в мае 2006 года вице-президент США, а в прошлом гендиректор сервисной империи Halliburton Дик Чейни подвел черту под полутора десятилетиями успешного топливно-энергетического партнерства с пореформенной Россией. И тут же риторически обрушился на нее с безосновательными, но тяжкими обвинениями в «трубопроводном манипулировании и запугивании своих соседей»… Да-да, заседали и на сей раз, осенью 2019-го, в том же Вильнюсе. 

Однако что же предосудительного мог совершить г-н Перри в отношении ТЭК Украины, если президентской команде, вопреки его заслугам, хочется вступить в избирательную кампанию 2020-го без верного техасца? По совету аппарата глава вашингтонской администрации изо всех сил доказывает, что сам он не хотел звонить 25 июля Зеленскому, чтобы лично поздравить его с избранием и заодно обсудить актуальные проблемы диалога между США и Украиной, особенно в энергетике. Не хотел — и дело с концом! Но Трампа просто-напросто заставил сделать это никто иной, как Перри. Вот хитрец!

Дескать, пора было обсудить на высшем уровне пару вопросов топливно-энергетического диалога. Ну а Трамп, по его словам, не удержался в рамках заданного сценария. Свидетели настаивают: он перевел беседу в плоскость назревшего-де следствия по делу экс-директора газовой компании «Бурисма» Хантера Байдена, который приходится — по совпадению — сыном 76-летнему Джо Байдену! До 2017-го Байден старший был вице-президентом США, а ныне хотел бы стать соперником Трампа на выборах 2020-го. Добиться, словом, официального выдвижения кандидатом от демократической партии, хотя теперь сделать это будет трудно. Но главное — Трамп утверждает, что задачу борьбы с коррупцией, кумовством и непрофессионализмом в ТЭК Украины просил его срочно поднять в телефонной беседе именно Перри. 

И, уж конечно, тот же министр не мог не знать, что именно будет означать на практике завуалированное красивыми словами «расширение и обновление» совета директоров и наблюдательного совета «Нафтогаза», чего, собственно, и добивался Белый дом. Ведь на деле замышлявшийся переворот в киевской госмонополии означал бы ни что иное, как… вознаграждение двух обретающихся в США бизнесменов украинского происхождения — Игоря Фримана и Льва Парнаса. Именно их, либо их ставленников, требовалось провести — под вашингтонским нажимом — в состав руководства «Нафтогаза». Сделать это намечалось в благодарность за две услуги, оказанные команде Трампа. Первая из них — политическое донорство в виде спонсирования предвыборного штаба республиканцев на сумму 325 тысяч долларов. Но вторая, ещё более важная услуга, — то, что именно Фруман и Парнас выложили кое-что на стол личного трамповского адвоката Руди Джулиани. А далее из его рук Белый дом получил материалы о коррупционных проделках экс-президента США Джо Байдена и его сына Хантера, который ежемесячно получал в Киеве 50 тысяч долларов и более, ни капельки не смысля при этом в природном газе. Что ж, спасибо господам Фруману и Парнасу за бесценное подспорье правящим в США республиканцам. Но и сами американские правоохранительные органы, увы, расколоты между лагерями сторонников и противников Трампа. В конце концов Фрумана и Парнаса задержали в столичном аэропорту «Даллес». Впрочем, во избежание ещё больших скандалов вокруг первых лиц республиканской и демократической партий, действующим лицам этого сюжета инкриминируют не сбор и передачу компромата на Байденов, а «всего лишь» нарушение законодательства о финансировании выборов в Соединенных Штатах.

Так что уж кого-кого, а Фрумана и Парнаса наверняка знают и Перри, и сам Трамп. Знают тем более, что президент, как и его доверенное лицо Джулиани, снимался на видео и фотографировался со славными украинскими ребятами, о которых идёт речь.

Топор над теплой компанией Three amigos

«Однако, видит Бог, я ни разу даже не упоминал имен Байденов и ничего не говорил о них вообще», — клянется министр энергетики США. Быть может, так-то оно так. Но, трижды встречаясь с Зеленским при закрытых дверях, амбициозный выходец с нефтегазоносного Юго-Запада все равно оказывал на него давление, непозволительное по общепринятым меркам общения между суверенными государствами. 

 Так или иначе, пишет Politico, Перри требовал расширить в госкомпании «Нафтогаз» Наблюдательный совет — включить в него больше граждан США. Цель — «снизить зависимость Украины от поставок энергоносителей из РФ и увеличить американские инвестиции». Возможно, министру не нравится сохраняющееся членство — в вышеупомянутом совете — экс-помощника Джо Байдена, т.е. неутомимого Амоса Хохстайна? Все может быть. Но главное: «федеральному энергетику номер один» хочется «привлечь людей более высокого уровня, включая некоторых американцев». И ведь происходит это незадолго до истечения срока действующего договора о российском транзите и — в целом — в канун капризной зимы в Киеве, который и впрямь рискует своим энергобалансом. Причем контрастным фоном служит «германское упорство». Служит и возрожденная Себастьяном Курцем стойкость Австрии тоже по «Северному потоку-2». Служит и требование заново изучить катастрофу малайзийского авиалайнера над Донбассом, высказанное на днях в парламенте, казалось бы, сверхлояльных Вашингтону Нидерландов. 

В этих все более ухудшающихся для США внешних условиях твердую позицию Перри озвучила его помощница — официальная представительница Минэнерго США Шейлин Хаймс. Да и за пределами ее кабинета никто не отрицает: министр действительно требовал от украинских властей принять антикоррупционные меры. Уж не это ли дает загнанному в угол Трампу шанс возложить на плечи техасца еще и косвенную вину за разгромный скандал Ukrainegate, ставший для Белого дома отнюдь не только дипломатическим? 

…Еще вчера заокеанские СМИ образно называли — по степени влияния на Украину — непобедимой группой Three amigos тесный альянс трех персон на вашингтонском олимпе. Это, во-первых, Курт Волкер, призванный по идее встать над дуэлью между Донбассом и Киевом, но взявшийся за «проводку» пагубного курса Порошенко. Во-вторых, это Рик Перри — его звезда может закатиться скоро. Ну а в-третьих, это американский посол при штаб-квартире ЕС Гордон Сондленд. Минувшим летом в интервью украинскому телеканалу он признал существование Three amigos как истинно эффективного, хотя и закулисного, инструмента постоянного прессинга на Незалежную и ее ТЭК. Но вы еще увидите: если только Евросоюз, находящийся под бдительным присмотром из-за океана, в итоге не до конца справится с нагромождением антигазпромовской баррикады в виде энергетического «железного занавеса» поперек старушки Европы, — то не удержится со временем и Сондленд.

Странно лишь одно: каким образом при столь гротескных обстоятельствах (подобных освистанному залом кадровому водевилю), президент Белоруссии может говорить (как это прозвучало на днях), что без Соединенных Штатов разблокировать кризис на Юго-Востоке Украины якобы не дано. Верит ли в это сам Александр Григорьевич? На деле-то ведь, наоборот, при неослабном вмешательстве Вашингтона, с его двусмысленными телефонными звонками и многослойными нефтегазовыми интригами, не дано достичь, вопреки всем европейским усилиям, сколь-либо прочного урегулирования. Которое, между прочим, фронтально противоречит фундаментальным имперским интересам США в сердце Старого Света. Не верите? Почитайте Збигнева Бжезинского. Ну а потерянные жизни — они, как известно, кое для кого совсем не в счет.

Павел Богомолов