«Вододобывающие компании» под «лоскутным одеялом налоговых льгот»

Средняя обводненность западносибирских активов нефтедобывающих компаний превышает 90%. Сегодня на 80 млн т нефти, добываемых в регионе, приходится порядка 1 млрд т воды. Компания «Роснефть» ранее сообщала о 98% обводненности Самотлорского месторождения, но затем за счет специальных технологических приемов и полученных от государства льгот этот показатель удалось снизить до 95%. По данным Минфина, средний показатель обводненности зрелых месторождений Западной Сибири составлял по итогам 2018 г. порядка 87%, в Татарстане — порядка 85%. В случае с активами «Самотлорнефтегаз» этот показатель достиг 96%, «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь» — 92%, «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» — около 88%. Нефтяники говорят о приближении момента, когда эти капли нефти, растворенные в воде, будет невыгодно добывать «ни при каком налоговом режиме».

Минэнерго России оценивает текущий уровень добычи нефти в России в 557 млн т нефти в год. Свободные мощности в стране достигают как минимум 500 тыс. баррелей нефти в сутки, которые могут быть запущены при необходимости в течение трех месяцев. По словам заместителя министра энергетики РФ Павла Сорокина, за последние десять лет в стране наблюдалось существенное ухудшение условий добычи нефти. Несмотря на то, что в период 2008-2018 гг. производство нефти в России выросло на 12%, поддержание и повышение уровня извлечения углеводородного сырья на российских месторождениях требует все больше усилий от недропользователей. В стране растут показатели обводненности активов, среднего уровня проходки бурения. Дебиты скважин падают, а затраты на добычу тонны нефти выросли за последнее десятилетие более чем в два раза. 

«Существующей системы налоговых льгот недостаточно для всех категорий запасов, она не может способствовать применению новых технологий. Мы хотим видеть в нефтяной отрасли заказчика для российской промышленности, инвестиционный драйвер для других сегментов отечественной экономики. У нефтяников должны быть адекватные условия для разработки тех запасов, которые у них есть, как на уже осваиваемых месторождениях, где уже создана инфраструктура и существует понимание условий их разработки, так и в новых регионах, прежде всего, в Арктике и других регионах на шельфе, а также в Восточной Сибири. Инвентаризация запасов позволит понять, какие объемы из стоящих на балансе 29 млрд т нефти могут быть экономически эффективно освоены. По нашим оценкам, примерно половина существующих запасов в стране нерентабельна для разработки», – рассказал Сорокин в ходе выступления на Российской энергетической недели.  Действующая налоговая система в России, согласно оценке Минэнерго, не стимулирует полное и эффективное освоение нефтяных месторождений. В текущей конфигурации налоговой системы, по словам замминистра энергетики РФ, падение добычи нефти неизбежно: Минэнерго прогнозирует снижение производимых в стране объемов до 448,8 млн т к 2030 г. и 339,1 млн т к 2035 г.

По данным Алексея Рябова, партнера компании EY, российские нефтегазовые компании несут наибольшую фискальную нагрузку в мире. При сравнении индикативной налоговой нагрузки для нефтяных проектов оказалось, что при ценах на нефть на уровне 60 долларов за баррель доля государства в чистом денежном потоке в рамках российских проектов в Западной Сибири достигает порядка 85%, что намного больше американских проектов (как в сланцевых бассейнах, так и при разработке традиционных запасов), а также проектов, реализуемых на шельфе Азербайджана, Норвегии и Бразилии. Сегодня нефтегазовый сектор в РФ обеспечивает половину доходов бюджета страны, тогда как с США этот показатель не превышает 1%. 

По словам Кирилла Молодцова, помощника руководителя администрации президента РФ, гарантированный спрос на нефть внутри страны составляет порядка 210-220 млн т для производства нефтепродуктов. Все остальное – это экспортный потенциал страны. Среди новых вызовов для отрасли, Молодцов выделил создание к 2025 г. единого рынка Евразийского экономического общества, что может повлиять на систему налогообложения нефтяной отрасли в стране. Один из ключевых вопросов для российской нефтяной отрасли, по мнению Григория Выгона, управляющего директора компании Vygon Consulting, это развитие ситуации в перспективе до 2024 г.: сложившийся баланс может быть нарушен, поскольку объемы льготируемых запасов растут, а добыча нефти станет снижаться. Развитие официально представленного Минэком сценария падения мировых цен на нефть при укреплении рубля может привести к кризису. «Раньше мы говорили, что существующая система льгот напоминает лоскутное одеяло, но сегодня к этому хочется добавить, что это «одеяло» находится в палате номер шесть. Показатель выработанности некоторых месторождений, применяемый для налоговых льгот, составляет более 100%, чего на самом деле быть не может. НДПИ для газа в стране может посчитать 1–2 человека. Показатель проницаемости для налоговых целей использовать нельзя. Коэффициент для НДПИ, учитывающий цены на бензин и дизельное топливо, является маразмом. Апогеем развития налоговой системы стал демпфер. Тогда как критериев оценки применения НДД до сих пор не разработано. Для налоговых целей важно понимать экономику бурения и разработки действующего фонда скважин», — отмечает Выгон.

По словам выступившего в ходе Российской энергетической недели главы американской корпорации ExxonMobil Даррена Вудса, многие до сих пор не осознают полностью тот факт, что нефть и газ — это не бесконечные источники, запасы углеводородов истощаются. Несмотря на то, что рост потребления не бесконечен, а потребление тоже рано или поздно начнет падать в какой-то момент, компании должны, по мнению Вудса, продолжать инвестировать и наращивать инвестиции в нефть и газ, потому что будет все сложнее извлекать эти истощающиеся запасы.

Мария Кутузова